Срок служебной пригодности ружей


Образцы оружия, которые вводились заново, не вытесняли собой предшественников, а использовались параллельно с ними. Срок служебной пригодности ружей был установлен в 40 лет. Лишь к концу царствования Александра I, когда был утверждён образец 1817 г. для кавалерийских войск и когда велось изыскание конструкции более совершенного пехотного ружья, окончившееся принятием образца 1826 г., было обращено внимание на однообразие систем вооружения Русской армии.

Дела оружейного повытья Артиллерийского Департамента в первой четверти XIX столетия содержат весьма объёмную переписку по замене разнокалиберного и старого образца ружей вновь утверждёнными. Также пришлось заменять и иностранные ружья. Непрерывные войны давали войскам нашей империи большое количество трофейного оружия: во время покорения Финляндии (1808-1809 — мало кому известно, что в той войне осуществив небывалый в мировой истории 250-километровый бросок по замёрзшему Балтийскому морю, русские войска блокировали Стокгольм) было захвачено много шведского вооружения; громадные потери французов в 1812 г. дали нам в большом количестве французские ружья.

Высочайший Указ от 23 ноября 1812 г. (5 декабря н.ст.) на имя Московского Гражданского Губернатора звучал так: «По принималось уже после начала войны 20 августа 1812 г.    в войска отправлялись ружья, так и не укомплектованные (1 сентября н.ст.). Закупленные ружья прибыли в октябре    необходимым снаряжением. Расходовали их очень бережно, 1812 г. в Кронштадт, они оказались именно старыми,   отпуская, в основном, армейским частям, минимальное коликованными и разукомплектованными, ремонтировали их    чество отпускалось ополченцам. Например, в Петербургское сразу же на Сестрорецком заводе. То есть завод часть ополчение было отпущено всего 1974 ружья, в Тверское  их производственных мощностей задействовал на ремонт   500, в Ярославское — 398 ружей. Двум егерским пол-огромной партии английского оружия. Отремонтированные    кам, формируемым на личные средства генералами ружья были помещены в Петербургский арсенал, откуда до    М.А. Дмитриевым-Мамоновым и Н.Н. Демидовым, выда-5 декабря 1812 г. 30 тыс. из них отправили в Арзамас для    ли 4800 единиц оружия. Пользы от этого оружия в войне вооружения запасных войск, 7760 шт. — выделили .

Когда война окончилась, и ружья стали опять не нужны, наряды заводам снизились, доходы заводов упали. На том же ТОЗе в бедственном положении оказалось множество рабочих. Как только нужда в оружии отпала, о заводах просто забыли. Знаменитые тульские промыслы, самовары, гармони и многое другое — это следствие тех производственных спадов, из-за которых мастеровой люд искал любые заработки для прокорма своих семей. В 1820-х гг. ТОЗ и СОЗ захирели, требовали срочной реконструкции, но на ноги встал ИОЗ, который мог дать хороший вал. А что же было с иностранными ружьями в русской армии, они верой и правдой служили новой Родине до 1820-х гг., когда началась их постепенная сдача в арсеналы и замена на вновь вводимые образцы.

Говоря о работе наших заводов необходимо вспомнить разнообразие калибров, о котором мы говорили ранее. Помимо долгого служебного срока оружия, «отдалявшего всякие намёки о первоначальных калибрах», их разнообразию также способствовало отсутствие на заводах строгой и точной валовой выделки, согласно установленным образцам. Не только оружие валового изготовления, но даже образцовые экземпляры и лекала, присылаемые на заводы для контроля работ, отличались между собой в размерах. В1820 г. инспектор СОЗ генерал-майор Гогель доносил Его Императорскому Высочеству генерал-фельдцеймейстеру: «Вновь сделанное пехотное ружьё разность имеет противу прежних двух образцов (образцы ружей, установленных в 1808 г. — Авт.) в том, что при всех главнейших частях соблюдена вся возможная аккуратность противу таблицы, приложенной к изданному в 1809 г. Учёным Комитетом по Артиллерийской части наставлению о солдатском ружьё, ибо при прежних тех двух образцовых ружьях, сего не соблюдено и они даже между собой имеют разность в калибре, а также в длине стволов, а также в длине штыков и лож».

Только при введении образцов 1817 г. устанавливается новый порядок. Вновь изготовленные образцовые ружья должны были доставляться в Санкт-Петербургский арсенал, и только после самой строгой поверки всех их размеров особым штаб-офицером «по искусственной части», они рассылались на оружейные заводы и арсеналы «с ярлыками за печатью и подписью Артиллерийского Департамента». Также необходимо указать на графы в годовых отчётах российских оружейных заводов: «переделочные, переправочные и собранные из различных частей». Всё это наглядно свидетельствует о том оружии, которое выпускалось в войска и поступало на их вооружение. Несмотря на то, что в 1808-1809 гг. в Российской империи был введён 7-линейный калибр (17,78 мм), старое оружие, бывшее ранее на вооружении войск, присылалось на заводы и из них изготавливали «собранные из различных частей всякого калибра ружья». Определить их образец и соответственно год его утверждения было нереально.

Что же было за оучное огнестрельное оружие в эпоху, о которой идёт речь? Понятно, что как и все стрелковые системы того времени, они принадлежали к одному виду заряжающего с дула оружия с кремнёвым замком. Веся со штыком около 12 фунтов (4,91 кг), пехотное ружьё образца 1808 г. сильно отдавало в плечо стрелка из-за большого заряда и имело максимальную дальность боя в 300 шагов (213 м). Стрельба из такого оружия была неточной и крайне медленной, вследствие «мешкотного» способа заряжания. Ружьё заряжалось следующим образом, открыв попку и скусив патрон у самого пороха, остерегаясь замочить его слюной и не сдавливая гильзы, высыпали небольшое количество пороха на полку (по возможности всегда одинаковое количество). Затем, зажав патрон двумя пальцами, закрывали полку и ставили ружьё отвесно. При этом курок должен был быть поставлен на предохранительный взвод. При высыпании пороха в ствол нужно было осторожно разминать патрон между пальцами, чтобы в нём вовсе не осталось пороха. Опорожнённый патрон вкладывали в ствол пулей к пороху и прибивали несильными ударами шомпола, чтобы не раздавить пороховых зёрен, которые, превращаясь в мякоть, действовали слабее.

При заряжании штуцера действовали сперва так же, как и с гладким ружьём, но, всыпав порох в дуло, пулю завёртывали в промасленную тряпицу или пластырь, и, наложив её на дульный срез, вбивали в ствол ударами деревянной колотушки. Досылалась же она до заряда ударами шомпола. Принято считать, что такая «медлительность» действия стрелковым оружием обосновывала высокую значимость артиллерии в те времена. Лихие выезды на позиции в самых близких дистанциях от неприятеля, частое применение картечных выстрелов являются яркими характеристичными чертами столкновений того времени.

Отчасти это было несомненно так, но важны были навык и умение владения своим оружием. В умелых руках стрелковое оружие показывало отличные результаты. В 1812 г. при Смоленске действия всего лишь одного егеря на правом берегу Днепра парализовало движение французов, они вынуждены были сосредоточить ружейный огонь и использовать артиллерийское орудие против русского героя. Только к ночи огонь егеря стих. Утром следующего дня на том месте был обнаружен убишй ядром унтер-офицер егерского полка. У него не было никаких затруднений в действии своим оружием, он с честью выполнил свой боевой долг и заслужил вечную память потомков.

А были ли попытки улучшить российское оружие? Вся эпоха царствования Императора Александра I прошла почти без существенных попыток его усовершенствования. Из «опытов по ооужейном делу» интересны лишь соавни-тельные испытания нар, ружьями русскими, английскими и французскими, произведённые в 1808 г. Учёным Комитетом по артиллерийской части по повелению военного министра графа Аракчеева. Следующие по значимости эксперименты проводились уже только в 1820-1821 гг. по повелению генерал-фельдцейхмейстера Его Императорского Высочества Князя Михаила Павловича над уменьшением силы отдачи ружей путём придания большей кривизны прикладу и устройством в казённике различной формы камор для помещения заряда. Кстати, эти испытания показали, что такими изменениями нельзя достигнуть заметного уменьшения отдачи перед классическим обр. 1808 г. Проводился целый ряд экспериментов по выяснению влияния зазора, диаметра затравки и «отстояния» её от дна канала ствола. Но всё это было малозначимо.
Для полноты повествования стоит отметить, что такой оружейный застой был характерен не только для России. Оружие нашей армии по всем конструктивным параметрам и действию ни сколько не уступало западноевропейским образцам.

Рассмотрим более подробно вооружение русских войск на самое начало XIX в. Рядовые в мушкетёрских и гренадёрских полках имели пехотные солдатские ружья, дважды изменявшиеся в описываемую эпоху, при введении вновь утверждавшихся образцов в 1805 и 1808 гг. Унтер-офицеры этих полков имели винтовальные ружья (слово винтовка применительно к нарезному оружию используется только начиная с 1856 г.), первоначально по 16 на полк, остальные унтер-офицеры были вооружены алебардами. 26 января 1805 г. (7 февраля н. ст.) последовал Высочайший Указ о вооружении всех унтер-офицеров винтовальными ружьями, вследствие чего во все полки было добавлено ещё по 32 ружья. С 28 августа 1809 г. (9 сентября н.ст.) на вооружение всех унтер-офицеров были приняты обыкновенные солдатские ружья. С 9 октября 1811 г. (21 октября н.ст.) алебарды были упразднены и у фельдфебелей, которые подобно унтер-офицерам получили обыкновенные солдатские ружья.

В егерских подразделениях рядовые имели солдатские гладкоствольные ружья, со стволом несколько короче пехотного, а унтер-офицеры и лучшие стрелки по 12 на роту штуцера с кортиком (штыком-тесаком). Эти штуцера, изменённые в 1805 г., просуществовали без всяких модификаций весь период правления Императора Александра I.

Кирасирские и драгунские полки были вооружены пистолетами (пара на каждый нижний чин), штуцерами (по 16 на эскадрон). Кроме того, у кирасиров были карабины, у драгун мушкеты, имевшие совершенно одинаковое между собой устройство, за тем лишь отличием, что к мушкетам полагался штык. Эти мушкет и карабин имели длину стволов 3 фута 1 дюйм 1 линию (94,23 см), то есть были немного короче пехотного ружья. 3 января 1810 г. (15 января н.ст.) это оружие было «повелено наименовать кирасирским и драгунским ружьями».