Сражение при Геттисберге

Сражение  при  Геттисберге  стало кульминационным моментом последней серьезной попытки генерала Ли решить исход войны в ходе кампании на землях северян. Он надеялся, что, дав сражение юнионистской армии, ему удастся повлиять на президента Линкольна и заставить его начать мирные переговоры. Генерал Мид и его Потомакская армия также искали сражения, чтобы разгромить в нем войска Конфедерации.


После кровопролитных сражений 1862 года стало ясно, что единственный шанс выстоять для Конфедерации заключается в том, чтобы перенести войну на территорию противника. Роберт Э. Ли, командующий конфедеративной армией Северной Виргинии, перешел границы Союза 4 сентября 1862 года, стремясь перенести военные действия на земли северян и таким образом уменьшить давление на Виргинию. Его вторжение в Мэриленд завершилось сражением при Энтитеме 17 сентября, где он столкнулся с юнионистской Потомак-ской армией. После этого Ли отступил назад в Виргинию. Потомакская армия начала преследование, но в декабре 1862 года потерпела поражение в сражении при Фредериксберге.

План Ли

В мае 1863 года армия Северной Виргинии вновь нанесла поражение Пото-макской армии при Чанселорсвилле. После Фредериксберга и Чанселорсвил-ля солдаты Потомакской армии упали духом. Генерал Джозеф Хукер - ее чрезмерно осторожный (и уже четвертый) командующий - опасался вести слишком активные действия после триумфа конфедератов под Чанселорсвиллем. Он боялся, что Ли сможет заставить его войска оставить укрепленные позиции во Фредериксберге после чего разгромит их, а затем двинется на Вашингтон, который останется без защиты. Угроза наступления конфедератов на восток в разной степени беспокоила всех командующих Потомакской армии, но у Хукера она приобрела характер фобии.

У Ли было достаточно причин для того, чтобы нанести удар на Вашингтон. Во-первых, еще одна летняя кампания стала бы катастрофой для виргинских фермеров, которым опять не удалось бы ни засеять поля, ни собрать урожай. Во-вторых, успешное наступление конфедератов уменьшило бы давление на Виксберг на западе, поскольку население Федерации вполне могло потребовать разместить дополнительные гарнизоны в их городах, куда пришлось бы направить войска и с запада, и с востока. Наконец, Англия и Франция в случае успехов армии южан могли бы оказать им поддержку, или, по крайней мере, самой вероятностью своего активного вмешательства в войну оказали бы действенное давление на северян, побудив их начать мирные переговоры.

Все эти причины привели к тому, что в конце мая войска конфедератов выступили в поход. Ли перемещал свои войска частями, стараясь не привлекать внимания противника и надеясь избежать преждевременного столкновения, а также дать новым командирам корпусов своей армии время, чтобы набраться необходимого опыта. К моменту начала военных действий они уже смогли ознакомиться и со своими войсками, и со стилем командования Ли. Большинство командиров корпусов были новыми, тем не менее они являлись компетентными генералами, и Ли был абсолютно уверен в находившихся под его командой войсках.

План Ли состоял в том, чтобы упредить наступление Потомакской армии. Перемещение сил Северной Виргинии прикрывала от федеральных войск кавалерия Стюарта. Армия Северной Виргинии могла теперь напасть на Пенсильванию, и, возможно, дойти до Гаррисберга, а затем нанести удар по Мэриленду, в то время как кавалерия Стюарта осуществляла бы защиту на протяжении всего маршрута. Армии северян неизбежно пришлось бы уйти из Виргинии, чтобы организовать преследование и попытаться дать Ли сражение - причем выбор его времени и места в этом случае оставался бы за Ли. Шансы победить армию северян были очень велики. Все эти факторы Ли учел в свое время перед сражением при Чансе-лорсвилле. Однако наступлению южан суждено было закончиться в пенсильванском городе Геттисберге.

Сам Геттисберг был небольшим городком, не имевшим особого военного значения. Окружающую его местность занимали большей частью сельскохозяйственные угодья и сады, местами ее пересекали лишь невысокие гребни и пологие холмы. Город мог похвастаться проходившей через него на восток железной дорогой (участок, ведущий на запад, не был достроен). Также он стоял на пересечении дорог, ведущих к Вашингтону, Филадельфии и Гаррисбергу. На одном из соседних холмов располагалась лютеранская семинария, а колокольня лютеранской церкви была самым высоким зданием во всей округе.

По слухам в городе находится склад с обувью, но это, скорее всего, было лишь попыткой оборванных солдат армии Северной Виргинии выдать желаемое за действительное. В общем, в этом районе не было ничего, что могло бы заинтересовать армию северян - за исключением войск Северной Виргинии, которые 10 июня 1863 года ускользнули от Хукера в Виргинии и ушли на север. Хукерупришлось бросить свои позиции у Фредериксберга и выступить в поход, чтобы сохранять позиции северян между Ли и Вашингтоном. Юнионистские войска пересекли Потомак 17 июня, когда конница Ли как раз достигла Пенсильвании. Хукер запросил подкрепления, но получил отказ, после чего 28 июня подал в отставку. На его место во главе Патомакской армии Линкольн назначил генерала Джорджа Мида. Утром 1 июля 1863 года войска южан и северян столкнулись под Геттисбергом. В то время как Конфедерация изо всех сил старалась обеспечить хотя бы минимальные потребности своей армии, военная мощь северян росла все больше и больше.Солдаты армий, сражавшихся при Геттисберге, были, как и их командующие, не похожи друг на друга - хорошие и плохие, способные и бездарные - кто-то шел за харизматич-ным командиром, а кто-то добровольно поступил в армию, чтобы воевать за свои идеалы. Однако с точки зрения снаряжения и снабжения эти две армии различались не слишком сильно.

Армия Конфедерации

Многие солдаты-южане уже на протяжении трех лет непрерывно участвовали в военных действиях и свыклись с тяготами походной жизни. Многие из «солдат на 12 месяцев», начинавших войну, повторнопоступили на военную службу, предпочтя ее возвращению на свои фермы. В результате новобранцы служили вместе с опытными ветеранами и быстро адаптировались к требованиям армейской жизни.От солдат требовалось, чтобы они были физически крепкими и неприхотливыми, поскольку война постепенно истощала возможности Конфедерации, и та уже не могла в полной мере обеспечить своих бойцов продовольствием и снаряжением. Солдаты питались фуражным зерном - «пирогами Джонни» (фуражное зерно, запеченное на сковороде), а также тем, что им удавалось собрать на земле (одуванчики, кормовую и листовую капусту, зеленую репу), когда был сезон. Проходя через местность, где росли фруктовые деревья или ягодные кустарники, армия как саранча уничтожала все съедобное на своем пути. Кофе был недоступной роскошью, а наиболее распространенной его заменой являлся цикорий (горький, хотя и вполне пригодный в пищу суррогат).

Щеголеватая европейского стиля серая униформа, которую солдаты Конфедерации носили в начале войны, уступила место невообразимой смеси дешегойуниформы цвета «серого калифорнийского ореха» (желто-коричневый), формы из тканей домашней выделки, а также старой серой униформы, основательно перелицованной своими владельцами. Большинство солдат носило также сухарную сумку и одеяло-скатку.

Вооружение конфедератов

Наиболее распространенной винтовкой в армии конфедератов бьиа британская «Энфилд» обр. 1853 калибра .577 и «Спрингфилд» обр. 1861 калибра .58. На складах армии южан оказалось также некоторое количество различных модификаций револьверов «Кольт» и «Ремингтон» и более современных казнозарядных нарезных винтовок «Шарпе», но они были менее распространены. В ближнем бою обычно использовались заряды buck and ball - комбинация пули и двух-шести дробин. Иногда для ближнего боя ружья заряжались только дробью и, таким образом, использовались как дробовики.

Конница обычно вооружалась саблями и дробовиками, хотя некоторые кавалеристы также использовали и различные модификации капсюльныхревольверов. В кавалерии конфедератов карабины были гораздо меньше распространены, чем в коннице северян. Несмотря на лишения и нехватку почти всех видов материальной части, а также то, что запасы продовольствия удавалось пополнять с большим трудом, солдаты-южане находились на пике своей боевой активности. Это были хорошо обученные ветераны, прекрасно ориентировавшиеся на поле боя.

Основным стрелковым оружием являлась американская армейская винтовка обр. 1861 «Спрингфилд» калибра .58, хотя два специальных подразделения снайперов были вооружены казнозарядными «Шарпсами». Круглая пуля, которая ранее использовалась чаще всего, уступила место конической пуле Минье, способной наносить при попадании более тяжелые ранения. Кавалерия имела на вооружении сабли, револьверы и к этому времени уже обычно применявшиеся казнозарядные карабины «Шарпе». Некоторые части даже получили новый семизарядный карабин Спенсера, питание которого осуществлялось из находившегося в прикладе трубчатого магазина.Солдаты, вооруженные карабинами Спенсера, носили в специальных патронных сумках уже снаряженные запасные магазины, но трубчатые магазины легко повреждались, и карабин часто давал сбои. По меньшей мере однажды, а именно во время боя у Блади-Энжл, северяне открыли огонь по наступавшим на них южанам, зарядив свои ружья дробью.

Вскоре Бафор узнал от местных жителей, что в этой районе находятся войска конфедератов, и сделал вывод, что сюда движутся главные силы армии Северной Виргинии. Бафор понимал значение Геттисберга, который позволял контролировать дороги в центральную и восточную Пенсильванию. Решив не давать противнику возможности занять город без борьбы, Бафор разослал свои разъезды на запад и север, чтобы определить местонахождение армии южан. Вскоре он получил информацию, что противник находится в Йорке и Гаррисберге, а также в 14 километрах от Кеш-тауна. Небольшой отряд Бафора оказывался таким образом между молотом и наковальней. Тогда он немедленно отправил вестового к генерал-майору Джорджу К. Миду и командиру I корпуса генерал-майору Джону Ф. Рейнолдсу, войска которого были ближе всего. Бафор нуждался в поддержке, если северяне собирались удерживать Геттисберг. Рейнолдс решил поставить заслон возможному наступлению южан от Геттисберга, закрепившись на оборонительных позициях у Эммитсберга, в 18 километрах к югу. Он отправил депешу Миду, предлагая ему присоединиться к его корпусу. Однако у Мида были другие планы. Президент Авраам Линкольн хотел, чтобы Потомакская армия действовала более агрессивно: Мид решил встретить передовые части армии Ли непосредственно у Геттисберга. Тем временем Петтигрю сообщил о наличии войск северян в Геттисберге своим командирам - генералу Генри Хету и командиру III корпуса генералу Эмброузу Хиллу. Разведка конфедератов предположила, что Потомакская армия находится в Мидцлбер-ге. Полагая, что войска в Гетгис-11 берге, это либо местная мили-1 « дня, либо разведывательный отряд, Хет и Хилл решили, что дивизия Хета сможет занять город. Хет позднее утверждал, что его солдаты чрезвычайно нуждались в новой обуви, а в городе, как гласили слухи, находился большой склад с ней.

Наступление Хета

На рассвете 1 июля 1863 года четыре бригады дивизии Хета двинулись к Геттисбергу сквозь моросящий дождь и стелющийся туман. Вскоре после 05:30 солдаты юнионистской кавалерии Бафора открыли огонь по наступающему противнику. В течение следующих двух часов южане уверенно двигались вперед, хотя применяемая Бафором тактика «наскок-отход» сильно затрудняла наступление. Тем не менее, примерно в 08:00 передовые бригады Хета начали спускаться вниз по восточному склону. Приблизились к хребту МакФерсона, они попали под огонь северян, укрывшихся в бурьяне и кустарнике. 6-дюймовые пушки северян также открыли огонь. Южане преодолели ручей и затем остановились в нерешительности под массированным огнем противника. Сложившаяся ситуация привела к тому, что двум передовым бригадам южан пришлось разделиться. Вместо того, чтобы предпринять атаку по всему фронту, южане теперь действовали на изолированных участках. Несмотря на численное превосходство наступающих, а также на то, что была проведена часовая артиллерийская бомбардировка артиллерийских позиций северян, кавалеристы Бафора успешно выдержала удар на двух направлениях.

Подход войск северян

Со своего наблюдательного пункта на колокольне Бафор видел, что его солдаты начали отходить. Тогда он направил курьера к Миду в Тоунитаун, сообщив, что «противник наступает большими силами. Я буду сражаться за каждый дюйм...» В 09:00 на командный пункт Бафора прибыл генерал-майор Джон Рейнолдс, с которым начали подходить и части его I корпуса. Рейнолдс немедленно отдал приказ двум своим бригадам идти по пересеченной местности к грядам, находившимся к западу от Геттисберга, откуда слышались звуки выстрелов. Солдаты бросились вперед, на ходу заряжая свои ружья, и вскоре уже подбегали к хребту МакФерсона, которого они достигли около 10:00. Артиллерия северян прибыла незадолго до этого и сразу же открыла огонь по южанам, перерезавшим железнодорожную ветку.

Противники вступили в бой на длинном фронте, причем между ними оставалось не более 6-8 метров. Разгорелась интенсивная перестрелка. В рукопашной 76-й Нью-Йоркский полк потерял 234 солдат из своих 375. В конечном счете отряды северян отошли по частям, по мере того как их артиллерия оставляла один район за другим.Теперь 1197 солдат-южан во главе с генералом Джеймсом Арчером двинулись по склону к лесу МакФерсона, строиясь
обойти с фланга позиции северян. Чтобы попытаться остановить их, Рейнолдс направил элитную «Железную бригаду» - 2-ю Висконсинскую. Пока обе стороны поливали друг друга огнем, Рейнолдс пытался собрать как можно больше войск, чтобы отправить их в бой В этот момент пуля попала ему в голо ву позади правого уха, и он моменталь но скончался. В командование I ropnycoiv вступил генерал-майор Эбнер Даблдей.Солдаты Арчера рассыпались межд; деревьями, укрываясь от огня обороня ющихся северян. 800 или больше сол дат 19-го Индианского и 24-го Мичи ганского полков обстреливали флага конфедератов, в то время как «Желез ная бригада» атаковала противника остановив наступление Арчера, кото рый затем был вынужден отступить.

Тем временем около недостроен ной железнодорожной ветки артилле рия Хэлла обрушила огонь на противни ка, прикрывая отход 147-го полка. 6-i Висконсинский полк нанес двойног удар на север, чтобы прикрыть уча сток в районе Чемберсбергскоп :оссе и блокировать своим огнен |рку южан от железной дороги В 11:00 три линии войск северят предприняли эшелонирован ную атаку во фланг южанам вынудив большую часп войск противника отсту is пить, потеряв пленны ми 250 человек.
Северяне отступают

В это время генерал Роберт Э. Ли получил известия, что Хилл и Хет начали массированное наступление на позиции противника. Ли был обеспокоен: армия Северной Виргинии растянулась по недружественной территории почти на 95 километров, и нужно было приложить довольно серьезные усилия, чтобы сконцентрировать ее под Геттисбергом.
На поле боя наступило затишье, обе стороны проводили перегруппировку. Генерал-майор Оливер О. Ховард принял под свое начало войска северян, разместив свой командный пункт на Кладбищенском холме. Как и соседняя высота, Кладбищенская гряда господствовала над подступами к городу. Ховард получил сообщение, что войска конфедератов находятся у Оук-Хилла и перебросили на этот участок две дивизии и две батареи, готовясь провести контратаку. Южанам потребовались примерно два часа, чтобы сформировать линию фронта, и около 14:00 Роудс отдал приказ об атаке. Ее проводили на узком фронте алабамцы полковника О’Нила, но их быстро остановили солдаты Бакстера, которые держали оборону за невысокой каменной изгородью. Бакстер вел ураганный огонь, пока его солдаты не стали испытывать нехватку боеприпасов. В дальнейшем северяне предпринимали вылазки лишь затем, чтобы замедлить наступление противника.

Ли встретился с Хетом, который спросил командующего: «Может быть, лучше не атаковать?» Ли ответил отрицательно, однако сказал, что он «не готов начать сегодня генеральное сражение». Он объяснил это тем, что Лонг-стрит еще не достиг Геттисберга. Тем не менее, конфедераты продолжили атаки, прижимая части северян к Семинарскому хребту и окраинам города.Севернее города под огонь попал XI корпус северян. В итоге 75-й Пенсильванский полк, фланги которого бьии оголены соседними частями, потерял половину своего личного состава. Единая линия обороны северян распалась. Войска, преследуемые противником, начали отходить в Геттисберг. В городе произошла сцена, напомнившая события Первого сражения при Булл-Ране (Манассас), коща паника охватила бегущие войска северян. Потерявшие свои части и заблудившиеся на улицах города, многие солдаты сложили оружие. В 16:30 город пал, и полковник-конфедерат Эбнер Пер-рен разместил свой командный пункт на городской площади.

Оставшиеся в живых солдаты юнионистской армии пробились в Кладбищенскому холму, где их пытались реорганизовать генералы Оливер О. Ховард и Уинфилд Скотт Хэнкок. Линия обороны северян приняла форму рыболовного крючка. Хэнкок направил вестового к Миду, сообщив, что попытается продержаться до сумерек. Северян поддержали прибывшие II и III корпуса, и когда генерал-майор Генри В. Слокам около 18:30 принял на себя командование войсками, это была, вероятно, самая лучшая оборонительная позиция за весь день.Ли разместил свой командный пункт на Семинарском хребте. Он объявил Лонгсмиту о своем намерении сбить на следующий день противника с высот. Лонгстрит привел ряд доводов против наступления, предположив, что командующие юнионистской армией как раз ожидают, что конфедераты атакуют их на столь сильных позициях. Ли сначала хотел отдать приказ Юэллу немедленно атаковать высоты, но его солдаты очень устали. Тоща Ли предложил Юэллу атаковать Калп-Хилл на следующий день. Командиры южан возражали своему командующему. Раздраженный робостью своих генералов, Ли закончил обсуждение, так и не приняв окончательного решения относительно планов на следующий день. Он был победителем, но не мог удержать победу в своих руках, а находившаяся поблизости юнионистская армия занимала великолепную и неприступную крепость, созданную самой природой.