Господство России на Черном море

Сорвав планы противника, русское командование на следующий год перешло к активным действиям на суше и на море.
Пока армия генерал-фельдмаршала Потемкина готовилась к осаде крепости Очаков, корабли Лиманской флотилии продолжали беспокоить турецкую эскадру, которая в июне 1788 года потерпела в лимане серьезное поражение, а 1 июля принц Нассау-Зиген атаковал дюжину турецких кораблей, спасшихся под защитой крепостных орудий на рейде Очакова, и, несмотря на сильный огонь крепостной артиллерии, уничтожил 11 кораблей, а 50-весельную галеру «Макро-плея» взял в плен (в Херсоне ее переделали в 36-пушечный фрегат «Святой Марк»), Войска князя Потемкина-Таврического подошли к Очакову и приступили к организации осады: 12 июля на берегу Черного моря была сооружена первая 10-орудийная батарея осадной артиллерии, а 20 июля армия взяла крепость в осаду, примыкая правым флангом к построенной батарее, а левым - к Днепровскому лиману.

Осада крепости

Гарнизон крепости оказывал отчаянное сопротивление - артиллерийский огонь не ослабевал, турки регулярно совершали вылазки с целью ослабить позиции противника и подорвать его боевой дух. По воспоминаниям очевидцев, генерал-фельдмаршал Потемкин частолично руководил действиями подчиненных ему войск, находясь на передовой.
Один из состоявших на русской службе британских офицеров, Феншоу, так описывал оборонительные сооружения Очакова: крепость представляла собой «длинный прямоугольник, идущий от вершины холма вниз к морю, окруженный достаточно толстой крепостной стеной, двойным рвом с шестью бастионами на флангах, тогда как на западном фланге она ограничивалась песчаной косой, выступавшей в лиман, а оборону со стороны моря обеспечивала защищенная батарея». Для возведения оборонительных сооружений были приглашены французские инженеры, а численность войск в крепости оценивалась в 8-12 тысяч солдат и офицеров, включая хорошо подготовленные отряды янычар и кавалерию.

Бой у острова Фидониси

18 июня из Севастополя к Очакову двинулась эскадра контр-адмирала М.И. Войновича в составе двух линейных кораблей («Преображение Господне» и «Святой Павел»), 10 больших фрегатов (50-пушечные «Святой Георгий Победоносец» и «Апостол Андрей», 40-44-пушечные «Берислав», «Стрела», «Кинбурн», «Фанагория», «Таганрог», «Легкий», «Перун» и «Победа»), одного 18-пушечного фрегата, трех брандеров и 20 мелких судов. Ютавной задачей эскадры бьио отвлечь основные силы Хассан-паши от Очакова, лишив его возможности оказывать помощь осажденному гарнизону крепости. Однако турецкий адмирал сам жаждал главного сражения. Он хотел одним разом уничтожить Севастопольскую эскадру - главные силы русского Черноморского флота. Сделать это в Ахтиарской бухте, где эскадра стояла под прикрытием мощных батарей, не представлялось возможным, а потому, получив сведения о выходе кораблей Войновича в море, турецкий адмирал с главными силами устремился ему навстречу (у Очакова были оставлены 12 фрегатов и 33 мелких судна).

29 июня у острова Тендра на русской эскадре заметили противника - 47 вымпелов, включая 15 линейных кораблей (в том числе пять 80-пушечных), 8 фрегатов, 3 бомбардирских корабля и 21 мелкое судно. Вес залпа этой армады, имевшей не менее 1110 пушек, в 2,5 раза превосходил вес залпа русской эскадры, корабли которой имели чуть более 550 пушек (6,5 тонн против 2,5 тонн). Кроме того, численность экипажей и десанта на турецких кораблях превышало 10 тысяч человек, тогда как на русских было около 4000 человек. Однако на рассвете следующего дня Севастопольская эскадра пошла на сближение с турками, занявшими наветренное положение, и, выстроившись в линию баталии, приготовилась к бою. В свою очередь турецкая эскадра также перестроилась в боевую линию, но в тот день Хассан-паша боя не принял и отошел, после чего обе эскадры трое суток лавировали в море, не вступая в бой.

Наконец, 3 июля у острова Фидониси (в настоящее время остров Змеиный, Украина; известен тем, что по древнегреческой легенде, был поднят со дна моря богиней Фетидой для ее сына -Ахилла, в честь которого на нем был сооружен храм) адмирал Хассан-паша решил дать сражение-, русская эскадра выстроилась в линию баталии на левом галсе, а турецкий флот занял наветренное положение на противоположном курсе. После 13:00 противник двумя
кильватерными колоннами пошел на сближение - первая колонна, возглавляемая Хассан-пашой, атаковала авангард русских под командой капитана бригадирского ранга (бригадира) Ф.Ф. Ушакова, а более крупная вторая колонна - кордебаталию (центр) и арьергард Севастопольской эскадры.В сложившейся обстановке Ф.Ф. Ушаков взял инициативу боя на себя и приказал фрегатам авангарда прибавить парусов и обойти с наветренной стороны турецкие корабли в голове линии, в результате чего те оказались под огнем с обоих бортов. Вскоре из боя вышел поврежденный флагман Хассан-паши, который попытался при этом отрезать два фрегата русского авангарда - «Берислав» (капитан 2 ранга Я.Н. Саблин) и «Стрела» (капитан 2 ранга М.Н. Нелединский), но к ним на помощь подошел Ф.Ф. Ушаков на «Святом Павле» и поставил корабль капудан-паши в два огня. Турецкий флагман вышел из боя. Примерно в это же время флагман контр-адмирала М.И. Войновича «Преображение Господне» в результате умелого огня и маневрирования вывел из боя турецких вице-адмирала и контр-адмирала, а затем потопил многопушечную шебеку. Видя, что их флагманы покинули бой, остальные турецкие корабли поубавили пыл и после непродолжительной перестрелки один за другим стали поворачивать и уходить вслед за своими поврежденными флагманами. Русские корабли особых потерь не понесли.

Кольцо сжимается

Нерешительность, проявленная Потемкиным, длительное время не желавшим брать крепость штурмом, позволила туркам постепенно увеличить свой гарнизон до 15 тысяч солдат и офицеров, не считая гражданских. 4 ноября эскадра Хассан-паши ушла к Босфору, но гарнизон Очакова, оставшийся без поддержки с моря, сдаваться не собирался. В ночь на 11 ноября 2000 турок сделали вылазку на брешь-батарею левого крыла, в ходе которой погибли генерал-майор С.П. Максимов, три офицера и несколько десятков солдат.

Действиями Потемкина были недовольны не только полководцы Суворов и Румянцев (последний говорил, в частности, что «Очаков - не Троя, чтоб его десять лет осаждать»), но также и многие генералы и даже моряки. Контр-адмирал принц Нассау-Зиген, восхищавшийся ранее личной храбростью генерал-фельдмаршала, после того, как князь отверг его план штурма крепости, записал, что Потемкин - «наименее подходящий для военного дела человек на свете и слишком гордый, чтобы советоваться с кем-либо». А тем временем 4 сентября австрийские войска, которым на помощь был послан русский отряд, взяли Хотин.

Не слишком удачно развивались события и в Лиманской флотилии. По приказу князя Потемкина-Таврического контр-адмиралу Д.П. Джонсу надлежало атаковать турецкие корабли около Очакова, но тот дважды возвращался, не выполнив задания и аргументируя свои действия излишней опасностью предприятия. Потемкин написал Екатерине II: «Дал я ему ордер, чтобы он это дело оставил, а приказал запорожцам. Полковник Головатый с 50 казаками немедленно сжег». После этого герой-американец покинул флотилию и удалился в Санкт-Петербург, где отказался от предложения занять должность командующего Балтийским флотом, а затем и вовсе ушел со службы и в мае 1790 года вернулся в Париж Впоследствии он издал мемуары, данные из которых Ф. Купер и А. Дюма использовали при создании своих произведений.Затем настала очередь и принца Нассау-Зигена. Потемкин приказал ему 20 октября бомбардировать кораблями флотилии крепость, но в результате ответного огня несколько небольших судов флотилии были потеряны. Один из офицеров вспоминал, что принц «имел крупную ссору с князем Потемкиным и потом трое суток не выходил из своей палатки». 26 октября контр-адмирал принц Нассау-Зиген покинул флот, обвинив генерал-фельдмаршала Потемкина в некомпетентности.

Последний этап

К декабрю положение русских войск под Очаковом стало очень сложным. Солдаты мерзли в землянках, припасы подходили к концу, а в столице ходили слухи, что в войсках Потемкина только от одной стужи умирало по 30-40 человек в день. Вылазка турок 22 ноября, в ходе которой погиб генерал-майор Максимов, а также, как сообщают российские историки, доклад 5 декабря дежурного генерала о том, что на следующий день не осталось топлива, и заявление обер-провиантмейстера о том, что и хлеба-то хватит едва ли на дольше, заставили Потемкина принять окончательное решение о штурме.

Все приготовления были завершены в ночь с 5 на 6 декабря, а в семь утра 6 декабря при морозе -23° С русские войска шестью колоннами пошли на штурм. Обе стороны сражались с крайним ожесточением. Преодолев ров и вал, русские ворвались в город, где продолжились упорные бои. В итоге во время штурма турки потеряли около 10 000 человек убитыми, более 4000 солдат и офицеров попали в плен. Потери русской армии составили около 1000 убитых и 1800 раненых, тогда же второе тяжелое ранение в голову получил будущий герой Отечественной войны 1812 года М.И. Кутузов. В честь взятия Очакова для офицеров был учрежден золотой крест «За службу и храбрость», а для нижних чинов - серебряная медаль с надписью «За храбрость, оказанную при взятии Очакова». В немалой степени благодаря военным талантам А.В. Суворова и Ф.Ф. Ушакова, Российская Империя установила господство на Черном море.После стремительного и успешного штурма крепости Очаков боевой дух русской армии взлетел на небывалую высоту. Турки потеряли около 10 тысяч человек убитыми, еще не менее 4000 человек - пленными. Русским войскам достались более 300 орудий и огромное количество турецких знамен. Причем потери русских войск, штурмовавших мощные укрепления крепости, составили около 1000 человек убитыми и порядка 1800 человек ранеными.

Победа широко отмечалась в столице, а императрица Екатерина II, уже очень долго ждавшая завершения своей кампании, писала князю Потемкину-Таврическому: «За ушки взяв обеими руками, мысленно тебя цалую, друг мой сердечный Князь Григорий Александрович, за весть о взятьи Очакова... С величайшимпризнанием принимаю рвение и усердие предводимых Вами войск от вышнего до нижних чинов. Жалею весьма о убитых храбрых мужах; болезни и раны раненых мне чувствительны, желаю и Бога молю о излечении их. Всем прошу сказать от меня признание мое и спасибо».Осчастливленная победой Екатерина II даже пожаловала всем войскам дополнительное половинное жалованье, а 4 февраля 1789 года в Санкт-Петербурге в Зимнем дворце состоялось чествование «покорителя Очакова»Потемкин получил жезлгенерал-фельдмаршала, орден Святого Георгия I степени, золотую медаль в его честь, редкий алмаз к ордену Александра Невского, шпагу с алмазами на золотом блюде, 100 тысяч рублей на расходы, а сама императрица в честь Потемкина даже сама сочинила стихи.

А вот в Османской империи потерю Очакова переживали тяжело - известие о падении крепости настолько потрясло султана Абдул-Хамида I, что его здоровье ухудшилось, и в апреле 1789 года он скончался. Его место занял Селим III, который был решительно настроен на войну с Россией до победного конца и пообещал, что «он или лишится своего трона, или отомстит России за Очаков» (интересно, что в 1808 году его лишили-таки трона - поднявшие мятеж янычары убили султана). В этом «благом
деле» его поддерживали руководители Великобритании, Пруссии и Швеции, особенно старались послы этих стран, находившиеся в Константинополе.

Кампания 1789 года

Согласно плану кампании 1789 года, войскам Украинской армии необходимо было наступать по направлению к Нижнему Дунаю, за которым сосредоточивались главные силы турок, австрийским войска Ласси - вторгнуться в Сербию, тогда как армии Потемкина поручалось овладеть Бендерами и Аккерманом. Однако в начале марта турецкое командование направило на левый берег Нижнего Дуная два отряда по 30 тысяч человек каждый, чтобы разбить по частям армию принца Кобургского и передовые русские войска, а затем овладеть Яссами. Третий отряд - в 10 тысяч человек - турки выдвинули к Галацу. Но их план не сработал - принц Кобургский отошел в Трансильванию, а русская дивизия генерала Дерфельдена в трех сражениях разбила турецкие войска.

В апреле в результате интриг Потемкина генерал-фельдмаршал Румянцев от командования Украинской армией был отстранен, две армии объединили в одну - Южную под началом князя Потемкина-Таврического, который уже сам разделил ее на две части, поручив войска бывшей Украинской армии князю Н.В. Репнину. В мае
Потемкин прибыл в войска и приступил к осуществлению плана на кампанию 1789 года. Австрийское командование в новом году в свою очередь решило сосредоточить основные усилия на кампании в Сербии и Хорватии, а для взаимодействия с русскими войсками выделить 18-тысячный корпус принца Кобургского. С русской стороны с ним взаимодействовала семитысячная дивизия под командованием А.В. Суворова.Первый удар турецкая армия Османа-паши в 30 тысяч человек намеревалась нанести по корпусу принца Кобургского, находившемуся у Аджуда. Принц обратился за помощью к Суворову, дивизия которого за 28 часов совершила бросок на 60 км и соединилась с австрийцами, двинувшись затем к Фок-шанам - к лагерю Осман-паши. 20 июля русско-австрийские войска смели передовой отряд турок, а 21 июля атаковали главный их лагерь. В результате стремительного натиска турецкие войска бьииразбиты и бежали, потеряв около 1600 человек убитыми (потери союзников -400 убитых и раненых).

После сражения у Фокшан князь Потемкин-Таврический не предпринял активных действий, его армия продвигалась очень медленно и подошла к крепости Бендеры только в августе. Турецкое командование решило взять реванш и нанести удар в стык между русскими и австрийскими войсками: первая атака 100-тысячной армии Великого визиря Юсуф-паши должна бьиа вновь прийтись на принца Кобургского, тогда как вспомогательной 30-тысячной армии предстояло осуществить отвлекающий маневр восточнее Прута. На реке Сальче она встретилась с русскими войсками Репнина, которые обратили турок в бегство и гнали их до Измаила, однако крепость штурмовать и осаждать не стали.

Тем временем Юсуф-паша, добившись того, что внимание главных сил русской армии оказалось отвлечено, двинулся в направлении Фокшан, где находились войска принца Кобургского. Тот отправил Суворову знаменитое письмо - «Спасите нас!», на что русский полководец ответил не менее кратко: «Иду!». За двое суток дивизия Суворова прошла около 100 км и утром 10 сентября соединилась с австрийцами - союзные войска насчитывали 25 тысяч человек и 103 орудия. В ночь на 11 сентября союзники скрытно форсировали реку Рымна и утром пошли в наступление, оказавшееся полной неожиданностью для турок. Главная идея Суворова заключалась в том, чтобы разбить турецкие войска, стоявшие четырьмя лагерями, по частям, атакуя их один за другим и не давая противнику опомниться и перегруппироваться. Сражение при Рымнике длилось 12 часов и закончилось полным разгромом вчетверо превосходящих сил противника. По воспоминаниям современников, турецкая армия, уже после разгрома второго, главного, лагеря своих войск превратилась в неорганизованную толпу, которая уже не оказывала сопротивления и только спасалась бегством. Юсуф-паша после сбора остатков армии за Дунаем насчитал лишь 15 тысяч человек. Потери русско-австрийских войск убитыми составили около 500 человек, а турки потеряли до 20 тысяч человек убитыми, утонувшими, ранеными и пленными.

После такого разгрома турецкое командование до конца войны больше не предпринимало серьезных попыток наступления на левом берегу Дуная, а Суворов получил от императора Иосифа II титул графа Священной Римской империи, а от Екатерины II - титул графа Рымникского, бриллиантовые знаки к ордену Святого Андрея Первозванного, шпагу с бриллиантами и надписью «Победителю визиря» (самого Великого визиря по приказу султана вскоре обезглавили), бриллиантовый эполет, драгоценный перстень и - самое главное - орден Святого Георгия I степени (седьмое награждение в истории).

Новые поражения турок

Победа при Рымнике оказала влияние не только на ход кампании 1789 года, но и на всю войну. 14 сентября русским войскам без боя сдалась крепость Аджи-бей (позднее на этом месте был основан город и порт Одесса, а ее устроитель Осип Михайлович (Хосе) де Рибас был назначен тогда командовать Лиман-ской (Днепровской) гребной флотилией), 13 сентября - крепость Каушаны, 30 сентября - крепость Аккерман. Также были заняты Кишинев и Паланка. 3 ноября без длительной осады сдалась крепость Бендеры - 16 тысяч человек при 300 орудиях (туркам разрешили уйти). Австрийцы также получили свои дивиденды: фельдмаршал Лаудон овладел Баннатом и Белградом, а принц Кобургский занял Валахию и вошел в Бухарест. Однако русское командование так и не сделало главного - не развило успех Суворова и не двинулось в сердце Османской империи. В феврале 1790 года умер император Иосиф И. Занявший трон Леопольд II летом вышел из войны с Турцией, причем по соглашению с османами австрийцы не должны были пропускать русские войска в Валахию -русская армия могла действовать наограниченном участке в низовьях Дуная, где стояла мощная крепость Измаил. Летом 1790 года неудачей для русского флота закончилось и Второе Роченсальмское морское сражение, в котором вице-адмирал К.Г. Нассау-Зиген потерпел сокрушительное поражение от шведов - почти уже выигранная русско-шведская война 1788— 1790 годов завершилась миром на невыгодных для России условиях.

За господство на Черном море

После заключения перемирия с Австрией султан решил вновь попытаться вернуть себе Крым и другие утерянные территории, а в районе Нижнего Дуная перейти к обороне. Однако назначенный Потемкиным новый командующий Севастопольской эскадрой - контр-адмирал Ф.Ф. Ушаков нанес противнику ряд чувствительных поражений: 8 июля 1790 года в морском сражении у Керченского пролива русская эскадра (10 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1 бомбардирский корабль, 16 вспомогательных судов - всего 860 орудий) обратила в бегство направлявшуюся для высадки десанта в Крым турецкую эскадру (капудан-паша Хусейн; 10 линейных кораблей, 8 фрегатов, 36 вспомогательных судов - более 1100 орудий); а 28-29 августа в сражении у острова Тендра эскадра Ушакова (10 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1 бомбардирский корабль и 20 судов - 826 орудий) атаковала эскадру капудан-паши Хусейна (14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 23 судна - около 1400 орудий), пленив 66-пушечный корабль «Мелеки-Бахри», и уничтожила 74-пушечный корабль «Капудание» (во время возвращения в Константинополь утонули также получившие сильные повреждения 74-пушечный корабль и несколько судов).

Осада Измаила

Установив фактически контроль над Черным морем и принимая во внимание мир со Швецией, русское командование получило наконец свободу действий и реальный шанс завершить в свою пользу войну с Турцией. Потемкин приступил к наступательным действиям на Дунае, для чего в середине октября сюда перебросили гребную флотилию генерал-майора О.М. де Рибаса -34 судна, 48 казацких лодок и несколько транспортов с десантом. 20 октября она вошла в Сулинское устье, высадила десант, захватила турецкую батарею и вынудила турецкую флотилию уйти вверх по Дунаю. Русская армия тем временем одну за другой брала турецкие крепости - Килию, Тульчу и Исак-чи. Затем настала очередь Измаила. Оборонительные сооружения крепости с 1774 года были существенно усилены при содействии европейских инженеров. В Измаиле находился многочисленный и хорошо подготовленный гарнизон (35 тысяч человек при 265 орудиях; комендант - Айдозли Мехмет-паша).

Суворов атакует

18 ноября русская гребная флотилия подошла к Измаилу, отрезав крепость и город от реки и уничтожив в период с 19 по 27 ноября около 140 турецких судов и паромов. 21-22 ноября к Измаилу подошла и 31-тысячная русская
армия под командованием генерал-поручиков И.В. Гудовича и П.С. Потемкина, двоюродного брата князя Потемкина-Таврического. Подвергнув крепость безуспешной бомбардировке и получив от коменданта отказ на предложение сдаться, генералы на совете постановили снять осаду и уйти на зимние квартиры.Однако 2 декабря к Измаилу прибывает генерал-аншеф А.В. Суворов, который отменяет приказ об отходе и начинает готовиться к штурму. На подготовку ушло меньше недели - 7 декабря днем Суворов отправил коменданту Измаила ультиматум, но после бесплодных переговоров назначил на 11 декабря штурм крепости.В течение дня 10 декабря и в ночь на 11 декабря русская артиллерия почти полностью подавила батареи противника. В 3 часа ночи войска построились в колонны и в полшестого атаковали врага. Через несколько часов русские ворвались в крепость и практически полностью уничтожили гарнизон. Историки приводят свидетельства об успешном применении русскими войсками полевых орудий в уличных боях. К 16:00 Измаил был взят.

Потери противника - 26 тысяч убитыми (включая коменданта крепости), 9000 пленными (из них 2000 умерли в течение суток), более 250 орудий; потери русских по одним данным -1880 убитых и около 3000 раненых, а по другим данным - до 4000 убитых и около 6000 раненых. В честь победы для офицеров выпустили золотой крест «За отменную храбрость», а для нижних чинов - серебряную медаль «За отменную храбрость при взятии Измаила».Падение Измаила вызвало настоящий шок в Османской империи (уже второй раз за войну). Однако растущие амбиции России пришлись не по вкусу Великобритании и Пруссии, но сделать они ничего не могли - в кампании 1791 года русские армия и флот одержали новые победы.Принявший командование армией князь Н.В. Репнин форсировал Дунай и 28 мая разгромил турецкие войска у Мачина. На Кавказе в то же время пали Анапа и Суджук-Кале (в настоящее время Новороссийск). 31 июля в сражении у мыса Калиакрия русская эскадра контр-адмирала Ушакова (16 линейных кораблей, 2 фрегата, 2 бомбардирских корабля и 19 судов) всего за час боя наголову разгромила турецкую эскадру капудан-паши Хусейна (18 линейных кораблей, 17 фрегатов и 43 судна). Причем потери русской эскадры составили всего 17 убитых и 28 раненых.29 декабря 1791 года в Яссах был заключен мирный договор, по которому Россия получила земли между реками Южный Буг и Днестр, Турция подтвердила Кючук-Кайнарджийский договор и навсегда уступила Крым, Тамань и Кубань, тогда как граница России с Кавказом определялась по реке Кубань, а с Европейской Турцией - по Днестру.