Высадка десанта в Галлиполи

25 апреля в Галлиполи высадились первые солдаты. Им понадобились три месяца боев, чтобы достичь целей, намеченных на первый день высадки.После того, как было принято решение о высадке войск в Галлиполи, ответственность за проведение Дарданелльской операции перешла от британского Королевского флота к сухопутным войскам. Однако это изменение не привело к улучшению руководства операцией - можно даже сказать, что дело пошло еще хуже.

Порядка не было с самого начала. Высший командующий отсутствовал, разведка была поставлена из рук вон плохо, а планирование самой операции проводилось неорганизованно. Погрузка вооружения и поставки шли как попало, а то обстоятельство, что многочисленные части была разбросаны по всему Эгейскому морю, делало совместное участие в операции практически невозможным. Положение усугубилось тем, что даже не была предпринята попытка обеспечить секретность подготовки операции: в международной прессе содержались открытые упоминания некоторых офицеров о запланированной высадке. Гамильтон отбыл в Египет, чтобы реорганизовать свои войска, дав противнику почти месяц, чтобы подготовиться к отражению нападения.

Турецкими войсками в районе проливов теперь командовал генерал Лиман фон Сандерс, который провел реорганизацию насчитывавшей около 80 ООО человек в шести дивизиях 5-й турецкой армии, подготовив ее к предстоящему вторжению. Он разместил две дивизии на азиатском побережье в Кум-Кале, а другим частям поручил контролировать четыре
наиболее вероятных района высадки на Галлиполийском полуострове - у кадцого из них турки занимали господствующие высоты. 19-я дивизия Мустафы Кемаля являлась мобильным резервом, готовым усилить обороняющиеся войска на том участке, где будет произведена высадка. Десантирование производилось в двух районах: солдаты АНЗАКа должны были высадиться в пункте Z - к югу от Ари-Бурну, в то время как 29-я дивизия, которой командовал генерал Эйлмер Хантер-Уэстон, высаживалась в районе мыса Геллес на пяти участках (S, V, W, X и Y). Французы должны были совершить отвлекающий десант в районе Кум-Кале.Высадку планировалось осуществить на рассвете в воскресенье 25 апреля. Первоначальные цели десанта состояли в том, чтобы создать большой плацдарм в районе Ари-Бурну и занять всю оконечность полуострова Геллес, простирающуюся на северо-восток до Критии. АНЗАК

Первыми высаживались солдаты АНЗАКа, которые из-за сильного течения добрались до берега в месте, находившемся примерно в двух километрах от намеченной зоны десантирования. АНЗАК высадился в 04:30, незадолго до рассвета. Когда же рассвело, и первые лучи солнца осветили занятый ими плацдарм, солдаты впервые увидели местность, на которой им предстояло сражаться: она резко повышалась от береговой полосы и представляла собой череду бесплодных, скалистых холмов, с которых турецкие солдаты могли видеть абсолютно все, что происходило у берега. Солдаты АНЗАКа столкнулись со 2-м батальоном 25-го турецкого полка. Турки сильно уступали в численности высаживающимся войскам, но они стойко сражались за высоту, и их поддерживали горная батарея, а также четыре 150-мм орудия. Солдаты АНЗАКа начали быстро продвигаться вперед, однако после того, как они прошли примерно километр вглубь полуострова и оказались на пересеченной местности, их линия фронта распалась. Хотя небольшие группы еще могли продвигаться дальше, утесы и поросшие кустарником овраги  делали скоординированное наступление невозможным.Когда следующая дивизия АНЗАКа высадилась на берег, появилась 19-я турецкая дивизия во главе с Мустафой Кемалем. Придя к выводу, что высота является ключевой позицией для всей операции, Кемаль приказал сосредоточить там все войска, какие только можно было собрать. Турецкая контратака, продолжавшаяся целый день, предотвратила захват хребта Сари-Баир и, таким образом, вполне возможно, решила исход всей кампании.


Около 05:00 - в то время как солдаты АНЗАКа высаживались на севере - корабли Королевского флота начали обстрел мыса Геллес. Главной целью был форт Седц-эль-Бар, находившийся на господствующей над участком высадки высоте. В 06:00 огонь спал, и десантные судна двинулись к берегу. Первой высаживалась 8б-я бригада 29-й дивизии. Солдаты, первыми оказавшиеся на берегу на участке X практически не встретили сопротивления и быстро сформировали на берегу плацдарм. Подобная ситуация имела место и на участке S, где небольшой отряд, высадившийся на берег в 07:30, быстро выбил оттуда турок.

Однако эти успехи омрачились кошмарными потерями, понесенными на участках W и V. На них выходили и высота на мысе Геллес, и крепость Седц-эль-Бар, защитникам которых удалось пересидеть бомбардировку флота в глубоких бомбоубежищах и затем вновь занять свои пулеметные позиции. На участке W под огонь попали ланкаширские фузилеры, пытавшиеся выгрузиться со своих десантных лодок: их потери превысили 50%. Однако несмотря на эти высокие потери, англичанам все же удалось прорваться через проволочные заграждения и подавить оборону турок.На участке V положение английских войск было еще хуже. Первая волна - как и на других участках высадки - двинулась к берегу на десантных лодках. Когда они находились примерно в 25 метрах от берега, турецкие пушки открыли огонь. Из 700 солдат первого эшелона 400 погибли, и практически все получили ранения. Второй эшелон прибыл на переоборудованном углевозе «Ривер Клайд», который сел на мель примерно в 50 метрах от берега. Под сильным огнем было невозможно переправить на лодках солдат с углевоза на берег.

Когда же в конце концов был наведен временный мост, турецкие артиллеристы открыли огонь непосредственно по судну, уничтожая британских солдат еще до того, как они могли просто покинуть его. К середине утра море почти на 100 метров от берега было красным от крови, а до места высадки удалось добраться лишь горстке раненых и чудом оставшихся в живых солдат, укрывшихся в воронках от снарядов на берегу.  Солдаты, высадившиеся всего в 6 км выше по побережью от мыса Геллес на участке Y, практически не встретили сопротивления. Англичане легко взобрались на незащищенный 8-метровый утес, но не получив соответствующих приказов и не зная точно, где находится противник, они просидели там весь день. Командиры десанта умоляли генерала Хантер-Уэстона прислать им подкрепления, но напрасно. Так и не дождавшись приказа, один британский офицер добрался до Критии и высоты Ачи-Баба и обнаружил, что они оставлены турками. Однако без официального приказа предпринять попытку занять эти жизненно важные позиции было невозможно. Вечером турецкие войска контратаковали, заставив противника эвакуировать участок Y.

Несмотря на нехватку десантных средств, плохую связь, явные промахи командования и высокие потери на берег высадились 30 000 солдат. У Геллеса турки потеряли половину из 2000 человек, которые вступили в бой с противником. Решительный бросок, предпринятый ночью с участков высадки, возможно, и позволил бы достичь поставленных целей, однако командованию так и не удалось выйти из ступора. Ситуация в бухте АНЗАК была критической. Контратаки Кемаля загнали солдат АНЗАКа на плацдарм размером менее 3 км длиной и 1 км глубиной. Командиры австралийцев настаивали на эвакуации, но Гамильтон им отказал. Он заявил, что действия Хантер-Уэстона уменьшили давление на них, и призвал солдат АНЗАКа «выстоять».Приказ Гамильтона задал тон всей дальнейшей кампании. Войска на обоих плацдармах могли находиться, лишь укрываясь в блиндажах, вырытых в земле. Действия, последовавшие за высадкой, мало чем отличались от стандартной позиционной траншейной войны на Западном фронте. Гамильтон хотел занять высоту Ачи-Баба и приказал Хантеру-Уэстону 28 апреля предпринять атаку.

В 1-м сражении при Критии британские войска добрались до склонов Ачи-Баба, но затем были отброшены контратакой турок. Войска Антанты оказались слишком занятыми - они либо рыли окопы, либо занимались перетаскиванием снаряжения, боеприпасов, продовольствия или воды, -чтобы быть в состоянии предпринять совместную атаку.Подтянув подкрепления, 6 мая Гамильтон начал 2-е сражение при Критии. В течение двух дней Хантер-Уэстон упорно атаковал при свете дня противника, и прежде чем операция была свернута, британские войска потеряли 6500 человек. В то время как командование вновь начало обсуждать захват Дарданелл с моря, Гамильтон решил перенести центр тяжести своего наступления с Геллеса на бухту АНЗАК

Прежде чем Гамильтон смог начать 3-е сражение за Критию, турки провели массированную атаку в бухте АНЗАК. Противники встретились на позициях, которые иногда были отделены друг от друга всего несколькими метрами. Несмотря на ужасные условия, солдаты АНЗАКа упорно отбивали яростные атаки турок. 19 мая в ходе одного из таких наступлений до 30 ООО солдат шли волнами на центральные позиции АНЗАКа. Турки остановили атаки после того, как потеряли 10 ООО человек против 1500 солдат АНЗАКа. 24 мая противники заключили перемирие - необходимо было убрать с поля боя разлагающиеся тела погибших, поскольку возникла реальная угроза для здоровья солдат обеих сторон. На плацдарме в районе Геллеса Хантер-Уэстон настаивал на проведении операций для укрепления боевого духа войск Он принял командование незадолго до этого сформированным VIII корпусом, включавшим в себя все британские войска на мысе Геллес. Следующая серьезная попытка взять Ачи-Баба получила название 3-го сражения за Критию, которое началось 4 июня. 30 ООО британских и французских солдат противостояли 28 ООО турок, занимавших хорошо подготовленные позиции и имевшие подцержку 86 артиллерийских орудий. Атакующим удалось захватить небольшую территорию, но, когда французы отступили, фланг британских войск оказался под угрозой, и они ушли, потеряв около 4000 человек

После того как крупное наступление в районе бухты АНЗАК потерпело неудачу, на данном участке фронта активные действия прекратились, хотя у ключевых опорных пунктов продолжались перестрелки. Турки воспользовались затишьем, чтобы еще больше укрепить свои окопы. Новая атака была предпринята в период с 21 по 28 июня, но в ходе нее удалось выдвинуть позиции войск Антанты всего на несколько сотен метров (на этой стадии кампании подобные достижения немедленно объявлялись победой). Однако это наступление не оказало особого влияния на состояние турецкой обороны, поскольку к турецким войскам теперь постоянно подходили подкрепления, которые могли компенсировать любые потери.