Синопское сражение

В ходе Синопского сражения русский флот наглядно продемонстрировал свое превосходство над турецким-как в вооружении, так и в подготовке экипажей кораблей.По состоянию на начало XIX века русский Черноморский флот насчитывал 14 линейных кораблей, 6 парусных фрегатов и один паро-ходофрегат, по одному бригу и шхуне, 2 малых парохода и 2 транспорта. К середине 1853 года флот включал четыре 120-пушечных и десять 84-пушечных линейных кораблей, а после окончания Крымской войны-по данным на 1857 год-состав флота сократился до 6 винтовых корветов, 4 пароходов и 9 транспортов, шхун и малых судов.Николай I (1796-1855) уделял много внимания подготовке высококлассных офицерских кадров для военного флота и регулярно инспектировал Морской кадетский корпус, который с 1827 по 1842 год возглавлял знаменитый мореплаватель Иван Крузенштерн (1770-1846; с 1842 года-адмирал), внесший огромный вклад в дело воспитания, образования и всестороннего развития военно-морских офицеров.

Повышение боевого потенциала русского Черноморского флота в тот период времени неразрывно связано с именем другого известного адмирала-Михаила Лазарева (1788-1851), ставшего с 1833 года главным командиром Черноморского флота и портов Черного моря, а также военным губернатором Севастополя и Николаева. Адмирал Лазарев разработал план, согласно которому в случае начала войны с Турцией предлагалось высадить десант в районе Босфора-6200 человек, 32 полевых орудия,который должен был занять берега пролива и подвергнуть обстрелу Константинополь, принудив тем самым султана к капитуляции, а уже затем занять пролив Дарданеллы. Николай I вначале согласился с данным проектом, но главнокомандующий Крымской армией князь А.С. Мен-шиков (1787-1869) посчитал его невыполнимым, и план отклонили.

Корабли и моряки

После смерти адмирала Михаила Лазарева царь назначает на его место вице-адмирала Морица Борисовича Берха (также Берг), до того бывшего генерал-лейтенантом Морского ведомства и, к сожалению, не имевшего, в отличие от других адмиралов, опыта флотоводца, хотя и внесшего большой вклад в развитие Черноморского флота.

Русские корабли превосходили турецкие во всех отношениях-и с точки зрения вооружения, и, что особенно важно, выучки их экипажей. Нельзя недооценивать и высокий боевой дух русских моряков, формировавшийся в течение нескольких столетий практически непрерывных войн и морских сражений, в подавляющем большинстве которых они одерживали убедительную победу. Особо следует отметить факт внедрения на крупных кораблях новых бомбических пушек, или, как их часто называют, пушек Пексана, отличавшихся большей дальностью и мощностью огня и способных вести стрельбу бомбами, наносившими-в отличие от обычных ядер-сильнейший урон корабельным конструкциям и личному составу. Смертельная мощь бомбических пушек была наглядно продемонстрирована в ходе Синопского сражения.

В начале этой битвы русская эскадра насчитывала шесть линейных кораблей и два фрегата, которые располагали в общей сложности 710 орудиями. На соединение с эскадрой вице-адмирала П.С. Нахимова шли три вооруженных парохода под командованием вице-адмирала В.А. Корнилова, но они к началу сражения не успели и вступили в бой только с турецким пароходо-фрегатом «Таиф».Турецкий же флот не мог похвастаться высокой выучкой своих офицеров и, тем более, матросов, хотя принимавшие участие в Синопском сражении корабли имели современную артиллерию, преимущественно английского производства. Но в целом, несмотря на проявленную в сражении храбрость, моряки османского флота были обречены на поражение.Русская эскадра выстроилась в боевой порядок и начала атаку на турецкие корабли, сея ужас и панику среди врагов.


4(16) октября султан объявил России войну, и в течение октября 1853 года между противниками происходили стычки и бои как на суше, так и на море. Например, утром 11 (23) октября турецкие батареи открыли огонь по русским пароходам «Прут» и «Ординарец», проходящим по Дунаю мимо крепости Исакчи. Ответным огнем русские артиллеристы уничтожили несколько орудий. В ночь на 16 октября турки напали на пост Святого Николая на черноморском побережье, в ночном бою весь гарнизон геройски погиб. Подошедший на помощь 20 октября пароход «Колхида» попал под обстрел турецких орудий, а затем, неудачно маневрируя, сел носовой частью на мель прямо перед постом. Срубив носовую мачту и выбросив за борт часть цепей и угля, корабль через три часа сошел с мели, обстрелял пост из орудий и потопил судно с готовящимся взять его на абордаж отрядом турецких солдат. Во время боя погибли командир «Колхиды» капитан-лейтенант КА Кузьминский, 2 матроса и 11 солдат.

Первые бои

В начале ноября интенсивность боевых действий флота возросла: русские пароходофрегаты «Бессарабия» 4 ноября и «Владимир» под командой капитан-лейтенанта Г.И. Бутакова 5 ноября захватили и привели в Севастополь турецкий коммерческий пароход «Меджари-Теджарет» (был переименован в «Турок») и турецкий военный пароход «Перваз-Бахри», соответственно. «Владимир» тогда шел под флагом вице-адмирала ВА Корнилова, находившегося на его борту (в ходе боя был убит адъютант адмирала), а захваченный пароход в русском флоте получил имя «Корнилов». Это был первый в мировой истории бой паровых кораблей. А в ночь на 9 ноября прославился парусный фрегат «Флора», которым командовал капитан-лейтенант А.Н. Скоробогатов: в районе мыса Пицунда он встретился с тремя турецкими пароходофрегатами («Таиф», «Фези-Бахри» и «Саик-Ишаде») и с 2 часов ночи до 9 утра практически непрерывно вел с ними бой, в ходе которого командир «Флоры», умело маневрируя, сумел нанести серьезные повреждения флагманскому кораблю противника. Турецкие пароходофрегаты поспешно покинули поле боя, а фрегат «Флора» возвратился в свою базу.

На сухопутном фронте тем временем турецкие войска перешли Дунай и атаковали русские позиции-против 82-тысячной армии генерала МД. Горчакова выступила 150-тысячная армия Омер-паши. Однако атаки турецких войск были отбиты, причем удалось уничтожить османскую флотилию на Дунае. На Закавказском фронте на начальном этапе войска Абди-паши имели существенное численное преимущество, но и здесь после усиления русской группировки за счет переброски из Крыма пехотной дивизии и формирования ополчения удалось нанести противнику серьезное поражение.В конце октября англо-французская эскадра вошла в Дарданеллы, а в ноябре султан направил в восточную часть Черного моря эскадру с многочисленным десантом под командой вице-адмирала Осман-паши. Последний, спасаясь от шторма, решил укрыться в гавани Синопа, где его и обнаружили русские моряки под командой вице-адмирала П.С. Нахимова.

Планы сторон

Осман-паша, понимая, что обнаружен противником, и вскоре возможен бой, благоразумно решил принять его в гавани под защитой береговых батарей (всего в Синопе их было шесть). Тем более что в недавнем прошлом имелся очень красноречивый пример, демонстрирующий огромный потенциал береговых артбатарей: в апреле 1849 года в ходе боя между береговой батареей из четырех 18-фунтовых орудий, установленной на входе в Экернфердскую гавань, и датскими 84-пушечным линейным кораблем «Христиан VIII» 44-пушечным фрегатом «Гефион», первый корабль получил несколько попаданий каленых ядер и взорвался, а второй был вынужден спустить флаг. Конечно, часть пушек турецких береговых батарей были устаревшими, но все они могли стрелять калеными ядрами, вызывающими пожары и взрывы на ИД деревянных кораблях. Так что турецкий адмирал надеялся, что  объединенной мощи его корабельных орудий и береговых батарей окажется достаточно, чтобы отбить атаку русской эскадры и, может быть, даже нанести ей серьезный урон. Свои корабли Осман-паша расположил в линию полумесяца, что обеспечивало перекрестный огонь по кораблям противника, входящим на Синопский рейд. Пароходы же и транспортные суда он расположил во второй линии. Надеялся Осман-паша и на помощь англо-французской эскадры, стоявшей в Дарданеллах (в бухте Бешик-Кертез). Однако ее командование имело строгие инструкции-пока не вмешиваться в конфликт, препятствуя лишь действиям русских по захвату зоны пролива и высадке десанта под Константинополем.


Вице-адмирал Павел Нахимов со своей стороны, обнаружив противника в гавани Синопа, решил блокировать его и ждать подкрепления для решительной атаки. 16 (28) ноября к отряду П.С. Нахимова присоединяются корабли контр-адмирала Ф.М. Новосильского-120-пушечные линейные корабли «Париж», «Великий князь Константин» и «Три Святителя». Кроме того эскадру усиливали также фрегаты «Кагул» и «Кулевчи». Линейные корабли русской эскадры были вооружены мощными 68-фунтовыми бомби-ческими орудиями, которые Нахимов планировал «испытать в бою». Утром 17 ноября на флагмане вице-адмирала Нахимова, линейном корабле «Императрица Мария», был созван совет. На нем командиры кораблей получили приказ на сражение: предусматривалось атаковать противника двумя колоннами, правую-ближе к неприятелю-вел сам вице-адмирал Нахимов (состав«Императрица Мария», «Великий князь Константин», «Чесма» и фрегат «Кагул»), а левую колонну возглавил контр-адмирал Новосильский («Париж», «Три Святителя», «Ростислав» и фрегат «Кулевчи»). Причем фрегатам предписывалось оставаться мористее, наблюдать за действиями вражеских пароходов и предотвращать попытки кораблей и судов противника покинуть гавань. На помощь Нахимову из Севастополя вышли три пароходофре-гата, но они оказались у Синопа только к концу сражения вступили в непродолжителью перестрелку с вырвавшим-в суматохе из гавани турецм пароходофрегатом «Таиф» грянул бой примерно в 9:30 утра на флагманском корабле Нахимова подняли сигнал «Приготовиться к бою», команды приняли пищу, артиллеристы зарядили каждое орудие тремя ядрами, все заняли свои места по боевому расписанию, и вскоре эскадра пошла на приступ.

Около полудня обе колонны подошли к Синопскому рейду и в полном молчании продолжали движение. В 12:28 с турецкого флагмана «Авни-Аллах» раздались первые выстрелы, после чего ураганный огонь по кораблям Нахимова и Новосильского открыли турецкие суда и расчеты береговых батарей №5 и №6. Остальные батареи молчали№1 и №2 не доставали до русских кораблей, а №3 и №4 открыли огонь с опозданием. Несмотря на это русские корабли выходили на назначенные позиции и становились на шпринги.

Нахимов решил в первую очередь вывести из строя флагман противника, лишив его управления. Вскоре «Авни-Аллах» загорелся. Обрубив канаты, команда выбросила фрегат на берег. За ним настала очередь второго крупного турецкого корабля-фрегата «Фазли-Аллах», который вскоре также загорелся от меткого огня «Императрицы Марии» и вышел из боя. В то же время «Париж», дав залп по батарее №5, ударил по корвету «Поли-Сефид» и фрегату «Дамиад» после чего перенес огонь на фрегат «Низамие». Линейный же корабль «Чесма» уничтожил фрегат «Навек-Бахри» и две береговые батареи. Вскоре от меткого огня русских артиллеристов на воздух взлетели турецкие «Каиди-Зефер» и «Низамие». Все
остальные корабли получили серьезные повреждения и вышли из боя. Пожар с береговых батарей перекинулся на турецкую часть города, которая сильно выгорела. Русские же не потеряли ни одного корабля, хотя некоторые из них получили достаточно сильные повреждения.