Переход Суворова через Альпы

По освобождении севера Италии от французских захватчиков, Суворов намеревался далее разворачивать наступательное вооруженное движение в сторону Франции: нанести главные удары по направлению Гренобль-Лион-Париж. Однако союзники засомневались в своей безопасности, усиление роли России в средиземноморском регионе и Италии вообще  не хотели. Англия и Австрия решают удалить русских из освобожденных краев Севера Италии. Суворову предписали оставить Италию австрийским войскам, а во главе русского воинства идти на Швейцарские земли, и, соединив силы с Римским-Корсаковым оттуда наступление вести на Французские земли.

       Русские войска скорым марш-броском покрыли 150 километров, что тянутся от Алессандрии до Таверно. Прибыв в указанный пункт (Таверно). Обнаружилось нарушение договора австрийцами: они не доставили оговоренное число вьючных мулов, чтобы перевезти провиант и артиллерийскую технику. Однако свои артиллерийские грузы и обозы с провиантом русские отправили иными путями. Мулов доставили только четыре дня спустя, и всего треть от обещанного. Также были даны неправильные разведданные  по числу противников, французов уменьшили в разы, почти треть реального числа противников указана не была. Плохой была и топография предоставленных карт.

        В конце августа парой колонн русские выступили в поход. Начинается героический вошедший в историю навсегда Швейцарский переход Суворова 1799-ого года через Альпы. Это великая страница русской истории. Первым испытанием стало сражение с французами на перевале Сен-Готард, что открывал путь к Швейцарии. Оборона французов была примерно в половину всей нашей русской армии. Были взяты деревни Урзерн и Хоспенталь, после чего начали штурм перевала. Третьим натиском перевал взяли. Не раз все войска преодолевали препятствия горной местности, натиски французов, чего стоит один только переход через Чертов мост, на который вел узкий тоннель «Урнзернская дыра», что пробит был прямо в отвесной скале.

      В том походе проявился гений Суворова не только как полководца, но и как мастера непревзойденной тактики русских командиров. На одном своём авторитете он вытаскивал людей из уныния и вдохновлял на дерзания в труднейших условиях, где остальные растеряли бы дезертирами всю армию, там Суворов с небольшим по числу отрядом сделал невозможное. По дну ущелий наши обошли французов и сумел отбросить их от входов в туннель, потом завязался бой за сам Чертов мост, что усложняло в разы всю задачу. Получилось не только отбить, но и оставить мост целым, не допустить разрушений. В тяжелой борьбе, труднейших условиях, но войска двигались далее. Самым тяжелым поворотом событий на Сен-Готардском пути можно считать переход наиболее высокой и крутой заснеженной горы, Бинтнерерг, что стоит против и посредине водопада. Здесь погибло множество наших солдат, здесь где-то стоит и памятник Суворову и русской воинской славе. Но, то отвлечение. А тем временем наши войска достигли Альтдорфа, тут обнаружился изъян топографической карты австрийцев. Вдоль Люцернского озера никакой дороги не было. Лодки тоже были использованы остатками войск Лекурба, что вытеснены нами, были именно сюда задолго до Швейцарского  подхода.

    Провиант заканчивался, собирались вновь недруги, дороги далее нет. Суворов принимает решение вести войска через Росшток, мощный горный хребет, чтоб при переходе выйти на Муттенскую долину и по ней идти в Швиц. Суворову уже было 70, а вдобавок при переходе он к тому же сильно заболел. Но это не являлось причиной для самого Суворова, чтобы отступать. Отбили при выходе из ущелья Мутен к полному недоумению французов. Но тут наших ждало известие о поражении Римского-Корсакова ведь именно к нему они шли на подмогу, мы оказались в блоке французов. Однако если бы это был не Суворов – мы пропали бы, но не с ним. Его части сумели прорвать блокировку с боями выйти к заснеженным горам и перевалам. Без патронов и еды, в изношенной одежде и обуви, а кто-то просто босиком. В конце сентября Муттенская долина встретила семитысячный арьергард русских под началом Розенберга, что прикрывал Суворова с тыла, наголову разбил французов 15-тысячную группировку. Чуть не взяли в плен и командира Массену. Французам и здесь нанесли урона порядочно: погибших до 5 тысяч, пленных тысяча включая Лекурба. Наших полегло 650 человек. Последние австрийские части покинули наших в Гларисе. Генералами нашими был принят такой вердикт – пробиться через Панкис (Рингенкопф) к долине Рейсы и соединиться с остатками частей Римского-Корсакова. Это был самый тяжелый переход, последний во всей кампании. В пропасть побросали пушки свои и трофейные, потеряли мулов до 300 голов. На русские арьергарды нападали вооруженные до зубов французы, однако ни пули, ни вся артиллерия им не помогали, наши в штыковой атаке обращали их в бегство.

Последнее испытание – спуск с вершины Панкис мы можем наблюдать на картине Василия Сурикова «Переход Суворова через Альпы».  Завершился тяжелейший поход в октябре 1799-ого в австрийском Фильдкирхе.
      В сухом остатке потеряли мы за время похода, то есть в армии, которая без провианта и арсенала, разбивая на своем пути врагов, победила испытание, составила около 5 тысяч это четверть всей армии. Многие разбились на перевалах. Но вот потери врага, у кого был численный перевес, полное вооружение, к тому, же выгодные территориальные условия по известной местности пусть даже горной, оцениваются в три-четыре раза больше. Пленных солдат и офицерского состава среди французов было 2 778. Половину из этих пленных Суворову удалось прокормить и вывести из Альп как реальное свидетельство своих достижений и подвига русского воинства великого.

    Именно после этого беспримерного по великой трудности и героизму похода Суворову было присвоено высшее воинское звание – генералиссимус. Он стал четвертым  в России, кто заслужил такой чести.