Вена в осаде



После неудачной попытки перехватить инициативу при Нойхойзеле габсбургской армии пришлось отступить, потому что турки окружили Вену. Когда османская армия двигалась на север через земли, которые в настоящее время входят в состав Сербии и Венгрии, к ней присоединились антигабсбургски настроенные венгерские войска во главе с графом Имре Тёкёли. В начале июня турецкая армия достигла Осиека (на территории современной Хорватии, недалеко от венгерской границы), после чего последовал стремительный и беспрецедентный марш-бросок через Венгерскую равнину.

Осада Нойхойзеля

Высокий темп османского наступления заставил Карла Лотарингского пересмотреть свои планы. Он решил не атаковать город Эстергом, а сначала занять находившуюся ближе, хотя и менее важную крепость Нойхойзель. Австрийцы двинулись на штурм внешней линии ее обороны, и после дня боев она перешла в их руки. Однако 8 июня Карл Лотарингский, готовившийся начать заключительный штурм, получил известия, что император передумал и приказал штурм отменить. 9 июня герцог Лотарингский ушел к Комарому, в отчаянии от того, что не имеет возможности взять османскую крепость, защища емую лишь слабым гарнизоном.

Оборона Дьёра

Узнав 20 июня, что Кара Мустафа направляется к Дьёру, герцог Лотарингский 22 июня двинулся туда же со своим войском, насчитывавшим 12 500 пеших: и 9500 конных солдат. Он считал, что его главной задачей является срочное завершение восстановления линии обороны. Герцог собирался удержать город, развернув перед ним свое левое крыло, а правый фланг разместить перед болотистой местностью позади реки Рабы. Были возведены редуты для защиты бродов перед фронтом армии, а драгун отправили блокировать любые возможные действия противника на флангах. 28 июня столбы дыма над горизонтом обозначили прибытие турок, которые подошли к Дьёру утром 1 июля. Той же ночью герцог Карл отдал своей армии приказ закрепиться на оборонительных рубежах, и пушки открыли огонь, стараясь удержать турок на расстоянии от реки. Карл, однако, имел от Леопольда инструкции не допустить возможный прорыв турок в центр империи. Он решил занять позиции, где смог бы либо прикрывать Дьёр (в случае если бы тот стал главной целью османского наступления), либо, в случае необходимости, продолжить отвод войск, чтобы защитить Вену. Вскоре после того, как войска Карла достигли австрийской границы, герцог получил сообщение, что турки действительно атаковали Дьёр. Однако прежде, чем он успел что-либо предпринять, гарнизон оставил город и бежал, оголив фланг его армии.

Вскоре появился османский авангард, и Карлу пришлось поспешно отступить, чтобы не оказаться в окружении. У Петронеля, близ Дуная, отряд татар напал на обоз Карла, но подоспевшие части основной армии смогли отбросить противника. Одновременно другой отряд татар атаковал арьергард армии герцога, опрокинув два его полка, и даже личное вмешательство Карла Лотарингского не смогло заставить их остановиться и продолжить борьбу. Тем не менее удача была на стороне австрийцев: их левое крыло остановило противника, а затем и перешло в контратаку, заставив османские войска уступить ему поле боя.

Реакция Вены

Хотя в столице было известно о вторжении крупной османской армии, обстановка в Вене в первой половине 1683 года оставалась на удивление спокойной. Даже когда османская армия уже проходила через Венгерскую равнину, население города пребывало в полной уверенности, что войска Габсбургов смогут отбросить противника. Однако известия об уходе войск от Дьёра взволновали даже самых флегматичных венцев. В этот момент оборонительные работы в городе были далеки от завершения, а гарнизон насчитывал всего 2000 человек .К концу июня город заполнился беженцами из восточных земель. Ходили слухи, что Карл Лотарингский разбит, и ни на какиеподкрепления больше рассчитывать не приходится. 5 июля напряжение достигло предела, и жители Вены взбунтовались. Во время этих беспорядков около 60 ООО человек, включая императора и большую часть его двора, бежали из города. Прежде чем оставить свою столицу, Леопольд приказал поднять все полки, какие можно было найти в имперских землях. Он также разослал депеши имперским князьям, в которых просил их о помощи. В течение следующих трех месяцев император отсутствовал в Вене.

Вена готовится к бою

После этого массового исхода в городе все же осталось несколько тысяч решительных венцев и беженцев с востока, которые сплотились вокруг всеми уважаемого бургомистра города Иоганна фон Либенберга. Он мобилизовал добровольцев и развернул работы по укреплению защиты города, а также приказал снести все лесоматериалы из округи за городские стены.
8 июля оставшиеся в городе венцы приветствовали прибытие опытного военачальника графа Эрнста фон
Штаремберга и армию Карла Лотарингского. Штаремберг срочно направил своих людей укреплять стены города и призвал всех работоспособных жителей помочь им. Его обращение было услышано практически всеми, и в течение следующих нескольких дней в городе происходили совершеннобеспрецедентные события: например, богатые купцы помогали бургомистру рыть ров, а местные священники и монахи упражнялись в бою на мечах и занимались стрелковой подготовкой.

10 июля пришло подтверждение, что османская армия направляется к Вене, что еще больше укрепило жителей в стремлении защитить свой город. В течение нескольких дней было завершено оборудование огневых позиций, а пушки установлены на многочисленных бастионах. Тем же вечером пришли и радостные известия: на подходе находились 1000 солдат из пехотного полка Штаремберга, а вслед за ними двигалась еще почти половина собственного полка графа.
Утром 12 июля герцог Карл Лотарингский покинул город, оставив в нем гарнизон численностью около 12 ООО человек, и увел свою армию на север через Дунай. Бьио решено, что он соединится с направленными к Вене войсками и вернется в город как можно скорее. Позднее в тот же день фон Штаремберг приказал разрушить часть пригородов Вены, чтобы лишить турок укрытий и мест расположений. Той ночью Вена была освещена заревом горящих домов.

Кара Мустафа выходит к Вене

13 июля Кара Мустафа и передовые части османской армии находились в деревне Швехат всего в 115 километрах от Вены. В этом месте он расположился на некоторое время для отдыха, а затем в сопровождении 10 ООО всадников решил осмотреть позиции вокруг Вены, чтобы решить, где необходимо отрыть ведущие к стенам траншеи. Небольшой отряд имперских драгун атаковал турок, и произошла короткая перестрелка. Обе стороны объявили о своей победе, но в действительности никто определенного результата в этом бою достичь не смог.

Кара Мустафа разместился в любимой загородной резиденции Леопольда - Нойгебойде. Считалось, что именно в этом месте в нескольких километрах к востоку от города во время первой осады Вены в 1529 году поставил свой шатер сам Сулейман Великолепный. На турок произвели впечатление причудливая архитектура, позолоченные крыши, мраморные стены и красиво разбитые сады, поэтому они не стали предавать замок огню. В отношении Вены их планы были, однако, совсем другими.Мустафа отдал приказ своему штабу разместиться в соседней деревне Отта-кринг, а основной военный лагерь разбить в районе деревень Хернальс и 1ум-пендорф. Однако численность османской армии была такой, что лагерь охватил город огромным полумесяцем, простиравшимся от Дёблина до Сент-Марии.Инженеры Мустафы тем временем завершали осмотр местности и разработку плана осадных мероприятий. Они пришли к выводу, что лучшее место для штурма укреплений находится к юго-западу от города рядом с дворцом императора Хофбургом. Здесь подход не затрудняли водные преграды, и он, казалось, бьи достаточно сухим. Также в этом месте имелся небольшой уклон, ведущий к гласису и контрэскарпу. Эта позиция позволяла расположить пушки на некоторой высоте и добиться на одном участке концентрации артиллерийского огня и усилий инженеров.

Иррегулярные войска

В то время как Кара Мустафа и его главная армия развертывались под Веной, османские иррегулярные войска, включавшие татар, венгров и представителей других племен, рыскали по окрестностям, разоряя все, что им попадалось на пути и терроризируя местное население. В первые дни июля иррегулярные отряды начали движение через Венский лес, и к тому времени, когда османская армия прибыла к Вене, они находились уже примерно в 80 километрах впереди основных сил в районе Мелки и на подходе к реке Ибс. К этому времени крестьяне собрали ополчение, и передовой отряд налетчиков, переправившийся через реку, встретил ожесточенное сопротивление и бежал. Другие иррегулярные части повернули из долины Лейты на юг и подожгли Брейтенбрунн. Атакам также подверглись Эйзенштадт, Руст и Шопрон.

Южнее Вены и в Венском лесу османские иррегулярные войска совершили множество злодеяний: города Мёд-линг, Баден и Перхтольдсдорф были разграблены. Многим жителям удалось бежать, но те, кто оставались, были поголовно перебиты. Однако захватчики встречали отдельные очаги сопротивления. Так, монахи из Лиллинфельда отбили нападение на свой монастырь, а севернее - в Нойленгбахе - население укрылось за стенами возвышавшегося над городом средневекового замка. Его хозяйка, графиня Пальффи, возглавила оборону против отряда татар. Сельская местность оказалась наводнена этими неорганизованными отрядами, и войскам, идущим на помощь Вене, пришлось бы столкнуться с большими трудностями, преодолевая эту область.

После нескольких конных столкновений с турками под Веной 16 июля габсбургская полевая армия отошла на некоторое расстояние от города. Карл Лотарингский потерпел поражение и оставил позиции. На третьей неделе июля около 10 ООО человек герцога Карла (главным образом конница) расположились лагерем в Йедлезее.В армии герцога не хватало пехоты, без которой не удалось бы организовать засады, и поэтому возможности австрийцев оказались сильно ограничены. Тем не менее, Карл все же смог провести ряд полезных операций. В Клостернойбурге, находящемся примерно в 10 километрах от Вены выше по течению на краю Венского леса, монахи и жители города успешно отражали нападения отрядов татар. Чтобы помочь им, Карл направил через реку отряд. Драгуны полковника Иоганна Генриха фон Дюневальда совершили рейд выше по течению к Кремсу и вскоре доложили о своем успехе в противодействии налетам татар.

Июль уже подходил к концу, и Карл отправил гонцов к королю Польши Яну III Собескому, Иоганну Георгу III Саксонскому в Дрезден и к императору Леопольду Габсбургу в Пассау (Бавария), умоляя их поторопиться и выслать помощь, чтобы освободить Вену от османской осады. В течение почти двух месяцев гарнизон Вены успешно противостоял непрекращающимся артиллерийским бомбардировкам, штурмам и подрывам зарядов. SHCM 14 июля Кара Мустафа покинул свои роскошные покои и отправился в пригород Св. Уль-Со штабом, обосновавшимся в одном из уцелевших зданий, он уточнил задачи, стоящие перед османской армией. Большая ее часть была задействована на строительстве осадных укреплений. Около 70 ООО человек развернулись непосредственно в осадных линиях или же использовались в качестве резерва. Около 20 ООО воинов должны были осуществить непосредственно штурм города, и поэтому их сконцентрировали в районе, выбранном инженерами. Мустафа разделил эти войска на три части: самая крупная, находившаяся под его личным командованием, развернулась напротив Дворцового равелина; отряды поменьше располагались справа и слева, напротив Дворцового бастиона и бастиона Лёбель, соответственно.После традиционного, хотя и явно бессмысленного предложения сдать город (на которое защитники, естественно, ответили отказом) Кара Мустафа приказал начать бомбардировку.

Оборона Вены

Задача, которую предстояло решить осадной османской армии, была не из легких. Вена была неплохо укреплена, и ее защищал решительно настроенный и хорошо организованный гарнизон. Оборонительные сооружения занимали территорию, отходящую примерно на 100 метров от стен города, и включали в себя орудийные бастионы, глубокий ров и некоторое количество менее значительных фортификационных сооружений.Самая удаленная полоса обороны проходила по гласису и представляла собой широкую полосу расчищенной земли, на которой нападавшие оказывались без защиты под огнем пушек, разместившихся на стенах и бастионах. Здесь имелось несколько импровизированных выступов, занятых небольшими отрядами пехоты с полевыми орудиями. Следующая линия обороны представляла собой невысокий бруствер, защищенный земляным валом, который шел поверх контрэскарпа, то есть, по сути, являлся оборонительным рубежом с внешней стороны рва. Отсюда пехота могла вести огонь по наступающим османским войскам. Позади этого рубежа шел пятиметровый ров с почти вертикальными откосами. Те, кто попытался бы его преодолеть, попадали под град мушкетных пуль и картечи. Подходы к городу прикрывались огнем с вынесенных вперед фортификационных сооружений, известных как равелины - треугольные орудийные бастионы, выступавшие за крепостные стены. Даже если бы нападавшим удалось захватить равелины, они все равно оказывались без прикрытия под огнем защитников, размещавшихся непосредственно на стенах, а также под обстрелом с флангов из пушек, стоявших на бастионах.

Наступление турок

Чтобы обеспечить войскам условия для пересечения гласиса, османские инженеры немедленно принялись за работу, обустраивая систему подводных траншей. На каждом участке были отрыты, по меньшей мере, две такие траншеи, которые связывались между собой окопом, шедшим параллельно линии обороны. Траншеи были минимум по 1,8 метра шириной и достаточно глубокими, чтобы человек мог передвигаться по ним, не опасаясь мушкетного огня.По мере того, как траншеи приближались к линии обороны, их укрепляли досками, мешками с песком и насыпями, чтобы обеспечить осаждающим защиту от ручных гранат и ядер. Такая система траншей позволяла нападающим быстро и безопасно добраться до линии обороны и пойти на штурм. Однако обойтись без потерь было все же невозможно. Чем ближе к крепостным стенам подбирались турки, тем больше людей они теряли от навесного огня и гранат. Беспокоящий огонь обеспечил австрийский граф Киль-мансегг и егеря из его поместья. Этот отряд опытных снайперов использовал ранние образцы только что появившегося нарезного оружия, из которого они могли выбивать османских офицеров с расстояния нескольких сотен метров.

По мере того, как османские траншеи все ближе и ближе подходили к контрэскарпу, насыпи становились выше, и осаждающие получили возможность обстреливать австрийские позиции. В результате использования этой тактики защитники бьии постепенно вытеснены с выступов гласиса. Сбор подкрепленийПока венцы держали оборону, деблокирующая армия, на которую так надеялись защитники города, начинала собираться. 18 июля ее наиболее важная часть - войска польского короля Яна III Собеского - выступила из Варшавы в дальний поход на юг. Давление турок только усиливалось, поэтому на следующий месяц к этим войскам присоединились контингенты из Саксонии, Баварии и Южной Польши.

Первые подрывы

22 июля артобстрел города значительно усилился, хотя защитники со стен не наблюдали никаких признаков активности в османском лагере. Подозревая, что турки готовят серьезную операцию, фон Штаремберг приказал тем горожанам, чьи дома находилисьблиз крепостных стен, осмотреть свои подвалы и сообщить о любых подозрительных звуках, доносящихся из-под земли. На следующий день около 19:00 подозрения фон Штаремберга подтвердились - были взорваны два мощных пороховых заряда, заложенные в горизонтальные шахты, вырытые турками под контрэскарпом. К счастью для защитников города, шахты оказались плохо подготовлены, и повреждения были незначительными. Однако в результате взрывов у контрэскарпа образовались небольшие воронки, которые использовались турками в качестве укрытий.В воскресенье 25 июля другой, более сильный, заряд был взорван в районе бастиона Лёбель, но и на этот раз эффект оказался меньше ожидаемого. Удалось разрушить лишь небольшой участок бруствера, при этом также погибло несколько защитников. Османские «добровольцы», которые пошли на приступ из своих траншей сразу после взрыва, были встречены
перекрестным огнем австрийцев и вскоре повернули назад.

Успех турок

В четверг 29 июля турки взорвали одновременно два заряда. Часть бруствера рухнула, образовалась огромная, простирающаяся до самого рва, воронка. При взрыве погибло много защитников. Пехотинцы и старшие офицеры бросились к пролому и стали укреплять образовавшуюся брешь связками жердей и мешками с шерстью, чтобы не дать туркам возможности прорваться ко рву. 200 защитников спрыгнули воронку и мушкетным огнем и ручными гранатами вынудили противника отступить.

В течение следующей недели, несмотря на значительныеусилия, предпринятые венцами при строительстве контрподкопов, под контрэскарпом турки взорвали еще несколько зарядов, в результате чего образовалось несколько больших проломов, сделавших положение осажденных крайне опасным. Хотя гарнизону удалось построить временные баррикады и удержать позиции в течение нескольких дней, 10 августа защитникам все же пришлось оставить контрэскарп.12 августа одновременно раздались два взрыва, которые буквально сотрясли город. Когда расселся дым, и улеглась пыль, потрясенные венцы увидели, что в результате произведенных взрывами разрушений туркам открылся прямой проход к зубчатым стенам Дворцового равелина, причем настолько широкий, что по нему могли пройти 50 человек в шеренгу. Защитники пытались восстановить оборону с помощью кольев, мешков с песком и шерстью, но теперь отбить османскую атаку было намного сложнее. Рукопашная схватка, во время которой сражающиеся использовали все, что оказывалось под рукой, продолжалась около двух часов. Вначале защитникам даже удалось выбить турок с части занятых ими позиций, но вскоре стало ясно, что полностью отразить атаку австрийцам не удастся. Хотя защитники не оставляли Дворцовый равелин еще в течение месяца, теперь они уже не могли использовать его в качестве огневой позиции. Контратаки

После того как турки прорвались к стенам, защитники предприняли несколько вылазок. В ходе наиболее успешной из них им удалось разрушить османские укрепления напротив бастиона Лёбель. Однако радость обороняющихся оказалась преждевременной - ветер раздул огонь, который перекинулся на контрэскарп и уничтожил склад с материалами. Янычары, занимавшие этот участок фронта, не могли вернуть свои позиции в течение 12 дней, что, возможно, стало решающим фактором, обеспечившим спасение города.19 августа через Каринтийские ворота был отправлен отряд, который провел успешную операцию и вернулся с отбитым у турок обозом из 32 запряженных волами телег. Однако на следующий день другая вылазка закончилась катастрофой: австрийцы попали в организованную турками засаду. После этого Штаремберг решил прекратить контратаки.В течение нескольких следующих дней серия сильных взрывов серьезно повредила ров в районе Дворцовых бастиона и равелина. Бой произошел и под землей, когда под Дворцовым равелином столкнулись две группы, рывшие встречные подкопы. На поверхности защитники использовали любые средства, чтобы отбивать атаки турок, в том числе кипяток и горячую смолу, которые грели в котлах на стенах. К концу августа силы защитников и осаждающих оказались уже на пределе.

Последние атаки

4 сентября в 15:00 турки взорвали еще один заряд, застав защитников города врасплох. Когда отряд гарнизона прибыл к Дворцовому бастиону, он обнаружил там огромный пролом, проходивший слева от его вершины. Через 9-метровую брешь османские войска хлынули в бастион и с развевающимися знаменами обрушились на защитников. Наступил критический момент. Обороняющиеся дали залп из мушкетов, после чего часть из них перешла на одиночный огонь, а другие в это время попытались заделать брешь досками, мешками и заостренными бревнами, скрепленными между собой. Вскоре прибыло подкрепление, но и оно попало под град турецких гранат и стрел, поскольку нападавшие активно использовали множество туннелей и траншей, чтобы как можно быстрее идти на штурм. Бой продолжался два часа. Защитники потеряли более 150 человек, турки, судя по всему, значительно больше.Следующей целью турецких атак должен был стать бастион Лёбель. Они знали, что он является наиболее слабым местом этого участка обороны, хотя гарнизон и сделал все, что было в его силах для укрепления этого сектора: строились дополнительные баррикады.защитники тщательно готовились к атакам противника, четко распределяя обязанности и учитывая все детали.

8 сентября бьии взорваны два заряда. Вершина бастиона и часть левой стены рухнули. Турки немедленно ринулись в брешь, где их встретил шквальный огонь засевших на баррикадах защитников. Венцы оказали отчаянное сопротивление и после часового боя оттеснили атакующих. Брешь была на скорую руку заделана, причем теперь стала окончательно ясна тактика турок. Они атаковали и сильно повредили бастионы Дворцовый и Лёбель и теперь готовились преодолеть ров у Дворцового равелина. Их главной целью являлась стена на другой его стороне. Одновременно прилагались усилия, чтобы нанести этим бастионам еще больший ущерб.Измотанный гарнизон фон Штаремберга, насчитывавший теперь в своих рядах всего лишь около 4000 боеспособных солдат, тем не менее продолжал укреплять оборону. Несколько зданий позади бастионов Дворцового и Лёбеля бьии превращены в крепости, и в них разместили гарнизоны, готовые в любой момент принять на себя удар противника. Измотанные защитники понимали, что, хотя Кара Мустафа пока и не достиг существенных успехов, собственными силами им долго продержаться не удастся. Обе стороны понимали, что приближается финал сражения.

Переход через Венский лес

Осада Вены вступала в свою заключительную стадию, но и помощь осажденным была близка. Встреча частей
христианских войск была назначена в долине Вахау, в нескольких километрах от Вены вверх по реке, где они должны были подготовиться к сражению.10 сентября, воспользовавшись помощью местных охотников в качестве проводников, армия начала переход через лес. Наступление осуществлялось быстро, и уже перед рассветом 11 сентября небольшой отряд из 60 мушкетеров поднялся на горный хребет, отделявший армию от Вены. Они выбили османский пикет с самого высокого пика хребта - Каленбер-га - и запустили сигнальные ракеты, чтобы известить защитников Вены о своем прибытии. Теперь войска Кара Мустафы оказались между венским гарнизоном и сильной деблокирующей армией.