Военно-учебное заведение по повышению квалификации командирских кадров



В Офицерской стрелковой школе утверждались и другие новшества: решение тактических задач в поле; учения с участием трёх родов войск; внедрение в управление войсками полевых телефонов; упражнения обучаемых в командовании отрядами из трёх родов войск (новая, общевойсковая направленность в обучении); ориентирование по карте, исправление и пополнение карты (крокировка), пользование дальномерами. Расширился и теоретический курс. Учебные программы были разделены на две части: подвижную и неподвижную с введением так называемых военно-образовательных поездок. Обучаемые знакомились с боевыми свойствами артиллерии, фортификацией, иностранными армиями, географией вероятных театров военных действий, мобилизацией, тактикой морского боя и даже воздухоплаванием.

С началом своего функционирования школа получила и ещё одну задачу  опытно-исследовательскую. На её базе не только совершенствовались, но и были доведены до известного состояния знаменитая винтовка Мосина, пулемёт «Максим», полевой телефон и другие новшества. С целью быстрого распространения в войсках всего нового, испытанного и усовершенствованного в школе начал издаваться ежемесячный журнал «Вестник Офицерской стрелковой школы», на страницах которого кроме всего прочего исследовался неудачный опыт Русско-японской войны 1904—1905 гг.Всё лучшее, прогрессивное, что было в Офицерской стрелковой школе, а также выводы и предложения его «собственного издания» сослужили добрую службу Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА), особенно при подготовке красных командиров. Стрелковая школа командного состава РККА (таким было первоначальное название советского военно-учебного заведения) строилась именно на базе Офицерской стрелковой школы русской армии. Командный и преподавательский состав также «наполнялся» выходцами из царской армии.

Становление школы красных командиров было таким же трудным, как и сама жизнь в эпоху перемен. Нехватка квалифицированных преподавателей, отсутствие необходимого количества учебных аудиторий, низкий уровень грамотности обучаемых из числа рабочих и крестьян  всё это и многое другое было тем препятствием, которое преодолевалось на начальном этапе становления заведения, пока военная школа нового типа (курсы «Выстрел») не приобрела свой уникальный облик. Первым новшеством курсов было внедрение в учебный процесс до этого ещё не опробованной учебной дисциплины под названием «Общая методика». Вскоре образовалась и кафедра с таким же названием. Инициатором и организатором этой дисциплины, а затем и первым начальником кафедры стал бывший царский офицер, герой Русско-японской войны преподаватель «Выстрела» Н.С. Триковский. Поскольку предмета «Методика» не существовало и в старой системе образования, то ему пришлось всё начинать, как говорится, с чистого листа. Тем не менее предмет быстро нашёл своё место в учебно-воспитательном процессе, развивая и рождая новое направление  «частную методику».

Учебный год в заведении разделили на два периода: зимний и летний. В первом преобладала теория, во втором — практика. Общая методика связывалась с разделом педагогики, они объединялись целью поставить правильный взгляд на процесс воспитания и обучения современного бойца в зависимости от его социального происхождения. Причём во главу угла ставилась мысль, что без должного политического воспитания обучение будет малопродуктивным и ненадёжным.

Педагогические новшества, возникавшие и утверждавшиеся на курсах, быстро находили своё применение и в остальных военно-учебных заведениях РККА. С целью обмена опытом стал издаваться общеармейский ежемесячный журнал «Выстрел». Уже в первом его номере помимо методической готовилась и научная страничка. В её публикациях, в частности, тактика (как важный элемент военной науки) объявлялась «цементирующей учебной дисциплиной».Однако курсы, взявшись и за научную деятельность, не увлекались «академичностью» обучения, а давали слушателям необходимые доступные знания, нужные в войсках именно в то время. При этом знания по всем предметам излагались с методическим уклоном, таким образом, командиры в ходе переподготовки сразу учились и преподавать. Словом, внедрялся новый принцип обучения  «учиться учить».

Основой подготовки слушателей на курсах служил метод «обучая  воспитывай, воспитывая  обучай». Была введена также новая форма занятий  «лабораторная», известная теперь как занятия в специализированных классах. Развивались полевые виды занятий, внедрялись «полевые поездки», особенно прогрессировавший впоследствии так называемый подвижный лагерь  многодневные полевые занятия в постоянном движении. В ходе них в обстановке, приближенной к боевой, отрабатывались все виды боевых действий с практической боевой стрельбой на местности или стрельбой холостыми патронами там, где нельзя было стрелять боевыми. Вводилась боевая стрельба в составе отделения, взвода и роты, которая затем прочно вошла в программы обучения подразделений пехоты РККА (затем Советской армии). Для каждой темы полевого или классного занятия специально разрабатывались программы-задания с подробными рекомендациями для преподавателей. Однако каждое занятие проводилось по-особому. Например, классное — в виде ныне известной самостоятельной работы под руководством преподавателя. Тот же лишь начинал занятие, а далее в рамках отведённого времени обучаемые сами «добывали» знания не только с помощью указанной литературы, но и в так называемых лабораториях (специализированных классах), в каждой из которых находился дежурный консультант-преподаватель. В конце занятия слушатели отчитывались по данной теме своему преподавателю. Таким образом, обучавшие не поучали слушателей, а помогали им учиться.

Не понятно с какой целью, но секретным приказом заместителя народного комиссара по военным и морским делам и председателя Реввоенсовета СССР М.Н. Тухачевского (№ 036 от 10 мая 1932 г.) курсы «Выстрел» были расформированы. Понадобилось четыре года, чтобы тройственный союз Германии, Италии и Японии своими агрессивными действиями обратил, можно сказать, внимание военно-политического руководства страны на необходимость восстановления учебного заведения. Однако этого небольшого «безвременья» для «Выстрела» было достаточно, чтобы растерять педагогические и научные кадры, а с ними и темп развития военной науки на курсах. Впрочем, перед возобновлённым «Выстрелом» стояла уже другая задача   ускоренными темпами готовить офицеров к предстоявшей войне, в неизбежности которой уже никто не сомневался. С этой задачей заведение успешно справилось, причём настолько эффективно (как перед войной, так и во время неё), что во всех невоевавших военных округах были учреждены и активно стали функционировать филиалы курсов.

По свидетельству командующего 11 -й гвардейской армией генерала армии К.Н. Галицкого, «выстреловцы» приезжали в армию «с хорошими знаниями общевойскового боя, умением толково организовывать взаимодействие и отлично знали применение в бою оружия пехоты». По его словам, в подавляющем большинстве выпускники школы «отлично справлялись с управлением своими подразделениями в сложнейшей боевой обстановке, всегда своевременно и точно выполняли поставленные боевые задачи».Высоко оценил работу «Выстрела» И.В. Сталин. По его инициативе курсам было присвоено имя Маршала Советского Союза Б.М. Шапошникова, а в 1944 году с связи с 25-летием заведения оно было награждено орденом Ленина.И всё же главным итогом участия офицерской школы в Великой Отечественной войне были результаты учебной работы преподавательского состава: 20 тыс. хорошо подготовленных офицеров, из них 1700 командиров полков, многие из которых стали генералами.

В послевоенные годы «Выстрел» не сократил своей деятельности, а, наоборот, расширился с вводом в штат нового так называемого специального курса. Удавшийся несколько ранее эксперимент с подготовкой личного состава 1-й польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко для участия в завершающем этапе войны послужил примером и для других армий только что образовавшихся социалистических государств Европы. В приобретавшую всё большую известность военную командирскую школу устремились офицеры бывших старых армий этих стран, в том числе и Германии. Один из немецких слушателей оставил в памяти преподавателей шутку, передававшуюся из поколения в поколение: «Я третий раз на “Выстреле”. Первый раз наступал, второй раз отступал и вот на третий раз приехал учиться».Особенно активизировалась подготовка слушателей с назначением начальником курсов генерала Д.А. Драгунского, бывшего до этого первым заместителем командующего войсками Закавказского военного округа. Прошедший войну с первого её дня до последнего, дважды награждённый Золотой Звездой Героя, он как никто другой знал, чему надо учить командиров, посвятив этому делу 15 последующих лет.

Значительный вклад в развитие военной науки на «Выстреле» внёс другой начальник курсов — генерал-полковник И.А. Гашков, тоже прибывший с высокой должности — заместителя начальника Генерального штаба ВС СССР. Он был полон идей развития военной науки. Кроме анкетирования и тестирования, традиционно проводившихся на «Выстреле» среди слушателей как способов косвенного знакомства с положением дел в войсках, генерал Гашков ввёл эффективный метод обратной связи с войсками  наладил переписку с командирами воинских частей, в которых служили выпускники. За два года такой переписки с 16 военными округами накопилось около 1500 отзывов. В результате кропотливого их изучения были высвечены многие недостатки в учебно-воспитательном процессе курсов, связанные прежде всего с промахами бывших слушателей в управлении повседневной деятельностью подчинённых воинских частей и подразделений. Как следствие — появился новый цикл лекций под названием «Управление повседневной деятельностью войск», предусматривавший в числе других вопросов «работу над ошибками». На богатом материале защищались диссертации, выводы и предложения из которых внедрялись в свою очередь в учебно-воспитательный процесс.Очередной этап в развитии военной науки на курсах связан с войной в Персидском заливе 1991 г.). По горячим следам проведённого исследования итогов этой войны немедленно гтали внедряться такие новшества, как должностная направленность обучения, входной «энтроль поступивших на учёбу слушателей,

■ эмплексная должностная задача, выпускной должностной реферат и другие нововведения. В частной методике тактической подготовки стал культивироваться термин «батальонная тактическая группа» как основная тактическая единица в современной войне. Небезосновательно некоторые преподаватели доказывали несостоятельность действий в будущей войне больших масс войск в одном месте (районе) или на одном направлении.Настойчиво высказывалось мнение о том, что в современной войне не будет сплошных линий фронта, что страны НАТО будут постепенно переходить от массовых армий к небольшим, не эффективным вооружённым силам, поделённым скорее на тактические единицы, чем на оперативные. Предлагалось постепенно отказываться от действовавшего порядка снабжения подразделений в бою в связи с громоздкостью тыла и переходить к снабжению с воздуха, а при возможности и по железнодорожным v трубопроводным магистралям. Словом, не перечесть всех движений военной мысли преподавателей курсов «Выстрел».

Вхождение курсов в состав Общевойсковой академии повлекло за собой понижение статуса преподавателей «Выстрела» в воинских званиях по должностям и по должностным окладам. Многие из них, имевшие огромный опыт обучения, приобретшие право на пенсию и на получение квартир, вынужденно уволились «по организационно-штатным мероприятиям». Равнозначных им по уровню образования и преподавательского стажа уже не нашлось. Снова понадобился значительный срок (не менее пяти лет) для того, чтобы учебно-воспитательный процесс на «Выстреле» реанимировался. Преподаватели снова активизировали свою деятельность, в том числе и научную. Им же была поставлена задача на проведение научно-исследовательской работы «Концептуальные основы развития курсов “Выстрел” до 2011 года» по определению будущего облика заведения. И это, можно сказать, служило предпосылкой для очередного «возрождения из пепла» легендарной офицерской школы.

В предлагавшуюся концепцию влили те новшества, которые уже успешно были апробированы циклом «Управление повседневной деятельностью войск». Так, подготовке слушателей придавалась должностная направленность; на учёбу рекомендовались только что назначенные на новые должности офицеры или представленные (планируемые) к такому назначению. Обсуждались своеобразные формы, виды и методы учебных занятий: обмен опытом слушателей; лекции-беседы передовых командиров (начальников); демонстрация силы (показ техники и вооружения в статике и динамике); демонстрация действий личного состава с личным оружием; полевые выходы; уроки ветеранов; ситуационные уроки; ситуационные задачи; «разбор полётов»; анализ примеров; учёба на ошибках; фиксация знаний; пресс-консультации; встречи с руководством курсов и другие.Однако реализовать эти идеи было не суждено: в 2009 году курсы «Выстрел» были упразднены. Тем не менее с уверенностью можно сказать: «Выстрел» не уходит в прошлое, он «растворяется» в будущее. Теперь уже в стенах Военного учебно-научного центра Сухопутных войск «Общевойсковая академия ВС РФ». Хотелось бы только, чтобы и громкое, хлёсткое слово «Выстрел» не умолкло в этих стенах.