Не полная победа Немецкой Армии на Марне

Восточнее в ходе сражения у болот Сен-Гон немцам почти удалось прорвать линию французской обороны, но в конце концов им пришлось отступить.Вто время как в конце августа Клук стремительно продвигался вперед на правом фланге, Мольтке решил усилить давление на французские позиции в районе Вердена и перебросить 7-ю армию в Бельгию. Однако на тот момент он не был в состоянии вывести войска 7-й армии из боя.Части 5-й армии форсировали Маас, но наступление застопорилось на линии фортов, окружавших Верден. Немцы усиливали натиск, и поэтому французы ввели в бой большую часть своей 4-й армии, в результате чего образовался разрыв примерно в 20 км шириной в центре французской линии между
4-й и 5-й армиями. Не имея в своем распоряжении стратегических резервов, Жоффр передал этот участок фронта незадолго до этого сформированной 9-й армии генерала Фердинанда Фоша. Итогом всех этих маневров стало сражение у болот Сен-Гон-второе по важности в рамках битвы на Марне.

9-я армия занимала три выгодные позиции. На западе располагалось лесистое плато Бри, ограниченное долиной извилистой реки Пти-Морен. Дальше на восток высилось несколько горных хребтов, в том числе стратегически важный Альман. На севере горные хребты ограничивали равнину, на которой по обеим сторонам от Пти-Морена находились болота Сен-Гон. Их ширина составляла примерно 3 км, а длина 19 км. Через болота шло несколько тропинок. За горными хребтами на востоке начиналась плоская Шампаньская равнина.4 сентября Мольтке отдал приказ о смене направления. 2-я армия должна была занять позиции между Марной и Сеной, фронтом на юго-запад, в то время как 3-й армии надлежало продолжать наступление. Немецкие разъезды были всего лишь в 50 километрах от Парижа.

Атака французов

5 сентября Жоффр приказал командующим возобновить наступление.5-я и б-я армии, а также БЭС перешли в атаку, обходя фланг противника и расширяя участок прорыва. Тем временем 9-я армия разворачивалась вдоль 20-км участка фронта в районе При Морена и Соммы, охраняя южные подходы к болотам Сен-Гон.6 сентября в наступление перешло левое крыло армии Фоша. Однако в целом на его фронте и на правом фланге в частности ситуация была довольно сложной. Здесь немецкие и французские войска сражались за деревни Шарлевиль и Вильнев-ле-Шарлевиль, лес Бранль и Суази-о-Буа и за броды через Сомму. На всех участках французы понесли тяжелые потери. В западном секторе лишь огонь французской артиллерии помешал немцам обойти восточную оконечность болот.

К вечеру ни одна из сторон не достигла поставленных целей. Немецкое наступление сорвало движение Фоша на север. В то же время яростное сопротивление французов значительно затруднило наступление немцев. В результате сложилась патовая ситуация, причем французы все еще контролировали южные подходы к болотам.7 сентября Фош продолжил атаки. Бюлов на своем правом фланге перешел к обороне, на левом же фланге он не прекращал наступление.На левом крыле французов бои развернулись вокруг Вильнев-ле-Шарлевиль и Саузи-о-Буа. Тем временем IX корпус получил приказ защитить хребет Мондеман-Альман и обеспечить контроль над дорогами через Сен-Гон.К концу дня немцы оказались в опасном положении. Все их резервы былиброшены в бой в ходе начавшихся с 20 августа маршей и сражений, а французская артиллерия блокировала движение германских частей. Наконец, после переброски Гвардейского корпуса, который должен был обогнуть болота слева, между ним и X корпусом образовался большой разрыв. Бюло-ву пришлось выделить из своего резерва 14-ю пехотную дивизию, чтобы закрыть образовавшийся промежуток.

Яростная атака немцев

Для 3-й армии Гаузена ключом к победе являлось проведение концентрированной атаки на французские позиции в их самом слабом пункте. Его план заключался в том, чтобы внезапным ударом свести на нет преимущество противника в огневой мощи. Гвардейский и XII корпуса должны были атаковать на правом фланге, в то время как остальные войска3-й армии при поддержке ряда частей4-й армии развертывались на левом.

Атака началась 8 сентября в 03:30.

Немцы стремительно ворвались во французские линии, и только срочно подтянутые резервы смогли остановить германское наступление на новом оборонительном рубеже где-то в 6-8 километрах от прежней линии фронта.Французам удалось сдержать противника, но пришлось за это дорого заплатить. Некоторые их дивизии были практически полностью уничтожены.Во время отступления французские части оказались смешаны, и командованию пришлось формировать временные бригады из того личного состава, который оказался под рукой. Немцы также сильно пострадали. Справа Бюлов перешел к обороне, отведя свое правое крыло за Пти-Морен. Французы вернули себе Суази-о-Буа и Сен-При, но из-за сильного огня противника посчитали, что пересечь реку невозможно.

На восточной оконечности болот наступавший немецкий Гвардейский корпус отбросил французские части. Теперь 9-я армия оказалась в чрезвычайно опасном положении. На центральном участке французы утратили контроль над дорогами через болото. На правом фланге под угрозой оказалась ее связь с 4-й армией.Несмотря на то, что ситуация была критической, Фош все еще планировал провести атаку. Но после того, как к нему стали поступать доклады из сильно потрепанных полков, он начал понимать, что прежде всего следует позаботиться о сохранении занимаемых позиций. Под прикрытием частей 5-й армии ему удалось стабилизировать фронт. Фош направил Жоффру свой ставший известным (и возможно, недостоверный) рапорт о ситуации: «Мой центр отброшен назад, мой правый фланг отступает; положение превосходное, я атакую».

Мондеман

Однако на следующий день (9 сентября) в атаку перешли немцы. Теперь ключевой позицией стал Мондеман, обладая которым, можно было контролировать подходы к хребту Альман. В своем приказе на предстоящий день Фош подчеркнул важность сохранения позиций на господствующих высотах, контролирующих болота Сен-Гон. Французы допустили ряд ошибок, после чего Мондеман пал, но позднее в ходе ожесточенного боя, который разгорелся после полудня, был отбит назад.На левом фланге вновь атаковал X корпус. Его дивизии пересекли Пти-Морен, а затем развернулись на восток и постепенно вытеснили противника с занимаемых позиций. Однако к вечеру французы отбили Сен-При, а немцы продолжили отступление.

Вновь получив в свой состав две дивизии, Гвардейский корпус продолжил атаки на левом фланге немецкой армии. Он начал наступление утром, затем отбил французскую контратаку, после чего перестроился для нового наступления. Двигаясь на юго-запад, Гвардейский корпус после тяжелых боев захватил деревню Конантре. Французской артиллерии удалось сбить после полудня темп наступления противника, и к вечеру гвардейцы смогли продвинуться в глубь расположений неприятеля всего на несколько километров.Тем временем Фош занимался формированием резерва из остатков разбитыхдивизий. Он планировал контрнаступление, но собранные им к вечеру войска оказались к этому абсолютно не готовы, и операцию пришлось отложить.

Запланированная на 10 сентября атака началась еще до рассвета, однако французы не знали, что Бюлов решил увести войска 2-й армии на северный берег Марны. 3-й армии Гаузена пришлось последовать за соседом.Утром 10 сентября X французский корпус двинулся вперед, надеясь прорвать немецкую линию фронта. Несмотря на сильную оборону немецких арьергардов, ему все же удалось добиться серьезного успеха. К вечеру французские войска вновь достигли линии Соммы. Фош приказал войскам преследовать немцев за рекой. Но его солдаты были полностью истощены, причем вдобавок испортилась погода. Поэтому 9-я армия лишь просто двигалась по пятам за отступающим противником. Хотя операция развивалась медленно и не была продумана, в ходе контратаки французские и британские войска выиграли сражение на центральном участке.После того, как немецкое наступление на Низ 29 августа приостановилось, 5-я армия отступила, постаравшись сохранить контакты слева с БЭС, а справа-с 9-й армией. Однако слева в ее фронте образовался промежуток, в который готовилась ворваться 1-я немецкая армия. Французские и британские командующие договорились возобновить наступление 6 сентября. БЭС должны были нанести удар на север, соединиться с 6-й армией на Урке и атаковать на восток на Монмирай. Целью 5-й армии, наступавшей с юга, также являлся Монмирай. Англичане предложили перенести наступление на более позднийсрок, и генералу Франшу д'Эспере пришлось долго уговаривать сэра Джона Френча, обещая обеспечить поддержку его контратаке.5-я армия медленно выходила на свои позиции.


Солдаты очень устали, многие части понесли в предыдущем месяце слишком большие потери. Даже оптимистично настроенный Франш д’Эспере не бьи абсолютно уверен в успехе, хотя и заявил своему командующему артиллерией: «Я сыт по горло этим чертовым отступлением; мы атакуем». Готовность Франша д’Эспере при любых условиях начать новое наступление открывала союзникам путь к победе, поскольку именно его 5-я армия наносила главный удар по противнику.6 сентября французская воздушная разведка отметила перемещение в сторону Урка крупных соединений противника перед фронтом 5-й армии.В результате этого маневра образовался промежуток, который давал Союзникам прекрасную возможность для наступления. Франш д’Эспере отдал приказ: начать выдвижение силами трех корпусов при сохранении контакта на флангах с БЭС и 9-й армией.

Наступление союзников

Бой начался на плато Бри-холмистой равнине, ограниченной глубокими долинами Марны, Гран-Морена и Пти-Морена, которые можно было пересечь лишь только в тех местах, где бьии наведены мосты. Большую часть долин покрывали густые леса, перемежавшиеся сельскими ландшафтами, типичными для Франции. Во второй половине дня противники наконец вступили в бой. Наступление развивалось медленно на всех направлениях. К вечеру БЭС достигли линии Креси-Куло-мье-Шуази. В ходе последовавшего боя немецкие части были оттеснены без особых затруднений.

7 сентября Франш д’Эспере продолжал пристально следить за тем, чтобы его войска во время наступления сохраняли контакт со своими соседями, в том числе находившимися слева БЭС. Тем ранним утром все свидетельствовало о том, что противостоящие 5-й армии немецкие войска отходят по всему фронту. Французы развивали наступление к Гран-Марену, практически не встречая сопротивления, однако столкнулись с серьезными трудностями при подготовке к форсированию реки. Теперь их главной целью был Монмирай. Однако вечером пришли известия, что Суази-о-Бри потерян, а Сезан, в результате утраты которого 9-я армия могла оказаться отрезанной от 5-й, находился под угрозой. X корпус
немедленно получил атаку с целью уменьшения давления на 9-ю армию. БЭС тем временем продолжали свое осторожное продвижение вперед.

8 сентября, полагая, что Бюлов будет сражаться на линии Пти-Морен, Франш д'Эспере потребовал от своих подчиненaных не дать отступающим немцам времени для формирования рубежа обороны. Поступавшие с Урка сообщения все еще давали повод для оптимизма. Из них следовало, что 6-я армия, например, оттеснила противника, а перед БЭС вообще не было немецких войск Однако не все новости были хорошими. Фош все еще нуждался в срочной поддержке, и ему были направлены резервы, которые требовались и самому Франшу д'Эспере.К вечеру британцы находились недалеко от ПриМорена. Пересечь реку можно было всего лишь в шести местах Ключевой позицией считался город Монмирай. Он располагался на горном отроге и доминировал над долиной, давая прекрасный обзор и на восток и на запад. Наконец, на следующий день около 13:00 пехоте удалось занять неповрежденный мост ) в Саблонье. Теперь англичане заставили немцев отойти на юг, но начавшаяся в 18:00 гроза положила конец всем операциям в этот день.Справа  французский корпус развертывался в восточном направлении, собираясь присоединиться к войскам Фоша. I корпус продолжал наступление, несмотря на то, что его темп бьи сбит огнем немецкой артиллерии, и вышел к переправе через ПриМорен восточнее Монмирая.

Тяжелое положение Бюлова

Слева от наступавшего I корпуса продолжал движение III корпус. 5-я пехотная дивизия Манжена взяла на себя инициативу и развила наступление, несмотря на непрекращавшийся огонь немецкой артиллерии. Большую часть дня ему пришлось потратить на то, чтобы достичь берегов Пти-Морена. В 20:00 Манжен попытался с ходу форсировать реку. Но его солдаты были отброшены огнем артиллерии, и атаку пришлось отложить до следующего дня. На левом фланге главный удар наносил XVIII корпус. У Марше-эн-Бри он натолкнулся на выдвинутый вперед правый фланг 2-й армии Бюлова. В течение дня 35-я пехотная дивизия корпуса теснила немцев. Наконец, в ходе ночной атаки немцы были выбиты из деревни. После того как Марше перешло к французам, положение Монмирая стало крайне уязвимым-теперь серьезные проблемы возникли у всей 2-й армии. Вечером того дня Франш д’Эспере выпустил воззвание к своим солдатам: «Враг отступает по всему фронту..., только энергичное преследование позволит нам пожать плоды этой ситуации».

Бюлов же бьи чрезвычайно обеспокоен тем, как складывалась обстановка. В 04:00 он связался с Генштабом. Из-за потерь численность его армии сократилась фактически до трех корпусов. Через четыре часа пришли еще более тревожные известия. Во фронте образовался разрыв. Теперь между Монмираем и Марной находился 30-км участок, на котором вообще не было немецких частей.В это время Мольтке командировал на фронт начальника отдела разведки Генштаба подполковника Хенча. Миссия Хенча состояла в том, чтобы посетить каждую из армий и оценить их способность продолжать военные действия, а также сложившуюся тактическуюситуацию. После этого он должен бьи сформулировать рекомендации по развитию стратегической ситуации.

Хенч прибыл в штаб Бюлова в 19:45. Там он выяснил, что 2-я армия использовала свои последние резервы и не в состоянии закрыть образовавшийся во фронте разрыв. Однако, если она отведет свои войска, англичане и французы на северном берегу Марны создадут серьезную угрозу 1-й армии. То есть, если 2-я армия начнет отход, то 1-й армии в любом случае необходимо было последовать ее примеру.

Запоздалая атака союзников

9 сентября в 07:15 известия о немецкой атаке на Мондеман достигли Франта д’Эспере. Поскольку X корпус уже был задействован, в восточном направлении к Этожу бьи отправлен I корпус. III корпусу предстояло сместиться влево, занять участок, оставленный I корпусом, и двигаться к переправе через Марну у Дорма-на. Тем временем XVIII корпус наступал в северном направлении. К полудню он вышел к Шато-Тьери и занял позиции на северном берегу Марны.Френч и британская разведка недооценили скорость, с которой происходил отход немецких войск. Сэр Джон Френч приказал своим войскам продвигаться вперед со всей осторожностью. Около 05:30 I британский корпус достиг Шато-Тьери и обнаружил, что враг его уже оставил. Англичане без труда заняли переправу.Дальше на запад, у Нантёиля и Сааси, II корпусу также удалось переправиться через Марну без особых проблем. Однако боевая группа удерживала господствующие высоты и мешала наступлению, пока огонь гаубиц не заставил последние немецкие части отступить в 18:00.Еще западнее, в районе Ла-Фер-сюр-Жуаре, наступавший III корпус попал под продольный огонь с противоположного берега. Попытка с ходу захватить мост бьиа отбита пулеметным огнем. В конце концов, ударной группе удалось переправиться на другой берег и зайти немцам в тыл. Однако немецкая артиллерия свела  британский успех к минимуму.

Наступление англичан развивалось  медленно. Монури предложил атаковать левый фланг и выйти в тыл 1-й армии, но эту операцию проводить не стали. Возможность нанести сокрушительный удар по немецким войскам бьиа упущена.В 07:00 Хенч отбыл в расположения 1-й армии. Немецкая воздушная разведка сообщила о колоннах противника, переправляющихся через Пти-Морен и наступающих к Марне. Теперь Бюлову не оставалось ничего другого, кроме как отступать. Он приказал своему правому флангу отойти на северо-восток к Даме-ри; X корпус должен бьи двигаться через Эперне, а Гвардии предстояло удерживать южные подходы к переправам.1-я немецкая армия выигрывала это локальное сражение, но из-за ситуации,в которой оказалась 2-я армия, и ввиду того, что части БЭС форсировали Марну, она оказалась под угрозой окружения. Пришли известия, что вопрос с отступлением Бюлова окончательно решен. В конце концов, Хенч и Клук пришли к мнению, что надо срочно выводить войска на север через Суассон.

НЕПОЛНАЯ ПОБЕДА
Хотя ни одна из ее частей не была в настолько плохом состоянии, как считали генералы, немцы отступили за реку Эн.В то же время, давление на французские позиции на правом фланге продолжалось еще в течение нескольких часов после начала отступления. К счастью для Жоффра-и для результата сражения-немцы вскоре ослабили натиск, и французы удержали позиции.В районе Вердена французы также вели отчаянный бой, стараясь удержать оборону. Жоффр отвел войска, чтобы сохранить непрерывную линию фронта, однако форты возле города держались-даже при том, что французская линия была в итоге отодвинута назад по обе стороны Мааса.Мольтке все еще надеялся, что отход станет локальным, но солдаты 3-й армии были вымотаны и истощены, а французская армия угрожала нанести удар в самый центр позиций Гаузена. Если бы 3-я армия тогда распалась, то 1-я и 2-я армии оказались в тяжелейшем положении. Поэтому 11 сентября Мольтке отдал приказ об общем отступлении по всему фронту.


Французские войска были измотаны настолько, что могли лишь просто следовать за отступающими немцами. Союзники получили опорные пункты на северном берегу Эны, однако оказались не в состоянии выбить противника с его позиций. Под шквальным огнем немецкой артиллерии они приступили к оборудованиютраншей. Именно на этом этапе сражения начал вырабатываться метод ведения боевых действий, который стал основным в течение следующих четырех лет.Мольтке и Хенч были впоследствии выбраны в качестве «козлов отпущения»именно на них была возложена вина за отступление на Марне.
Эта неудача имела для немецкой армии очень серьезные последствия. Проломив брешь между 1-й и 2-й армиями, союзники сделали положение немецкого фронта очень уязвимым. Поражение на Марне полностью перечеркнуло планы Германии. Теперь немецкий Генштаб должен был вести войну на два фронта, чего он всегда так боялся. Причем у германских командующих не было даже плана действий, учитывающих непредвиденные обстоятельства, когда ход кампании будет отличаться от предполагаемого. Мольтке по состоянию здоровья был отправлен в отставку и заменен Эрихом фон Фалькенгайном.

Но как бы то ни было, сражение на Марне закончилось неполной победой. Армии вторжения были отброшены, но победители оказалось не в состоянии нанести противнику решающий удар. Немцы все еще занимали часть Северной Франции. Да и преследование отступавшего противника велось недостаточно энергично. Все это может быть объяснено тяжелыми предшествующими боями, однако следует признать, что высшее командование союзников оказалось не на высоте: ни Жозеф, ни Джон Френч не смогли сохранить свои посты до конца войны.