Не готовность Армий к войне в Крыму

Более 30 лет армии стран, столкнувшихся в Крымской войне, не принимали участия в широкомасштабных боевых действиях, и с тех пор требования, предъявляемые к ним, сильно изменились. Считалось, что армии, участвовавшие в сражении на поле боя при Балаклаве, были самыми сильными в мире. Англичане и русские участвовали в ряде победоносных кампаний, а французы все еще продолжали греться в лучах славы Наполеона Бонапарта. Однако уже прошло несколько десятилетий с тех пор, как эти армии сдавали экзамен на боеспособность на полях сражений, и, как и показали события битвы при Балаклаве, все они срочно нуждались в модернизации и реформировании.

Русская пехота

В 1854 году русская армия насчитывала около 678 200 человек, кроме того в ее распоряжении было еще 600 000 человек в резерве, во внутренних и иррегулярных войсках. Однако эта большая армия была рассеяна по всей огромной Российской империи. Поэтому численность войск, которые русское правительство могло развернуть в Крыму, составляла всего лишь около 115 000 человекРусская пехота была сведена в пехотные или егерские (легкая пехота) полки. Полк состоял из четырех батальонов и по штату должен был насчитывать более 4000 солдат и офицеров. Однако на практике это число оказывалось намного меньше. Каждый полк носил имя какого-либо города или области, а иногда и имя своего шефа.

Армия все еще основывалась на принципах военного искусства XVIII века, заложенных выдающимся полководцем Александром Васильевичем Суворовым, который сформулировал свою основную идею следующим образом: «Пуля-дура, штык-молодец!» Солдата обычно обучали лишь основам ружейной стрельбы. Для тренировки каждый солдат получал в год лишь 10 патронов. Пехота обучалась действовать в плотных колоннах, а на ее вооружении находились гладкоствольные мушкеты, дальность стрельбы которых не превышала 150 метров. Стрелки, уровень подготовки которых был несколько выше, обычно вооружались нарезным оружием. Вместе с артиллерией они должны были обеспечивать пехоте огневую поддержку.Несмотря на все свои недостатки, русская пехота все еще оставалась достаточно эффективной силой. При штурме полевых укреплений, например, массированная атака пехоты была эффективной тактикой.

Русская кавалерия

По штату каждый кавалерийский полк русской армии должен был состоять из немногим более 1300 человек, но,как и в случае с пехотой, на деле часто был меньше. Кавалерия, развернутая в Крыму, делилась на улан, драгун и гусар.Она прекрасно выполняла построения на плацу или на маневрах, но во время настоящего боя испытывала серьезные проблемы с организацией взаимодействия между частями. При Балаклаве кавалерия генерала Рыжова состояла из восьми эскадронов 11-го Киевского гусарского полка, шести эскадронов Ингерманландского гусарского полка, трех сотен 53-го Донского казачьего и 1-го Уральского казачьего полков. Всего она насчитывала 3000 человек при 16 орудиях.При Балаклаве регулярная кавалерия была усилена иррегулярными частями, в том числе донскими, черноморскими, уральскими и азовскими казаками. При Балаклаве к казачьим иррегулярным войскам относилась и часть артиллерии-Донская казачья батарея, которую во время своей неудачной атаки штурмовала легкая бригада. Казачьи части обладали высокими боевыми качествами, однако у них часто возникали проблемы с дисциплиной, особенно если они попадали под плотный огонь противника.

Русский офицерский корпус

Офицерский корпус русской армии к моменту сражения при Балаклаве переживал не лучшие времена. Обучение военной теории было фрагментарным, а инициатива даже среди старших офицеров не особо поощрялась. Жалование было невысоким, поэтому многим командирам с целью получения дополнительных средств приходилось прибегать к различным махинациям, часто наживаясь за счет благосостояния подчиненных и в ущерб боеготовности своей части. Некоторые офицеры во время боя совершали серьезные ошибки. Однако нельзя сказать, что все высшее командование русской армией было некомпетентным. Некоторые офицеры, например, генерал Павел Петрович Липранди, великолепно показали себя во время сражения.
Союзники

Экспедиционная армия, 14 сентября высадившаяся в Каламитском заливе, состояла в основном из британского и французского контингентов, усиленных довольно значительными османскими частями. Турки играли ведущую роль в военных действиях на другом-Кавказском-фронте, а в Крыму они большей частью находились в подчинении союзников, и мнение их командиров при решении стратегических вопросов не имело практически никакого веса.Во время сражения при Балаклаве французская Крымская армия силой около 75 ООО человек была развернута на подступах к Севастополю, а защита линий коммуникаций в районе Балаклавы была возложена на британский арьергард. Впрочем, в сражении принимал участие небольшой французский отряд под командованием генерала Франсуа Канробера. В его состав входили 1-я кавалерийская бригада генерала Армана д’Аллонвиля и Обсервационный корпус, которым командовал генерал Пьер Боску.На вооружении французских войск стояли дульнозарядные винтовки Минье. Их скорострельность составляла два выстрела в минуту (этот показатель был лучше, чем у большей части русской пехоты), но, что еще важнее, они имели высокую точность и прицельную дальность почти в 1000 метров, что намного превышало 150 метров русских мушкетов. Англичане при Балаклаве также пользовались винтовками Минье, и именно они оказались решающим фактором, обеспечившим стойкость «тонкой красной линии».Каждый контингент находился под началом собственного командования, поэтому французские войска не принимали участия в основных операциях сражения. Впрочем, имели место отдельные случаи, когда французские части, действовавшие по инициативе своего бригадного командира, внесли существенный вклад в ход битвы при Балаклаве. Британская армия

Численность британской армии в 1854 году составляла лишь половину того количества войск, которые были под ружьем во время Наполеоновских войн. Направленный в Крым экс-иедиционный корпус включал всего 25 ООО человек, и это было все, что могла выставить Великобритания, оставшаяся после его отбытия практически без обученной армии. Солдаты набирались из добровольцев, и многие из них являлись представителями наиболее бедных регионов Соединенного Королевства. Значительная часть солдат была родом из горной Шотландии, выходцы из ко-1 торой составляли 93-й хайлендский Сазерленда полк и несколько других полков, принимавших участие в сражении при Балаклаве. Хотя численность британской армии и оказалась небольшой, средний ее солдат был прекрасно обучен и великолепно экипирован. В Крыму высадилось много ветеранов военных действий в Индии, и большинство из них считало, что в этой кампании им также будет сопутствовать успехБританская кавалерия имела прекрасную подготовку и славилась своей дисциплиной. В отличие от русских кавалеристов, она была обучена совершению сложных маневров на поле боя. Ка-i Валерия провела несколько успешных атак во время сражения при Балаклаве. Операция, известная как атака бригады тяжелой кавалерии, в частности, продемонстрировала отвагу и прекрасную подготовку британской кавалерии.

Одним из наиболее важных факторов, оказавших влияние на ход сражения приБалаклаве, были действия британских штабных офицеров и командиров полевых частей. В тот период в британской армии действовала система, в соответствии с которой офицерские должности занимались в зависимости от социального положения и личного состояния, а не способностей или опыта. Все офицерские должности от энсина до полковника были проданы по довольно высоким ценам, а производства за заслуги оказывались редким явлением.Недостатки этой системы хорошо видны на примере лорда Кардигана, командовавшего при Балаклаве бригадой легкой кавалерии. В 1832 году он купил должность командира 15-го гусарского полка, но в 1834 году по приговору суда был уволен из армии за «предосудительное поведение». Однако меньше чем через два года он вновь купил должность командира 11-го гусарского полка. На этом посту Кардиган зарекомендовал себя не лучшим образом: он вскоре умудрился перессориться с большинством офицеров, служивших намного дольше лорда, и даже дрался на дуэли с одним из подчиненных, который был младше его по званию. Несмотря на крайне отрицательные отзывы, положение Кардигана позволило ему накануне сражения при Балаклаве получить командование бригадой легкой кавалерии.

Недостатки британских командиров усугублялись их неспособностью сотрудничать друг с другом. Эта система приводила к тяжелым последствиям, таким как, например, в случае с лордом Кардиганом и его непосредственным начальником, лордом Луканом, которые едва поддерживали друг с другом отношения из-за того, что поссорились несколькими годами ранее после скандального брака Лукана с сестрой Кардигана.