В начале Первой мировой войны Османская империя утратила позиции

Когда на Западном фронте возникла тупиковая ситуация, союзники обратили внимание на восток, решив нанести решающий удар по Центральным державам на этом участке. Хотя к началу Первой мировой войны Османская империя утратила позиции великой военной державы, она занимала стратегически важное положение. Половина русского экспорта проходила через Босфор и Дарданеллы, а у союзников России -Великобритании и Франции - были свои интересы в Восточном Средиземноморье. Таким образом, для этих держав было чрезвычайно важно, чтобы Османская империя в случае начала военных действий оставалась нейтральной.

Однако этого, столь желанного, нейтралитета им добиться не удалось. В течение нескольких лет османское правительство - теперь практически полностью состоявшее из членов националистической группировки, известной как младотурки - поддерживало более близкие, чем когда-либо, отношения с Германией. 26 июля 1914 года, за два дня до официального начала войны, Германия и Османская империя заключили союз против России, и Высокая Порта теперь вошла в состав Центральных держав. Любая надежда на переговоры между Османской империей и Антантой рухнула через два дня, когда англичане реквизировали все линкоры, находившиеся на стадии строительства на британских коммерческих верфях, включая два из тех, что - за очень большие деньги -строились по заказу османского флота. В качестве жеста доброй воли Германия направила в Константинополь линейный крейсер  и легкий крейсер «Бреслау», которые должны были войти в состав османского флота.

Кроме того, помогать Турции должна была немецкая военная миссия - группа опытных флотских и армейских офицеров. Им предстояло обучать османские войска, а в некоторых случаях и принять командование над рядом соединений и возглавить штабы. Через несколько недель новый немецкий командующий Дарданелльским укрепрайоном закрыл водный путь. Теперь Османская империя окончательно встала на сторону Германии. 29 октября , «Бреслау» и другие корабли - формально османские, но укомплектованные немецкими экипажами - обстреляли русские береговые укрепления на Черноморском побережье. Державы Антанты предъявили Османской империи ультиматум, требуя открыть проход кораблям через проливы. Ответа не последовало, и 31 октября 1914 года страны Антанты объявши войну. Теперь Османская империя стала полноправным членом Центральных держав - военного блока Германии и Австро-Венгрии.К началу 1915 года стало ясно, что война в Европе быстро не закончится. На Западном фронте линии окопов протянулись от Северного моря до Швейцарии, в то время как на Востоке русские войска вели тяжелые затяжные бои. Русская армия понесла большие потери в сражениях при Танненберге и в районе Мазурских озер, а успешное русское  наступление в Галиции не привело к  полному разгрому Австро-Венгрии,


Этот план возник в ходе обсуждения военной ситуации британским секретарем по военным делам (военным министром) лордом Китченером и 1-м лордом Адмиралтейства (военно-морским министром) Уинстоном Черчиллем. Сначала Черчилль и 1-й морской лорд (начальник Шавного морского штаба) адмирал Фишер рассматривали план высадки греческих войск на Галлиполийском полуострове, который был ключом к Дарданеллам и позволял контролировать выходы в Мраморное и Черное моря и, наконец, сам Константинополь. Одновременно предполагалось провести высадку франко-британских войск на азиатском берегу канала, в то время как эскадра устаревших, а потому не особо ценных, британских линкоров должна была войти в Дарданеллы. План предполагал, что, как только флот минует ветхие османские береговые батареи и войдет в Мраморное море, Греция, Болгария, а возможно, и Румыния с Италией, откажутся от политики нейтралитета и присоединятся к коалиции балканских государств, действующей против Османской империи.

Этот план был, возможно, единственным действительно оригинальным проектом во всей британской стратегии периода Первой мировой войны. Его с одобрением встретили и политики, и военные. Некоторые оптимисты даже считали, что один вид британского флота под Константинополем приведет к падению правительства и выходу Османской империи из войны. Россия с энтузиазмом поддержала этот план, а Франция предложила предоставить под начало британского командования военную эскадру. Однако в ходе предварительных обсуждений адмирал Фишер настаивал на том, что если старыми кораблями и можно было пожертвовать, их опытные экипажи следовало сохранить. Тем не менее в конечном счете Фишер, хоть и неохотно, поддержал экспедицию.

Планы использования греческих войск не были реализованы из-за недоверия России к греческому экспансионизму. В связи с этим военный контингент должны были предоставить Великобритания и Франция. Китченер выбрал высадку британских войск Несмотря на протесты тех, кто хотел сконцентрировать все имевшиеся ресурсы на Западном фронте, он согласился выделить для проведения операции 29-ю английскую дивизию, а также австралийские и новозеландскую дивизии, которые недавно прибыли в Египет. В качестве командующего сухопутными войсками Китченер выбрал своего старого боевого товарища - Йена Гамильтона.С отбытием военного контингента -Средиземноморских экспедиционных войск - началась затяжная операция, ставшая самой серьезной неудачей франкобританских войск за время Первой мировой войны. Действия всех причастных в ней лиц подверглись резкой критике, большей частью справедливой. Однако крайне неумелое руководство операцией не должно умалять реальные перспективы этого оригинального плана.