Русская армия форсировала Дунай



Русская армия форсировала Дунай, не встретив серьезного сопротивления, но на линии укреплений Плевны ее остановили подошедшие османские войск июня 1877 года русская армия, / / которую возглавил вели-кий князь Николай Николаевич, пересекла Дунай в Систовой (современный Свищов в Северной Болгарии). Основной русский план предусматривал нанесение главного удара войсками генерала Иосифа Гурко с целью выхода на юг прямо к Константинополю, пересекая Балканы через Шипкинский перевал. Северный фланг армии должен был прикрывать армейский корпус генерала
С . Криденера. Тем временем, с другой стороны Черного моря сильной русской армии великого князя Михаила Николаевича надлежало наступать на Кавказ, оттягивая на себя османские войска как можно дальше от Балканского ТВД.
Этот план был разработан на основе прошлого опыта войн Российской империи с османами. Первостепенную важность здесь имела скорость, но не потому, что требовалось застать османов врасплох (османской армии в Генштабе особого
значения не придавали), а чтобы достичь Константинополя и объявить о своей победе, как совершившемся факте, пре-жде, чем другие европейские державы успеют вмешаться и потребовать приостановки русского наступления.

Шипкинский перевал

Форсировав Дунай, русские войска вышли на принадлежавшие Османской империи земли, которые были слабо защищены. Генерал Криденер повелIX корпус на запад, чтобы заблокировать любые попытки османских войск, базировавшихся в Видине, помешать главному удару русской армии на юг. 16 июля его войска взяли Никополь.В то же время небольшой русский отряд стремительно двигался к Шипкин-скому перевалу. Военный корреспондент Януариус МакГехен сопровождал русские войска. Он описал, как прошла первая ночь марш-броска через перевал: «Все находится в почти полной власти тишины, лишь случайный крик какой-то птицы нарушает ее, отзываясь жутким эхом и вызывая тревогу. Другие звуки можно услышать, только если вы находитесь поблизости; редкий гул голосов, нетерпеливая поступь лошади и скрип сбруи... Мы находимся в одном из самых трудных узких перевалов Балкан, вступаем в проход, который турки оставили безохраны, и который мы надеемся миновать рано утром, и это - причина того, что мы действуем скрытно и в полной тишине, что нет походных костров и ужина, всех обычных признаков бивака».МакГехен находился вместе с двигавшимся в авангарде отрядом в 200 казаков, когда те достигли высшей точки перевала: «Первые триста или четыреста футов [100 м] очень круты..., деревья здесь большие, их ветви находятся высоко над землей. Мы двигаемся дальше так тихо, как только удается, турки могут устроить для нас засаду, и 100 или даже 50 пехотинцев будет вполне достаточно, чтобы перекрыть перевал, сделав любое отступление невозможным».

Османы входят в Плевну

Известие, что Шипкинский перевал находится в руках русской армии, стало серьезным ударом для османов. Однако на другом фланге генерал Криденер после занятия Никополя двигался очень медленно. Его следующим шагом должно было стать занятие Плевны - города, являвшегося ключевой позицией. Однако это ему не удалось. 8 июля, фазу после форсирования Дуная, Плевну на некоторое время заняли казаки, но вскоре они отступили.Османские войска увеличили темп, чтобы использовать в своих интересахошибку Криденера. Командующий османскими войсками в Никополе выставил три батальона, а Осман-паша, крупная армия которого дислоцировалась в Видине, уже 13 июля выступил маршем на Плевну.

Тем временем в Верховном командовании Высокой Порты шли дискуссии о том, как лучше использовать войска Осман-паши. Высказывалось мнение, что эти части следовало держать в месте их постоянной дислокации, чтобы они были готовы противостоять угрозе со стороны Сербии. Однако риск выхода к Константинополю двигавшихся через Балканы русских войск оказался слишком серьезным, и Осман-паша наконец получил разрешение сместиться на юг. Он убедительно аргументировал необходимость выступления в поход с целью объединения с Никопольской группировкой войск. И хотя сначала Осман-паша получил отказ, теперь - 13 июля - он смог, наконец, выступить из Видина, имея под своим началом около 12 000 человек12-тысячная армия Осман-паши в течение шести дней двигалась по летней жаре форсированным маршем, перетаскивая свои артиллерийские орудия по крутым горным тропам. Османские солдаты выступали в 04:00 и шли вперед до полудня, когда им разрешали отдохнуть. По воспоминаниям очевидца, они так уставали, что немедленно «засыпали как убитые».

Прибытие русских войск

Султан отправил Осман-паше телеграмму, сообщая, что русские войска преодолевают балканские перевалы, и что необходимо удвоить свои усилия, чтобы как можно скорее добрался до Плевны. 16 июля Осман-паша приказал трем батальонам авангарда совершить марш-бросок и добраться до Плевны до подхода русских войск Они совершили форсированный марш-бросок - длившийся без перерыва в течение 20 часов - и оказались в городе как раз накануне появления противника. Прибытие этого авангарда бьио необходимо, чтобы усилить гарнизон, состоявший из трех батальонов, размещенных там командующим войсками в Никополе. Когда основные силы Осман-паши приблизились 19 июля к городу с запада, они услышали звуки боя восточнее города, вде русский авангард - 6500 человек под командованием генерала Шильдер-Шульднера - был встречен обороняющимися османскими войсками.

Получивший 18 июля приказ наступать на Плевну, Шильдер-Шульднер остановился примерно в 16 километрах от города, и когда на следующий день он пошел в наступление, обороняющиеся уже имели представление о его намерениях и подготовились, чтобы встретить противника на высотах у деревни Гриви-ца. Турки остановили русских, которые отступили, готовясь повторить атаку на следующий день. Шильдер-Шульднер не знал, что тем временем основные силы Осман-паши вошли в город. Напротив, он полагал, что у него было вполне достаточно солдат, чтобы закончить операцию, не дожидаясь подхода подкреплений. С первыми лучами солнца 20 июля его войска вновь пошли в атаку.

Первый массированный штурм

20 июля главные события разворачивались к северу и к востоку от города, прежде всего на хребте Яник-Байр. Первые атаки русских войск на обеих оконечностях хребта имели некоторый успех. В Буковой, на левом фланге османских позиций, обороняющиеся были вынущены отступить до самых предместий Плевны, в то время как справа от них, в районе Гривицы, были захвачены три линии окопов. Очевидец так описал различия в поведении османских солдат под огнем: «Некоторые бормотали как идиоты; другие по-видимому были одержимы дьявольской яростью; третьи хранили молчание и казались чрезвычайно сосредоточенными как во время учебных стрельб».

Как бы то ни было, исход боя, вероятно, решила артиллерия, а не пехота. У Шильдер-Шульднера было 46 артиллерийский орудий, которым удалось подавить те несколько орудий, которые обороняющиеся турки успели разместить на позициях 18 июля. Однако 20 июля артиллерия армии Осман-паши, доставленная по горным тропам вниз к Плев-не, в то время как волы бьии отправлены кружным путем по равнине, смогла остановить наступление русских войск. Находившийся при османской армии врач позднее описал жестокую артиллерийскую дуэль журналисту. «[Доктор] Райан лежал на вершине холма, наблюдая за огнем русских пушек, когда увидел шесть одновременных клубов дыма и шесть вспышек со стороны леса на дальнем склоне. Один из османских канониров как раз изучал ситуацию, чтобы перенацелить свое орудие на русскую батарею, когда шесть снарядов обрушились на них. Вспышки огня бьии последним, что увидел этот человек, когда осколком разорвавшегося снаряда ему оторвало голову. Кровь хлестала из страшной раны на его шее, и затем безголовый труп обернулся вокруг себя, ноги судорожно двигались, как у цыпленка, которому перерезали горло. Райан весь похолодел от этого зрелища, и его вырвало». (Позднее доктор Райан стал старшим офицером санитарной службы австралийских войск, сражавшихся в Европе во время Первой мировой войны). Турки контратаковали, вынудив русские войска отступить, и около 17:00 смогли вновь занять свои первоначальные позиции. Той же ночью Шильдер-Шульднер отступил, а османы отпраздновали победу «громким боем барабанов, громом литавр и звоном колоколов», собравшись вокруг «богато украшенного столба, увенчанного полумесяцем. Из соседней мечети раздался крик муэдзина, призывающий правоверных к молитве».

Осман-паша разрешил своим войскам этим вечером отпраздновать победу; на следующий день они бьии отправлены на работы - по всему фронту рьиись окопы и возводились укрепления, чтобы сделать Плевну неприступной.
Стремясь захватить Плевну как можно быстрее, командующие русской армией бросали своих солдат в массированные атаки, не позаботившись об их тщательной подготовке. На следующий день после того, как ему удалось остановить наступление Шильдер-Шульднера, Осман-паша развернул массовые работы по укреплению обороны Плевны. Он понимал, что русские скоро вернутся, и не стал тратить время впустую, постаравшись обустроить эффективную линию обороны. Когда османы прибыли сюда 19 июля, никаких специальных укреплений вокруг Плевны не существовало, однако с точки зрения обороны город занимал выгодные позиции. С запада находился большой холм - Намасгула-Байр, а затем река Вид (сама Плев-на стоит на притоке Вида - Туль-ченице). Холм был покрыт виноградниками и садами, что обеспечивало обороняющимся естественные укрытия. Таким образом, изначально предполагалось, что взятие западного сектора обороны будет сопровождаться для атакующих большими потерями.

Подготовка османов

Свои усилия по укреплению обороны Осман-паша сосредоточил на других участках. Его солдаты трудились посменно и днем, и короткими летними ночами, когда они использовали костры, чтобы освещать место работ. Северо-восточнее города находилась гряда Яник-Байр, на восточной оконечности которой османы возвели два мощных редута - Баш-Табия и Канли-Табия, которые у русских именовались Гривица I и Гривица II, по названию расположенной поблизости деревни. Стены редутов были в б метров толщиной, и почти столько же высотой. Их защищали рвы и окопы для пехоты, расположенные так, чтобы позволить им вести анфиладный огонь по русским войскам, штурмующим редуты с любого направления. Были хорошо защищены орудийные позиции, а также оборудованы глубокие погреба для хранения боеприпасов.

Затем вдоль гребня гряды Яник-Байр османские солдаты отрыли линию траншей и огневых позиций, создав оборонительную позицию длиной в б км, прикрывавшую наиболее вероятное направление атаки на город. В юго-восточном секторе, где путь лежал через деревню Радищево, также были возведены укрепления; они располагались несколько ближе к городу, но доминировали над местностью, по которой предстояло наступать войскам противника.
Осман-паша разослал отряды с целью узнать, что предпринимают русские. Одному из них удалось 26 июля вернуть находившийся южнее город Ловча, прикрывавший важную дорогу, идущую с Балканских гор. Осман-паша подтянул дополнительные войска, доведя их численность до 20 ООО солдат, а находившихся при армии раненых отправил в Софию. Он также настоял на соблюдении строгой дисциплины, не позволяя грабить трупы и даже приказал повесить пять башибузуков, застигнутых в тот момент, когда они снимали одежду с убитых русских солдат. Осман-паша также отказался позволить местным жителям оставить город, чтобы русское командование не смогло получить от них сведения о состоянии обороны.

Начало русских атак

Тем временем русские дипломаты вели переговоры с Румынией, стараясь добиться отправки значительных сил. Проблема состояла в требовании короля Румынии Кароля - он хотел сам возглавить главнокомандование войсками под Плевной, если в их состав будут входить существенные румынские контингенты.

Великий князь Николай приказал Криденеру взять Плевну как можно быстрее. Русский план войны зависел прежде всего от взятия Константинополя до того, как Франция или Великобритания вмешаются в конфликт, и, таким образом, османское присутствие в Плевне необходимо было ликвидировать. Криденер доложил, что город представляет собой естественную оборонительную позицию, и что османы возвели мощные земляные укрепления. В связи с этим для решения поставленной задачи ему необходимо большее количество артиллерии и войск. Однако великий князь настаивал на штурме. 29 июля войска XI русского корпуса начали сосредотачиваться на востоке от города.

Для наступления Криденер развернул 35 ООО солдат и 170 орудий. Он планировал атаковать одновременно с северо-востока и юго-востока, использовав кавалерийскую дивизию генерала Шаховского для нанесения решающего удара с востока. Ночь на 31 июля была дождливой, но русским войскам все же удалось развернуть свою артиллерию на выбранных позициях. Артобстрел начался 31 июля около 08:30 после того, как густой туман рассеялся.

Начало сражения

Криденер отдавал последние приказания. Находившиеся в обороне османские войска были готовы и вдали атаки. Каждый пехотинец получил по 500 патронов, сухарные сумки были полны сухарей и галет, в то время как кофе и вода исправно доставлялись к их позициям. В кавдом из двух редутов на гряде Яник-Байр находилось по 1000 солдат, в то время как другие узловые пункты обороны также были хорошо укреплены.Оттоманские войска были подняты засветло, но когда на рассвете русской атаки не последовало, они получили завтрак. Турки оставили отдаленные деревни, такие как, например, Радищево, и сконцентрировались в основномв долинах восточнее города, изготовившись прийти на помощь тем секторам, где угроза будет наибольшей.

Русская пехота пошла в атаку после полудня. Первыми предприняли попытку взять османские позиции солдаты Шаховского. Однако в ходе артобстрела русской артиллерии не удалось подавить артиллерию противника, в связи с чем русская пехота сразу же понесла большие потери от огня турецких казнозарядных орудий производства Круппа. Также вскоре стало очевидно, что винтовки Peabody-Martini, которыми были вооружены османские пехотинцы, значительно лучше, чем ружья, используемые русской армией. Многие солдаты из числа атакующих частей, были убиты и ранены на дальней дистанции, прежде чем они сами смогли сделать хотя бы один выстрел.

Контратака

Отряд Шаховского, насчитывавший около 10 ООО солдат, понес большие потери. Однако русским солдатам все же удалось прорвать первую линию османской обороны и взять два редута. Чтобы развить достигнутый успех, Шаховской отправил в бой батальон из резерва, а конная артиллерия начала развертываться на отобранных у противника позициях. Хотя русские войска и смогли подойти к следующей линии обороны, они теперь еще сильнее страдали от огня противника. Осман-паша точно рассчитал момент и бросил одно из свои резервных подразделений в атаку на русских, находившихся ниже по склону. После короткой рукопашной войска Шаховского были смяты, и пехота, и артиллерия отступили, оставляя противнику захваченные такой большой ценой позиции.

Севернее войска под командованием Криденера пошли на штурм двух мощных редутов на гряде Яник-Байр. Они оказались не в состоянии добиться хоть какого-то успеха, хотя потери их были достаточно серьезными. Части Криденера отступили почти в таком же беспорядке, что и войска Шаховского. После боя перед редутом остались лежать 1500 тел русских солдат.

Осман-паша не стал организовывать преследование: его войска все еще значительно уступали противнику в численности, а силы кавалерии оказались недостаточными. Хотя, возможно, он и упустил в этот момент замечательную возможность: русские войска пострадали очень сильно, потеряв более 7000 человек, в то время как потери османской армии не превысили 2000, и, возможно, организуй Осман-паша энергичное преследование, ему удалось бы рассеять весь IX корпус Криденера. IX корпус в беспорядке отступил, а в районе Систовой, где находилась главная переправа русских войск через Дунай, даже возникла ситуация, близкая к панике, когда отдельные части старались вернуться по мосту на румынскую территорию.

Последствия штурма

Провал русского штурма был, хотя и не решающим, но все же чрезвычайно важным событием. Посланец султана Хамида прибыл с наградами для османских генералов: Осман-паша получил орден Османие - высшую военную награду, а также саблю, украшенную алмазами, в то время как его заместитель получил богато украшенную пару пистолетов ручной работы.
Это поражение изменило стратегическую ситуацию на ТВД. Русские войска оставили шрново, прикрывавшее северные подходы к Шипкинскому перевалу, и теперь у генерала Гурко не было никакой возможности совершить марш-бросок через Балканские горы.

Следующие шаги Осман-паши были также направлены на дальнейшее укрепление своих позиций. Он не только возвел еще несколько земляных укреплений, но его солдаты также построили и ряд новых узловых пунктов из скальных блоков. Пять новых редутов были построены в северном секторе, еще шесть - в юго-восточном. Отдельные рвы имели ширину в 4 метра и глубину - в 3 метра, в то время как сами стены редутов достигали толщины в 6 метров.Осман-паша сумел создать практически неприступный укрепрайон, возведя также еще шесть редутов, прикрывавших самый южный сектор, который ранее защищали лишь естественные оборонительные позиции. Одному из новых редутов близ Кришнина в районе, известном как Зеленые холмы, предстояло сыграть важную роль в предстоящей обороне Плевны. Наконец, Осман-паша обустроил оборонительную позицию на западе, прикрыв мост через реку Вид. Он также подтянул дополнительные подкрепления, и в концу августа ему удалось довести численность своих войск до 25 ООО человек.

Противники проводят перегруппировку

Верховное командование русской армии, также не бездействовало. Прилагались большие усилия, чтобы увеличить группировку своих войск в пределах Болгарии и блокировать османскую армию под Плев-ной. Войска, выделенные для этой операции, уже достигли 80 ООО человек, теперь и румынское правительство объявило об отправке под Плевну 40 ООО солдат.Османские войска, находящиеся южнее Балканских гор, в августе начали двигаться на север, создавая угрозу контролируемому русскими войсками Шипкинскому перевалу. Преодолев Балканы, они создавали серьезную угрозу для русско-румынской группировки под Плевной. К счастью для всей русской армии османское наступление было отбито, и наращивание сил под Плевной продолжилось.Окопавшись на своих позициях, Осман-паша предпринимал усилия, чтобы беспокоить противника.31 августа османские войска совершили вылазку против русских частей, располагавшихся около Пелишата. Хотя этот набег и имел успех, на сосредоточение русской армии это не оказало никакого влияния. 3 сентября русские войска вновь взяли город Ловча, и хотя большей части гарнизона удалось уйти в Плевну (в результате чего численность турецких войск достигла 30-40 тысяч человек), армия Осман-паши оказывалась во все большей изоляции.

После взятия Ловчи войска Румынии и России формально объединились под командованием князя Кароля, начальником штаба которого был назначен русский генерал Зотов. Вместо 20 000 человек IX корпуса, которые участвовали в июльском штурме, теперь здесь располагалось100 000 человек которых поддерживали 440 артиллерийских орудий.

Но за это время усилилась и оборона, а количество редутов теперь увеличилось. В них были созданы запасы продовольствия - кукурузы, фруктов и риса, достаточные, чтобы обеспечить гарнизон в течение восьми дней. В некоторых редутах даже находилось по несколько волов, которых можно было забить в чрезвычайной ситуации. На каждое орудие были созданы запасы по 100 снарядов, а каждый османский пехотинец теперь имел при себе 600 патронов. Артподготовка
Бомбардировка Плевны началась 7 сентября, но очень скоро осаждающим пришлось столкнуться с трудностями разрушения земляных укреплений и скальных позиций. Войска днем отходили с редутов на обустроенные позиции, а ночью восстанавливали бреши, пробитые русской артиллерией.

За четыре дня около 30 ООО снарядов было выпущено по османским позициям, однако в ходе артподготовки погибло всего 500 турок, причем половина из них - когда шальной снаряд попал в склад на редуте «Кришнин». Вечером 10 сентября начался проливной дождь, и интенсивность бомбардировки заметно уменьшилась. Русские войска собирались атаковать на следующий день.Из-за дождя ночь стала большим испытанием для готовившихся атаковать русских частей, поскольку им пришлось провести ее под открытым небом. Начало атаки на следующий день было запланировано на 15:00, когда туман должен был окончательно рассеяться. Румынским войскам предстояло наступать на севере, а поддерживающим их частям IX русского корпуса - штурмовать большой редут «Гривица». Войска IX и IV корпусов атаковали на юго-востоке; а части генерала Скобелева должны были наступать с юга в направлении находившегося там большого редута.

Начало атаки

У атакующих частей возникли большие проблемы с координацией действий, в результате чего русским и румынским войскам не удалось добиться решающих успехов, и они взяли только один из двух больших оплотов у Гривицы, потеряв 4000 человек. 4-я румынская дивизия генерала Георге Ману хорошо показала себя при взятии этого редута, предприняв одну за другой четыре атаки прежде, чем османы, наконец, оставили его. Но один из редутов все еще продолжал оказывать сопротивление, и это означало, что линия обороны прорвана не была.

На юго-востоке начало операции было неудачным - русская пехота слишком рьяно бросилась в атаку и, оторвавшись от сил поддержки, очень сильно пострадала. После завершения основных атак военный корреспондентЯнуариус МакГехен сделал записи о наступлении русской пехоты на юго-востоке, когда она под шквальным огнем попыталась штурмовать находящиеся выше по склону османские позиции. «Могли ли они достичь бруствера? Я думаю - об этом не могло быть и речи. Даже если предположить, что лишь одна пуля из десяти попадала в цель, то ниодин из этих смельчаков не должен был вернуться с поля боя живым». Как это ни удивительно, но некоторым русским солдатам действительно удалось добраться до османских позиций, однако подкреплений они не получили, и, таким образом, им оставалось лишь «умереть, быть разбитыми, сломленными, побежденными». Атака Скобелева

На юге генерал Скобелев подтянул артиллерию, чтобы оказать поддержку своей наступающей пехоте. Ему удалось взять редут, затем другой, но при этом его войска понесли тяжелые потери. В конце дня развернулся интенсивный бой на Зеленых холмах к югу от Плевны. Осман-паша мог теперь подтянутьдополнительные силы с севера, где румынские атаки были остановлены, и 12 сентября в 06:00 двадцать османских батальонов пошли в контратаку. Положение Скобелева осложнялось тем, что у него в тылу находился еще один редут, который все еще удерживали турки. Он обратился к Зотову с просьбой срочно прислать подкрепления, однако получилответ, что такой возможности нет. Войска Скобелева отбивали атаки в течение большей части дня, но в 16:30 были вынуждены отступить. Они потеряли около 5000 человек, а русско-румынская армия в целом - 15 000 убитыми и ранеными в тщетных атаках на позиции противника. Плевна все так же оставалась под контролем Осман-паши.