Осада Вены армией Кара Мустафы

 Турецкие войска готовились сокрушить оборону города, но сами были разгромлены подоспевшей христианской армией во главе с королем Польши Яном III Собеским. Османская империя постоянно расширяла свои пределы и в 1682 году стала готовиться к нападению на Вену - столицу империи Габсбургов. В 1529 году процветающему городу Вене уже угрожала захватывавшая все новые и новые земли Османская империя. Тогда армия султана Сулеймана Великолепного осадила столицу Габсбургов, но город был спасен во многом благодаря удаче - плохая погода и вспышка эпидемии вынудили Сулеймана снять осаду и отвести свои войска к Константинополю. Эта первая попытка взять Вену стала лишь небольшим эпизодом широкомасштабной кампании, в ходе которой Османская империя настолько расширила свои границы, что они оказались всего в нескольких днях пути от Вены. Теперь возвращение мусульманской армии представлялось неизбежным.

Непрочный мир

Турки вернулись, но значительно позже, чем полагали в Европе. За десятилетия, прошедшие с момента отступления мусульманской армии от стен Вены, Османской империи пришлось противостоять многочисленным противникам на многих фронтах, сражаясь с персидской империей Сефевидов на востоке, Речью Посполитой - на севере и морской Венецианской республикой - в Средиземноморье.В такой ситуации султанам приходилось держать главную армию в центре своих владений - недалеко от Константинополя, откуда можно было быстро перебросить войска к той границе, где складывалась угрожающая ситуация. Хотя Вена и находилась в заманчивой близости к османской границе, для проведения серьезной кампании необходимо было высвободить главные силы армии на весь сезон - с мая по октябрь. В период между 1529 и 1682 годами ни один из султанов не был настолько уверен в своих силах,чтобы рискнуть отправить все свои войска на северную границу.Правившие Веной Габсбурги получили передышку больше чем на столетие. Они не преминули этим воспользоваться, чтобы существенно усилить защиту города, заменив обычные средневековые стены целой системой орудийных бастионов и земляных валов. Однако после первых десятилетий покоя непосредственная угроза, казалось, уменьшилась, и оборонительным сооружениям Вены стали уделять меньше внимания. Пригороды вышли за гласисы, а гарнизон сильно сократили.

План Кара Мустафы

Движущей силой османского вторжения 1682 года стало честолюбие не потомков Сулеймана - с тех пор османские султаны становились все более изнеженными и слабыми правителями, - а великого визиря Кара Мустафы. Он лишь номинально подчинялся султану, но фактически правил всей империей и намеревался обеспечить себе место в истории. Он решил, что его репутация значительно упрочится, если он преуспеет там, где потерпел неудачу сам Сулейман Великолепный - в захвате Вены.К тому моменту, когда султан дал свое согласие на поход, приготовления к Венской кампании были уже практически полностью завершены. Широкомасштабная мобилизация требовала тщательного планирования мероприятий. Были восстановлены старые и построены новые дороги и мосты на маршруте от Константинополя до Белграда.

Приказ о наступлении на Вену в начале кампании 1683 года предусматривал, что армия должна покинуть Константинополь осенью 1682 года. Войска отправились в поход в начале октября, номинально ее главнокомандующим считался сам султан. Армия перезимовала в Адрианополе (в настоящее время - Эдирне), а в начале апреля возобновила движение на север. Каждый день к ней присоединялись новые контингенты, прибывавшие со всех концов Османской империи - арабы, греки, армяне, курды, македонцы, сербы, босняки и булгары. Вскоре в ряды османского войска влилась быстрая и маневренная татарская конница. Из нее был образован наводящий ужас авангард. 3 мая 1683 года армия мусульман достигла Белграда, где заканчивался подготовленный заранее маршрут. Отсюда султан вернулся всвою столицу, передав - уже официально - командование войсками Кара Мустафе.Незадолго до начала завершающего этапа марш-броска на север Мустафа созвал своих военачальников на военный совет и объявил, что им поручается захватить принадлежащие Габсбургам города Дьёр и Комаром, после чего начать наступление непосредственно на Вену.

Приготовления Габсбургов

Новости о походе османской армии достигли габсбургского двора вскоре после того, как она двинулась на север. Подготовку к отражению вторжения противника затрудняла нерешительность императора Леопольда I Габсбурга. В течение большей части зимы 1682 года он не мог осознать, что угроза со стороны турок все-таки существует. Учитывая небольшие размеры габсбургской армии и плачевное состояние важнейших крепостей, а также критическую ситуацию с имперскими финансами, следовало сделать вывод, что габсбургская Австрия находится в смертельной опасности.В начале 1863 года были проинспектированы имперские войска, и стало ясно, что численность армии не достаточна для того, чтобы она могла встретить врага. На территории всей империи имелось в наличии 17 600 кавалеристов и 44 800 пехотинцев. Гофкригс-рат пришел к выводу, что для противостояния османской угрозе армия должна насчитывать 80 000 человек и состоять из 23 полков пехоты, 17 - кирасир и 7 - драгун. Леопольд выпустил новые патенты для дворян, поручив им формировать новые полки. К этим войскам должен бьи также присоединиться сформированный князем Ежи Любо-мирским польский корпус, состоявший из трех с половиной полков конницы. К ним прибавились набранные в 1682 году двадцать полков венгерского и хорватского ополчения. Местом сбора армии был определен Китгзее, находящийся на Дунае близ Прессбурга (современная Братислава). Габсбургские военачальники предложили два альтернативных плана кампании. Первый проект, под держанный президентом Гофкригсрата маркграфом Германом Баден-Баденским, предусматривал оборону имеющихся укреплений, особенно крепости Дьёр.

Второй план был предложен габсбургским военачальником Карлом Лотарингским. Он приводил доводы
в пользу совершенно иного подхода, настаивая на том, чтобы армия продолжала наступление. Он предложил взять контролируемые турками венгерские города Эстергом и Нойхойзель до прибытия главной турецкой армии. Этот смелый шаг, утверждал он, укрепит репутацию имперской армии и заставит турок отступить. Карл настаивал также на том, что подобная демонстрация силы укрепит польского правителя Яна III Собеского в его решении прийти на помощь австрийцам со своей сильной армией.

На совете 9 мая император Леопольд одобрил оборонительный план Германа Баден-Баденского, но также согласился на наступление некоторой части войск во главе с Карлом Лотарингским на Эстергом и Нойхойзель. Кара Мустафа собрал одну из самых крупных армий в истории Османской империи, однако христианская Европа также выставила мощное объединенное войско. Сражение за Вену стало крупным международным конфликтом, в который оказались втянуты многие страны. Кроме имперской армии Габсбургов и огромного османского войска в военных действиях также участвовали крупные силы, посланные королем Польши Яном III Собеским, различные османские иррегулярные войска и наскоро собранный гарнизон Вены.

Имперские войска Габсбургов

Австрия учла опыт, полученный во время Тридцатилетней войны (1618-1648) и стала формировать постоянную армию. Этим профессиональным войском управлял Придворный военный совет - Гофкригсрат (Hofkriegsrat), во главе которого перед войной стоял фельдмаршал Леопольд Монтекукко-ли. По мере усиления османской угрозы роль Гофкригсрата возрастала: он должен был действовать как высшее военно-административное ведомство, исполняя функции штаба при имперском верховном командовании и консультируя императора по военным вопросам. Однако Гофкригсрат мог предоставить войска лишь в таком количестве, которое в состоянии бьиа оплатить Придворная палата, то есть Казначейство.

Во время Тридцатилетней войны существенно изменилась сама концепция «пехотного полка». Теперь шеф полка, а не его командир, отвечал за снаряжение, организацию и подготовку своей части по единому стандарту. Уменьшилась численность полков, а главным тактическим подразделением стал батальон. Полки, насчитывавшие 2040 человек, делились на десять рот, боевой потенциал которых теперь стал ниже. Монтекук-коли уменьшил количество пикинеров в роте (пика останется основным оружием пехоты до 1699 года), заменив их дополнительными мушкетерами. Кремневые мушкеты до 1699 года не были широко распространены, и в 1683 году большая часть мушкетеров имела на вооружении фитильные мушкеты.
Конница в то время состояла из кирасир, недавно сформированных подразделений драгун, а также гусар. И в отношении этого рода войск Монтекукколи принял ряд мер по упорядочению полковой структуры. Теперь полк численностью 800-1000 человек состоял из пяти эскадронов.

Подразделения имперской артиллерии были двух типов: «домашняя» артиллерия, принадлежавшая и содержавшаяся за счет казны, и провинциальная или земельная артиллерия. В ходе Тридцатилетней войны произошло сокращение типов и калибров орудий, их тактика стала более гибкой, а вес уменьшился. Артиллеристы постепенно превратились из инженеров-специалистов в солдат регулярной армии. В имперской артиллерии в 1683 году было 12 классов пушек от 48-фунтовых до 9-фунтовых и даже полуфунтовых. Орудия XVII века не были скорострельными, а их размеры определяли количество выстрелов, которые из них можно было сделать: 30 выстрелов в день из крупнокалиберного орудия и 100 из меньшей полковой (3-фунтовой) пушки являлись вполне приемлемым результатом.

Польские войска

Хотя Ян III Собеский и был монархом Польши и Литвы, каждое из этих государств имело собственную военную структуру. Однако системы внутренней организации их армий - включая тактику и вооружение - были одинаковыми. Постоянная армия в 1683 году не была многочисленной, в нее входило около 11 000 человек. В случае начала военных действий она увеличивалась путем объявления «арьер-бана». Каждому магнату предписывалось сформировать полк, которым он сам и командовал, но уже в составе королевской армии.Сам король мог также привлечь на службу дополнительные части, сочетая обычную вербовку и воинскую повинность. Такого рода войска финансировались за счет налогов, а также субсидий Святого престола, предоставляемых тем правителям, которые вызывались бороться с османскими «язычниками». Новобранцы или рекруты снаряжались за счет государства и были вооружены саблями, мушкетами и топорами. Эти местные войска в тот период могли быть увеличены за счет войск союзников или вассалов - например, казаков и татар. Лучшие пехотные части польско-литовской армии формировалась из иностранцев. Это были наемники, сведенные в полки западного типа (до 600 человек в четырех ротах), находившиеся под командованием полковника. Они вооружались фитильными мушкетами, пиками и гранатами.Конница была самым престижным родом войск польской армии. В нее входили как польские, так и иностранные части, среди которых самыми известными были крылатые гусары, насчитывавшие от 1000 до 4000 человек и использовавшиеся в качестве тяжелой конницы. Самой многочисленной конницей в 1683 году были казаки, которые собирались со всей Польши. Как правило, они не имели защитного вооружения и выполняли те функции, что позднее перешли к легкой кавалерии.

В то же время они могли вести огонь по противнику, применяя тактику караколя (конная атака в шеренгах), или атаковать, используя тактику гусар. Иностранная конница была двух типов: рейтары и драгуны. Многие полки рейтар набирались в Силезии и Пруссии. Вооружались они как кирасиры в западных армиях. Драгуны (посаженная на лошадей пехота) выполняли множество задач от строительства мостов до разведки и поиска продовольствия. Артиллерийские части польской армии комплектовались преимущественно иностранцами, и в XVII веке их удалось довести до уровня принятых на западе стандартов. Однако во время сражения при Вене использовалось всего 28 польских орудий калибра от двух до четырех фунтов и поэтому они существенного влияния на ход битвы не оказали.

Османская армия

Османская армия в 1683 году состояла из пяти основных частей. Первой была постоянная армия - капы-кулу, или «слуги Высокой Порты», получавшая жалование из казны. Это войско состояло из канониров (топку), саперов и минеров (лагунки), оружейников и носильщиков (кебеки), всадников (сипахи) и знаменитых янычар. Вторую часть армии составляли топрак-ли - провинциальная легкая кавалерия. Они поддерживали тяжелую конницу, сипахов, и своего рода кирасир (кебе-ли). В пограничных областях набиралась третья часть армии - серхадкулу. Эти иррегулярные формирования, призывавшиеся в случае необходимости, представляли собой разношерстные войска от тяжелой конницы до гарнизонных частей и крестьянского ополчения. Четвертая часть армии Порты включала провинциальную пехоту (йерликулу), собираемую местными губернаторами. И последней составляющей войск Оттоманской империи были вспомогательные части из стран, плативших ей дань: крымские татары, молдаване, валахи, а в 1683 году также венгерские мятежники. Для этих отрядов были характерны низкая дисциплина в бою и ненадежность, поэтому использование «союзников» всегда оказывалось связано с определенным риском. В пределах этих частей османские солдаты были сведены в ортас, эквивалентные полкам европейских армий.

Османская осадная тактика

При ведении осад османские войска использовали три основных приема: обустройство траншей и подводных окопов, бомбардировка артиллерией и закладка пороховых зарядов. Формальная осада начиналась с того, что выкапывались траншеи и подходы, ведущие непосредственно к стенам крепости. От них в разные стороны велись другие окопы, отходившие назад к турецким позициям, формируя, таким образом, места огневых позиций. Первая линия окопов была очень уязвима для вылазок, следующие линии оборудовались таким образом, чтобы имелась возможность обстрела из мушкетов предыдущей линии. Параллельные линии идеально подходили для проведения атак, в ходе которых саперы использовали фашины, мешки с песком или шерстью, чтобы заполнить рвы, не сбивая темпа наступления.Наиболее слабыми османскими осадными частями были артиллерий ские подразделения. Они применяли устаревшую тактику. Пушки располагались позади первых параллелей и никогда не выдвигались вперед. Деревянные настилы, на которых располагались тяжелые орудия, постоянно разрушались. Для регулирования уровня наклона орудий использовались деревянные клинья, что снижало точность огня.Оттоманские минеры действовали очень эффективно, поэтому подкопы и закладка зарядов всегда играли важнейшую роль при проведении осады. Саперы организовывали метание за стены камней с привязанными к ним веревками, чтобы определить, какой длины необходимо оборудовать галереи. Галереи имели форму арки высотой 3-4 фута. Каверна, в которой устанавливался пороховой заряд, была полукруглой; пол покрывался мешковиной, на которую насыпался порох.

Венский гарнизон

Вену защищали смешанные отряды, в которые входили профессиональные военные и добровольцы из числа местных жителей. Городу угрожали подходившие к стенам турецкие траншеи и обладавший огромным численным превосходством противник. Единственным способом не допустить падения Вены было ведение упорной активной обороны. Командир гарнизона Эрнст фон Штаремберг приказал все имевшиеся защитные сооружения дополнить несколькими рядами импровизированных баррикад и рубежей обороны. Также он считал, что использование контрподкопов позволит нейтрализовать угрозу подрыва. На ранней стадии осады гарнизон использовал конные отряды для проведения вылазок и налетов на турецкие позиции. Однако позднее разросшаяся сеть турецких траншей сделала подобные вылазки невозможными.