Высадка в заливе Сувла

Понимая, что наступление в районе Геллеса застопорилось, британское командование решило создать новый фронт на другом участке побережья. Но и там привели к провалу удачного плана. К концу июля стало ясно, что только крупномасштабное наступление сможет переломить тупиковую ситуацию в Галлиполи. Гамильтон получил пять свежих дивизий, которые были сведены в новое формирование - IX корпус. Командовать IX корпусом был назначен пожилой болезненный генерал-лейтенант Фредерик Стопфорд, который не имел никакого опыта командования крупными соединениями в боевых условиях.

После прибытия подкреплений численность войск Гамильтона достигла примерно 120 ООО человек, однако эти новые войска не имели абсолютно никакого боевого опыта. Гамильтон решил расширить плацдарм в бухте АНЗАК, высадив подкрепления в 13 км северо-восточнее от места дислокации АНЗАКа - в слабозащищенном заливе Сувла.Войска должны были обойти фланг турецких войск и создать условия для прорыва АНЗАКа к высоте. На сей раз у Гамильтона были все необходимые десантные средства, воздушное наблюдение и полевая артиллерия, хотя и ощущался некоторый недостаток в тяжелых орудиях и полевых гаубицах. Высадка в заливе Сувла была назначена на 6 августа с проведением отвлекающих операций в районе Геллеса и бухты АНЗАК На мысе Геллес вспомогательный удар вылился в новое полномасштабное наступление на Критию и Ачи-Баба, которое закончилось неудачно и сопровождалось большими потерями. Тем временем АНЗАК нанес вспомогательный удар на высоту Лоун-Пайн, использовав секретный туннель, чтобы просочиться в тыл к туркам, прежде чем ночью атаковать Сари-Баир.


Днем 6 августа началась атака на высоту Лоун-Пайн на фронте всего в 200 метров против сильных турецких позиций. Бой по большей части перешел в рукопашную и был чрезвычайно беспорядочным. Бои продолжались до 9 августа, но уже в первый день Лоун-Пайн перешел в руки австралийцев. В сражении за высоту Расселя 3-я австралийская легкоконная бригада всего за 15 минут потеряла 75% из своих 600 солдат, когда те предприняли атаку несколькими волнами, -их было слишком мало для достижения поставленной цели. Одновременно с атакой на Лоун-Пайн две колонны генерала Александра Годли начали наступление на хребет Сари-Баир. Войскам приходилось двигаться в основном ночью по сильно изрезанной гористой местности, и обе колонны изо всех сил старались уложиться в график. Утром 7 августа Мустафа Кемаль понял, что противник проводит крупное наступление, и отправил 19-ю дивизию занять хребет Сари-Баир.8 августа колонны получили приказ выдвинуться и взять высоты Q и 971, а также Чунук-Баир. 6-й гуркхский полк предпринял попытку атаковать высоту Q и почти добрался до вершины, когда пришел приказ свернуть атаку, в результате чего гуркхи оказались блокированы. Тем временем роты Новозеландского Веллингтонского батальона захватили вершину Чунук-Баира. Однако высота Q доминировала над Чунук-Баиром, и турецкие пушки обрушили на противника сильный огонь с обеих сторон. Новозеландские роты были практически полностью уничтожены.

9 августа Годли возобновил наступление на высоты Чунук-Баир и Q. После интенсивной бомбардировки, организованной кораблями флота, гуркхи в рукопашном бою взяли высоту Q, но там неожиданно оказались под огнем британских кораблей, стоявших, скорее всего, в Савло. Те, кто остался в живых, были вынуждены отойти. На следующий день Кемаль бросил свои войска в контратаку на Чунук-Баир и вернул утраченные позиции ценой примерно 5000 своих солдат. Попытка прорыва к Сари-Баир провалилась во многом из-за ошибок командования, а также решительного сопротивления турок. Тем не менее, это наступление сковало османские войска, не дав им возможности направить подкрепления в залив Сувла, что, возможно, могло бы способствовать решительной победе высаживающихся там войск Антанты, если бы не катастрофические просчеты командования. Высадка должна была начаться вечером 6 августа. Место, выбранное для десантирования, выглядело многообещающе: хотя оно и контролировалось с ряда горных хребтов и высот, участки высадки были легкодоступны и не имели каких-либо полевых укреплений или сильных позиций, занимаемых обороняющимися войсками. В общей сложности здесь находилось всего 1500 турецких солдат, которым предстояло противостоять 25-тысячному корпусу Стопфорда.

32-я и 33-я бригады 11-й дивизии высадились по графику и в намеченном месте, однако вскоре операция превратилась в фарс. Командиры 32-й и 33-й бригад провели ночь, сидя на берегу, поскольку в темноте не смогли определить намеченные им в качестве целей высоты. На следующее утро 34-я бригада высадилась на берегу примерно в километре от намеченной точки с другой стороны соленого озера. Тем временем 10-я дивизия (которая также была неверно сориентирована) высадилась прямо на позиции 11-й дивизии, что вызвало большой беспорядок. Однако обо всем этом Лиман фон Сандерс не знал и считал, что его положение совершенно отчаянное. Подкрепления не могли быть подтянуты к этому району по крайней мере в течение 36 часов. Создавалось впечатление, что, несмотря на весь беспорядок, наступление все же еще может достичь поставленных целей. Когда на следующий день вечером Гамильтон посетил Стопфорда, чтобы узнать, как развивается операция, тот все еще не высадился на берег, поэтому он принял командование на себя и реорганизовал войска, начав выдвижение к близлежащим высотам. Однако к этому времени начали прибывать первые турецкие подкрепления.

Общее наступление было назначено на 9 августа. Однако британцы столкнулись с сильным огнем засевших на
высотах турецких войск и отступили, так и не узнав, что противник добрался до высот всего за полчаса до этого, и у него не было времени, чтобы вырыть хоть какие-то окопы и оборудовать пулеметные позиции. Теперь стало очевидно, что операция потерпела неудачу. Береговой плацдарм в Сувле был в безопасности, но теперь британские войска оказались прикованы к нему. Причем эти крайне незначительные достижения обошлись наступающим очень дорого -потери достигли 18 ООО человек. Тем не менее британское командование не отказалось от продолжения операции в заливе Сувла и отдало приказ о новом наступлении на высоты. Были проведены две атаки - 12 и 15 августа, - но турки уже подготовились и отбили их. Гамильтон заменил Стопфорда генерал-майором де Лислем - более молодым и более энергичным офицером. Однако назначение де Лисля означало, что оказались обойдены два имевших большую выслугу командира IX корпуса - генерал-лейтенант Брайан Мэхон из 10-й дивизии и генерал-майор Фредерик Хеммерсли из 11-й дивизии. Оба возмущенных генерала немедленно подали в отставку, отказавшись служить под начальством де Лисля и фактически бросив своих солдат на позициях.

Возникшая ситуация явно не имела шансов на улучшение, но Гамильтон решил провести еще одно наступление в Сувле и использовать для этого старую 29-ю дивизию. Атака, которую предстояло возглавить де Лислю, была намечена на 21 августа. В качестве направления главного удара был выбран хребет Анафарта. Учитывая, что здесь располагались сильные турецкие позиции, требовалась поддержка артиллерии, однако собранных орудий оказалось недостаточно.Гамильтон обсудил возможность отсрочки наступления, но в конечном счете оставил в силе прежний план. Как и предполагалось, операция закончилось неудачей. 11-я дивизия оказалась не в состоянии достичь поставленных целей. Подразделениям 29-й дивизии удалось добраться до высоты Скимитар, но они вновь были отброшены сильным огнем. Тем временем 2-я конная дивизия двинулась ей на помощь по открытой равнине, сильно пострадав от огня артиллерии противника. В конце концов войска отступили с большими потерями (5300 человек убитыми при общей численности участников наступления в 14 300 человек), не добившись никакого результата.

Последняя серьезная операция кампании была проведена 29 августа. Теперь боевые действия вылились лишь в пере-
стрелки из укрытия и незначительные вылазки к окопам противника. Турки, потери которых были очень велики, перебросили на полуостров почти половину всей своей армии. Гамильтон известил Лондон, что для продолжения операции ему необходимы крупные подкрепления, но когда 15 октября 1915 года Болгария вступила в войну на стороне Германии, у самого Гамильтона забрали две дивизии, которые отправили поддержать Сербию. Китченер попросил Гамильтона оценить убытки, которые армия могла понести в случае эвакуации. Прогнозы Гамильтона были настолько мрачными, что его заменили генералом Чарлзом Монро, который до этого командовал 3-й армией на Западном фронте. Монро высказался за эвакуацию, оценив потери, возможные при ее проведении, в 40 000 человек. Это вызвало шок. В Дарданеллы бьи направлен сам Китченер, чтобы на месте разобраться в ситуации. Он был вынужден признать, что дальнейшие усилия бесполезны, и предложил немедленно эвакуировать АНЗАК и войска, находившиеся в заливе Сувла, но контингенты на мысе Геллес оставить еще на какое-то время.