Османская армия нового типа


Русско-турецкая война застала обе стороны на полпути к завершению программ модернизации армии.
Армии, вступившие в бой под Плевной, имели много сходных особенностей. В обеих, например, лишь незадолго до войны начали осуществляться обширные программы модернизации, которые ликвидировали существовавшие долгое время системы комплектования и организации, заменив их другими, основанными на принципах, исповедуемых западноевропейскими армиями.

Военные реформы

В 1826 году султан Махмуд II расформировал корпус янычар (существовавшую веками военную касту, традиционно составлявшую ядро османской армии) и приступил к модернизации вооруженных сил. Реформы были
продолжены его преемником султаном Абдул-Меджидом, который сформировал несколько армейских корпусов, состоящих каждый из трех пехотных дивизий, двух кавалерийских и одного артиллерийского полков (в последнем 33 орудия). Численность кавдого корпуса достигала 30 ООО человек. Была введена воинская повинность, в результате чего армию могли пополнить порядка полмиллиона человек, включая резервы.

После поражения России в Крымской войне военный министр граф Дмитрий Милютин (занимал этот пост с 16 мая 1861 года до 21 мая 1881 года) провел аналогичные военные реформы. Он отменил систему рекрутских наборов, наладил строительство казарм (до этого солдаты расквартировывались в намного худших условиях), а также разделил страну на военные округа, которые должны были обеспечивать комплектование и подготовку войск.

1 января 1874 года император подписал Закон о воинской повинности, который сделал военную службу обязательной доя всех мужчин в возрасте от 20 лет. Срок воинской службы определялся в 6 лет на действительной службе и 9 лет в запасе. Введение воинской повинности дало возможность создать большой запас резервистов, которых можно было мобилизовать в случае начала войны. Также это позволяло Российской империи содержать в мирное время меньшую постоянную армию.
Реформированию была подвергнута вся система военного образования, а начальное образование было сделано доступным для всех новобранцев. Мшпотинские реформы ликвидировали профессиональную армию, созданную Петром Великим, и сформировали основанную на призыве российскую армию, которая существует и в XXI веке.

Вооружение

Османская армия была вооружена лучше, чем русские войска. За предшествовавшие войне годы были закушены самые современные артиллерия и стрелковое оружие. На вооружении турецкой артиллерии состояли казнозарядные орудия Круппа, с помощью которых семью годами ранее пруссаки сокрушили противника во франко-прусской войне. Эти орудия были точными и надежными, они стреляли снарядами с взрывателями, которые могли срабатывать как при столкновении, так и в воздухе. Стандартным оружием пехоты стали однозарядные ружья Peabody-Martini, которые в количестве 500 ООО штук были закуплены в США у Providence Tool Company.

Основу вооружения русской пехоты составляли два ружья: Крнка и Бердана. Обе модели были менее надежными, чем Peabody-Martini, хотя ружья Крнка обладали таким полезным свойством, как низкая дульная скорость, благодаря чему пуля при попадании практически всегда оставалась в теле пораженного. Что касается артиллерии, в русской армии продолжали использоваться медные и даже устаревшие дульнозарядные орудия.Еще одно преимущество, которым могли гордиться османские войска, заключалось в снаряжении легкой кавалерии, которую обе стороны использовали в больших количествах. Османский кавалерист-черкес был вооружен «магазинной винтовкой» Winchester, намного превышавшей по своим качествам оружие, состоявшее на вооружении казачьих частей.

Тактика

С точки зрения боевых навыков пехоты и кавалерии обе армии находились примерно на одинаковом уровне. Различие состояло в том, что османские войска сражались в обороне и могли использовать шанцевый инструмент для обустройства позиций, которые было практически невозможно взять штурмом. Возможность укрыться в земляных укреплениях
от осколков рвущихся снарядов и пуль означала, что пехота, ведущая огонь из укрытия, всегда могла нанести атакующему противнику значительно больший урон. Бои Гражданской войны в США 1864 и 1865 годов подтвердили это обстоятельство, однако большинство находившихся в Америке европейских наблюдателей практически не обратило внимания на данную особенность, посчитав, что все объясняется низким профессиональным уровнем американских войск.

Осман-паша с успехом использовал новые принципы ведения военных действий. В русской же армии был всего один действительно выдающийся командующий, который также быстро приспособился к новым условиям - Михаил Скобелев. Военный корреспондент Яну-ариус МакГехен, много раз встречавшийся со Скобелевым и рассказывавший ему о Гражданской войне в США писал, что у Скобелева были очень четкие представления о том, как его солдаты должны атаковать османские оборонительные рубежи. В его развернутых на позициях войсках «каждый солдат имел ружье и лопатку, был полностью обеспечен едой и боеприпасами; сзади располагались группы с носилками... Впереди находились
особо отобранные солдаты, те, кто должен был осуществить первый прорыв, используя штыки. Отложив затем ружья в сторону, они должны были, используя лопатки, пытаться окопаться прежде, чем турки вернутся». Скобелев обратился к своим солдатам: «Помните, что на взаимной помощи зиждется победа, а потому в бою, когда кровью добывается успех и слава, нельзя быть зевакой никому. Обрушится ли враг на одну часть, соседи должны броситься ей на выручку, не ожидая приказаний». Лишь немногие из его коллег - старших командиров имели такой же взгляд на ход боя, отправляя в результате своих солдат на смерть в бесплодных атаках османских позиций.

Особенностью военных действий было наличие у обеих сторон значительного количества иррегулярных войск. В османской армии важную роль все еще играли башибузуки, в то время как большую помощь русским войскам оказали болгарские добровольцы. Дисциплина в таких иррегулярных войсках была низкой, и они несут ответственность за многие злодеяния, совершенные в ходе кампании. Еще одним очень важным новшеством, использованным во время осады, было применение телеграфной связи.