Сложные отношения с Павлом I

Смерть Екатерины Великой возвела на престол Российской Империи Павла Первого, фанатичного сторонника прусской системы военной подготовки, что введена была Фридрихом Великим (прусским), кумиром и учителем душевным самого Павла. Он стал активно внедрять эту систему и реформировать русскую армию на прусский манер. Была введена новая форма, переписан полностью воинский устав. Основной упор делался на жесткую муштру, смотры и парады проводили дело и не в дело. Суворов был сторонником просвещенной монархии, создал собственную систему организационной работы и успешного снабжения войск – всё это он с успехом применял на своей практике. А всё, что внедрялось новым императором, противоречило всем нормам и устоям, введенным в армии русской. Палочные порядки в армии, что были привнесены из Пруссии, подвергались со стороны Суворова четкой и постоянной критике, отчего его стал недолюбливать и враждовать с ним придворные круги. Игнорируя все приказы Павла, Суворов продолжал воспитательную работу с солдатами по своей методике. Ведь провальная тактика прусской военной машины, которую не раз переворачивала русская сила, была не полезной, а пагубной для внедрения.

   Естественно император гневался, обстоятельства и противление от такого популярного и любимого в народе Суворова могли пошатнуть его и без того противоречивое положение. В начале февраля 1797 года Суворова уволили в отставку лишив права ношения мундира, в апреле он отбывает в своё имение «Губерния» что находится у белорусского Кобрина, а оттуда в мае его усылают ещё дальше, иное имение с. Кончаковское Боровичского уезда Новгородской губернии, куда поехал за ним и верный его адъютант Фридрих Антинг, впоследствии будущий биограф великого полководца. Установили присмотр, который возложили на городничего местного Вындомского А. Л., что сказался на занятость и болезнь, обязанность возложили на Николаева А. Н., что привез в первое поместье о ссыльном решении и арестовал офицеров, что приехали с Суворовым в Кобрин. Корреспонденцию перлюстрировали, выезжать не далее 10 километров от села, посетителей обязательно представлять и отмечать каждого приходившего.

     Два года спустя князю Горчакову дали приказание побывать у Суворова с сообщением от имени императора, что может он возвращаться в Петербург. Но Суворов не желал угождать власти и продолжал подсмеиваться над порядками «онемеченной» армии и Павел вновь выказывал недовольство «опальным» военным гением. Сам Суворов попросил вернуться в Канчанское. С него сняли надзор, не контролировали переписку. Он продолжал скучать и раздражался от бездействия деревенской жизни. Изъявлял желание уйти в монастырь. Император не принял его прошения. Спрашивал совета по поводу ведения войны против Наполеона. Суворов передал в Петербург девять правил ведения войны, что в полной мере отражали наступательные стратегии полководца. Суворов остался верен победной линии нашего оружия.