Разгром Прусской Армии


Фридрих был уверен, что ему удастся одержать решающую победу, и вновь бросил своих солдат в атаку, но лишь для того, чтобы как они в панике отступают.12 августа Фридрих объявил о своем намерении атаковатьаунерсдорф. Подготовка к этому наступлению несколько задержалась из-за нескольких попыток русских войск вернуть Мюльберг. Тем не менее, к 13:00 в целом все было готово к штурму Кунерсдорфа. Прусская тяжелая артиллерия была выдвинута к Мюльбер-гу, чтобы поддерживать атаку, а пехотные части развернулись в линию.

Пока прусская армия совершала этот маневр, Салтыков реорганизовывал русские линии. В качестве опоры для своей обороны он теперь использовал небольшую лощину, известную как Кухгрунд, расположенную северо-западнее Кунерсдорфа. Русские войска были потрепаны во время успешной прусской атаки на Мюльберг, однако они были все еще очень далеки от разгрома. Армия Салтыкова все еще превосходила противника в численности, а кроме того, ее командующий теперь знал, куда будет нанесен следующий удар. Салтыков укрепил участки фронта, обращенные к прусской линии, перебросив сюда силы с западного участка своих позиций. Но что еще важнее, он приказал австрийскому корпусу Лаудона, который также располагал сильной кавалерией, занять высоты к югу от Кунерсдорфа.

Начало боя

Хотя русские и потеряли на Мюльбер-ге часть своих пушек, у них еще оставалось почти 200 артиллерийских орудий. С господствующих позиций на высоте Гроссер-Шпицберг русские канониры легко могли сосредоточить огонь своей артиллерии на наступающих порядках прусской пехоты.Около 14:00 пруссаки вновь пошли в атаку, которой предшествовала еще одна сильная артподготовка. Клубы дыма и пыли вскоре закрыли от наблюдателей и командующих практически все поле битвы, не позволяя определить, где наступают те или иные части, особенно прусская кавалерия.Впрочем, на основании некоторых документов того времени можно составить следующую схему боя. Первая атака прусских войск, возглавляемая непосредственно Фридрихом, была направлена на позиции Салтыкова, находившиеся только севернее Кунерсдорфа. Русские ее отбили, и пруссакам пришлось отступить на исходные позиции. Одновременно части корпуса Финка начали наступление через заболоченную местность на западный участок русских позиций. Условия местности чрезвычайно затрудняли развертывание-пруссакам пришлось разбиться на небольшие группы, чтобы пересечь заболоченный участок, а затем под сильным артиллерийским огнем повторно перестроиться в линию. Русские гаубицы Шувалова и единороги нанесли атакующим большой урон, и Финк оказался не в состоянии довести до конца свое наступление.

Прусская кавалерия, прибывшая с южного участка поля битвы, попыталасьподдержать наступление Финка, fyca-ры Клеста и драгуны Платена-младшего маневрировали вокруг Кухгрунда, но их сдержала русская кавалерия. Сам Зейдлиц возглавил массированную кавалерийскую атаку через Кухгрунд, но три подоспевших русских пехотных полка отбросили пруссаков. Сам Зейдлиц был ранен в руку, из-за чего ему пришлось оставить командование. Его место занял принц Вюртембергский, но и ему не удалось прорвать русские ряды. Один из любимцев Фридриха, генерал-майор Пуггкамер, погиб, сражаясь во главе своего полка «Белых гусар».

Прусская атака терпит крах

В ходе атаки прусская пехота постоянно находилась под сильным огнем русской артиллерии, причем Салтыков имел возможность подтягивать на эти участки свежие войска. Один прусский офицер вспоминал: «Наша пехота шла по песчаной местности. День был очень жаркий. Все страдали от жажды и двигались с трудом. В наступлении участвовали те же батальоны, которые и начинали бой, тогда как враг продолжал подтягивать свежие войска».Пруссакам удалось захватить большую часть деревни Кунерсдорф, однако русские все еще удерживали кладбище. Старшие командиры советовали Фридриху прервать атаку, так как его армия была почти полностью измотана, но король был настроен одержать решающую победу. Он лично повел пехоту в атаку через Кухгрунд, приказав Финку вновь начать наступление с севера. Русская артиллерия все еще доминировала на поле битвы, особенно эффективно действовали те орудия, которые размещались на господствующих позициях на Гроссер-Шпицберге.

Заключительные атаки через Кухгрунд были блокированы переброшенными сюда австрийскими войсками. И вновь то обстоятельство, что пруссаки весь день без перерыва вели тяжелый бой, сыграло свою роль: измотанные солдаты пытались подняться на противоположный склон Кухгрунда, однако противник отбрасывал их вновь и вновь. Предпринятые южнее лобовые атаки на Гроссер-Шпицберг были также отбиты. Салтыков сосредоточил там русскую пехоту, чтобы прикрыть свои артиллерийские позиции, и прусская пехота на этом направлении также не добилась успеха.Командование прусской кавалерией теперь перешло к генерал-лейтенанту фон Платену, поскольку принцВюртембергский также бьи ранен. Фон Платен решил атаковать русские позиции на Гроссер-Шпицберге и повел свою кавалерию между прудами, пытаясь развернуться для атаки. Впереди шел драгунский полк Шорлемера, который первымринулся на русские позиции, однако бьи практически полностью уничтожен огнем русской артиллерии еще до того, как другая часть прусской кавалерии успела развернуться для атаки.

Наступил решающий момент сражения. Командующий австрийскими войсками Лаудон воспользовался сложившейся ситуацией и во главе своей кавалерии (а также русских конных частей) контратаковал пруссаков. Кавалерия фон Платена оказалась в ловушке: она все еще не закончила развертывание и не могла успешно маневрировать. Пруссаки в беспорядке бросились назад, отступая по участку местности между прудами. Паника перекинулась на пехоту. Весь южный фланг прусской армии начал отступать.


Несмотря на несколько отчаянных попыток восстановить порядок в рядах своей армии, Фридрих оказался не в состоянии прекратить бегство своих солдат с поля боя.Поражение прусской кавалерии в бою южнее Кунерсдорфа быстро вызвало в панику, охватившую всю армию. Сначала пехота, располагавшаяся южнее Кунерсдорфа, столкнулась с отступающей кавалерией и обратилась в бегство, стараясь пробиться на север и пересечь в обратном направлении Хюнер-флисс. Толпы бегущих в панике солдат увлекли за собой сначала войска, сражавшиеся напротив Кухгрунда и, наконец, подразделения корпуса Финка.Большая часть измотанной тяжелыми боями армии Фридриха теперь была полностью деморализована и стремилась лишь к тому, чтобы оказаться как можно дальше от поля боя.

Попытки остановить войска

Фридрих выказал большую личную храбрость, пытаясь встать на пути всеобщего отступления. Как и годом ранее при Цорндорфе, он схватил полковойштандарт и стал призывать солдат сплотиться вокруг своего короля. Но теперь это не помогло. Ему удалось собрать лишь около 600 солдат из полка Лествица на одной из высот (вероятно на Мюльберге), однако огонь русской артиллерии был настолько интенсивным, что и они были опрокинуты. Тогда Фридрих приказал фузилерам Дирике выдвинуться вперед с их позиций,чтобы защитить прусскую артиллерию. Они выполнили приказ, но также не смогли остановить поток солдат, в панике бегущих на север.В этот день под Фридрихом уже была убита одна лошадь, а теперь и вторая получила пулю в грудь. Один из адъютантов короля отдал ему своего коня. Очевидец вспоминал: «Король едва успел вскочить на лошадь, как мушкетная пуля попала ему чуть выше бедра; она была остановлена лишь золотой табакеркой, которую он носил в своем кармане». Казаки едва не окружили Фридриха, но в последний момент его спас отряд гусар Цитена, которыми командовал капитан фон Приттвиц. «Притгвиц! Я погибаю»,крикнул он. Ответ бьи: «Нет, пока в наших телах еще теплится жизнь!» Гусары вывели короля в безопасное место.

Прусская армия была полностью разбита. Ночью под потоками дождя и подраскаты грома во время разразившейся грозы Фридрих пересек Одер. Король пребывал в депрессии. Формально он передал командование Финку, которого обязали докладывать обо всем принцу Генриху. Сам он написал в Берлин: «Мой камзол пробит мушкетными пулями, подо мной убиты две лошади. Мне не повезло, что я все еще жив. Наши потери чрезвычайно велики, у меня в резерве осталось всего 3000 солдат из армии, насчитывавшей накануне 48 ООО. В тот момент, когда я пишу эти строки, все бегут, и я не могу больше контролировать своих солдат.., я не смогу пережить эту жестокую превратность судьбы.., я полагаю, что все потеряно».

К счастью для Пруссии русские и австрийские войска также понесли тяжелые потери и не предприняли даже попытки организовать преследованиеотступающей армии противника. Прусские войска постепенно начали собираться. Кроме 3000 солдат генерала фон Вунша, которые в соответствии с приказом оставались в резерве и не принимали участия в сражении, 13 августа около 18 ООО человек из состава разбитых частей были собраны в подобие армии на восточном берегу Одера. На следующий день они переправились на западный берег.

Возвращение Фридриха

К 16 августа Фридрих, наконец, преодолел свою депрессию и счел возможным вновь принять командование войсками. Своему брату, принц Генриху, он писал: «Когда я сообщил Вам о нашей неудаче, положение казалось отчаянным. Опасность сохраняется, но Вы знаете, что я буду высоко нести свое знамя до тех пор, пока дышу». В тот же день Салтыков, наконец, перешел Одер. Его войска находились теперь всего в 65 километрах от Берлина, а у Фридриха, чтобы защитить свою столицу, было не более 33 ООО солдат, которых он развернул на реке Шпрее. Салтыков имел значительное численное превосходство, но хотел дождаться прибытия основной австрийской армии фельдмаршала Дауна.

Однако теперь прусская армия, располагавшаяся в резерве в Шмотгзейффене,представляла для противника серьезную угрозу. После того как Даун двинулся на север, чтобы соединиться с Салтыковым, принц Генрих переместил свою армию от Шмотгзейффена к Гёрлицу, перерезав линии коммуникаций Дауна. В ответ Даун отвел свои войска назад, а Салтыков, полагая, что его армия сделала все возможное, и что маневры союзника свидетельствуют о его отказе наступать на Берлин, ушел со своими войсками на восток от Одера. Он предпочел укрепить свои позиции, а не рисковать, пытаясьнанести решающий удар по противнику. 7 октября Фридрих последовал за русскими к Одеру. 24 октября Салтыков ушел дальше на восток, на зимние квартиры. Как это ни парадоксально, но катастрофа под Кунерсдорфом обернулась стратегическим успехом: теперь отсские не угоожали Беолину.

ПРИ КУНЕРСДОРФЕ прусская армия потеряла около 19 ООО человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести, а также 4599 пленными. Также русские захватили 172 пушки. Однако объединенная русско-австрийская армия Салтыкова также сильно пострадала. Победа стоила ей почти 28 500 человек убитыми, ранеными, пропавшими без вести и пленными. Из-за таких значительных потерь войска союзников не располагали частями, которые смогли бы организовать преследование противника.Не воспользовавшись сложившейся ситуацией, Салтыков допустил серьезную стратегическую ошибку. Он не был готов идти на Берлин без поддержки сильной австрийской армии, а ее командующий, граф Леопольд фон Даун, отказался оказать содействие русским, потому что ему угрожала армия принца Генриха.Русские солдаты выказали выдающуюся храбрость при возвращении потерянных ими позиций на Мюльберге. Салтыков сумел сохранить «баланс» своей армии, а также укрепить ключевые позиции. Русская артиллерия также действовала очень эффективно.Хотя Салтыков и позволил пруссакам отойти после сражения при Кунерсдорфе, стратегическая ситуация, в которой оказался Фридрих Великий, оставалась для короля Пруссии очень сложной. Она усугубилась его опрометчивым решением позднее в том же году отделить от армии сильный корпус, который затем былвынужден сдаться австрийцам при Максене. Действия Фридриха при Кунерсдорфе можно охарактеризовать как худшие за всю его карьеру полководца. Ему не удалось правильно определить условия ландшафта поля боя, он недооценил противника, отклонил разумное предложение прервать сражение в выгодный для себя момент. Наконец, потерпев поражение, король впал в депрессию и фактически бросил армию.

Принц Генрих был очень критически настроен по отношению к своему брату в этот период и отозвался о нем, как о «противоречивом и неуверенном в себе», сетуя, что, «присоединившись к моей армии, он принес с собой беспорядок и неудачу». Однако Фридрих все еще оставался великим полководцем.В августе 1760 года он разбил австрийцев в сражении при Лигнице, а затем в октябре-и при Торгау. В 1761 году Фридрих перехитрил российских и австрийских военачальников, которым не удалось блокировать его намного уступавшую им в численности армию. Однако в целом ситуация складывалась не в пользу Пруссии: к концу 1761 года активизировались страны антипрусской коалиции. Армия Фридриха к тому времени стала намного меньше, и все шло к тому, что в ходе следующей кампании противники Пруссии поставят ее на колени.Фридриха спасла смерть 5 января 1762 года императрицы Елизаветы Петровны. Новый император Петр III был поклонником Фридриха.Он немедленно отдал приказ прекратить военные действия. Уже в мае 1762 года Пруссия и Россия подписали соглашение, и Петр в том же году отправил русские войска сражаться на стороне пруссаков против австрийцев.