Гибель Русского Флота



Когда утром 28 мая 1905 года рассвело, истинные размеры поражения русского флота при Цусиме стали очевидными
Поскольку уже начинало темнеть, Того решил, что артиллерийская дуэль подходит к концу, и пришло время организовать преследование потрепанного русского флота. Хотя в 19:00 «Ниссин» получил серьезные повреждения от 12-дюймового снаряда, было ясно, что русский флот уже не может составить конкуренцию противнику. Четыре миноносца из 11-го отряда миноносцев приблизились к горящему «Суворову», оказавшемуся в 15 км к югу от уходящего русского флота. Гардемарин фон Курсель, командовавший 75-мм кормовым орудием, отчаянно пытался отогнать нападавших, но вскоре «Суворов» был поражен одной или несколькими торпедами и опрокинулся. Спаслось лишь 20 членов экипажа.


«Бородину» с помощью 75-мм и 47-мм орудий удалось отбить атаки миноносцев, однако корабль к этому времени уже полыхал. В 19:28 Того сигнализировал своим броненосцам прекратить боевые действия. Капитан Мацумото Кадзу, командовавший «Фудзи», решил дать последний залп - орудия были уже заряжены. Один из 12-дюймовых снарядов с «Фудзи» взорвался около правой носовой 6-дюймовой башни «Бородина», сдетонировали боеприпасы, взметнулся столб пламени, пожар на «Бородине» вышел из-под контроля. Достаточного количества людей для тушения пожара на корабле не было, и огонь быстро добрался до погреба соседней 6-дюймовой башни, которая взорвалась в 19:30. Корпус «Бородина» потряс ряд взрывов соседних пороховых погребов, корабль опрокинулся и затонул. Единственным оставшимся в
живых был матрос 1-й статьи Семен Ющин.

После потопления «Бородина» русскую колонну возглавил «Орел », продолживший движение на северо-восток к Владивостоку. Наконец, контр-адмирал Небогатов убедился, что он является теперь командующим, после чего «Николай I» стал медленно обгонять «Орла» слева, выходя в голову эскадры. «Сисой Великий» и «Наварин», которым был нанесен существенный ущерб во второй артиллерийской перестрелке, запаздывали, и таким образом скорость колонны замедлилась приблизительно до 9 узлов. Спусти Bui и йся на море туман, казалось, давал русскому7 флоту реальный шанс на спасение, но его в очередной раз подвела слабая дисциплина. Неожиданно в 20:15 «Наварин» включил свои прожекторы; он старался обнаружить японские миноносцы, а на самом деле лишь точно обозначил противнику свое местоположение. Того отправил преследовать потрепанную эскадру Небогатова 30 эсминцев и миноносцев; в сумерках они приблизились к ней на расстояние в 300 м и изготовились к атаке. «Наварин», у которого была повреждена корма, остановился, чтобы провести необходимые ремонтные работы, был вскоре обнаружен несколькими японскими эсминцами. Некоторое время < Наварин > удавалось удерживать противника на дистанции, но около 23:00 эсминцы подошли достаточно близко, чтобы торпедировать его в корму. Несколькими минутами позже друтая торпеда поразила корабль в центр корпуса. Хотя «Наварин» и был сильно поврежден, его экипажу удавалось держать его на плаву еще несколько часов, пока японцы 28 мая в 02:15 не выпустили в него две последние торпеды. «Наварин» опрокинулся; лишь три члена ее экипажа из 690 были спасены.

В течение ночи эскадра Небогатова продолжала распадаться. «Сисой Великий», который не мог удерживать нужную скорость, был оставлен позади на произвол судьбы. В ходе короткой и стремительной атаки японские эсминцы в 23:15 снесли ему руль торпедой. Капитан Михаил Озеров попытался отвести корабль к острову Цусима в надежде выброситься на берег и тем самым спасти команду; но когда утром он увидел приближающиеся японские корабли, то принял решение затопить корабль. «Адмирал Ушаков», один из броненосцев береговой обороны, был также оставлен позади колонны, но ему удалось пережить ночь, не будучи обнаруженным японскими миноносцами. Крейсеры «Олег», «Аврора» и «Жемчуг», оставив попытки прорваться к Владивостоку, повернули на юг, в сторон)’ Филиппин. Друтие крейсеры, эсминцы и вспомогательные корабли были или потоплены, или рассеяны, потеряв связь друг с другом. Под командой Небогатова опались только «Орел*, «Николай Ь, броненосцы береговой обороны «Адмирал Сенявин» и «Генерал-адмирал Апраксин», а также крейсер «Изумруд». Воспользовавшись спустившейся темнотой, экипаж «Орла» сумел привести в боевую готовность одну из своих 12-дюймовых орудийных башен и две 6-дюймовые орудийные башни.

Уничтожение флота

К утру 28 мая ситуация выглядела так, будто у эскадры Небогатова все же есть реальный шанс добраться до Владивостока. За ночь его кораблям удалось удалиться примерно на 320 км от места сражения и теперь от заветной цели их отделяло меньше чем 500 км. Однако, пасмурная погода предыдущего дня уступила место яркому7 солнечному утру, и к 06:00 крейсеры Катаоки обнаружили эскадру Небогатова и немедленно сообщили в штаб флота о ее расположении. В 10:00 Того направил свои броненосцы и броненосные крейсеры окружить эскадру Небогатова в районе скал Лианкур. Несклонный рисковать понести большие потери, когда сражение уже выиграно, Того решил ограничиться артиллерийской дуэлью с большой дистанции. «Касута» открыл огонь с дистанции 9,1 км, и попал в трубу «Николая I». Корабли Небогатова не могли эффективно ответить броненосцам Того на таком расстоянии, кроме того, их низкая скорость не давала им возможность это расстояние сократить. В результате в 10:30 Небогатое принял решение о сдаче. Крейсер «Изумруд» отказался сложить оружие и ушел в направлении Владивостока, японцем же достались «Орел», «Николай I», «Адмирал Сенявин » и «Генерал-адмирал Апраксин».

Броненосец береговой обороны «Адмирал Ушаков», которым командовал капитан Владимир Миклухо-Маклай, медленно двигался за эскадрой Небогатова, когда около 15:00 он был обнаружен броненосными крейсерами «Ивате и «Якумо». У Миклухо-Маклая было четыре 10-дюймовых орудия, имевшие большую дальность, чем восемь 8-дюймовых и 26 6-дюймовых орудий японских крейсеров, но низкий темп стрельбы не позволял ему соревноваться со скорострельными японскими орудиями. После 30 минут поединка «Адмирал Ушаков» полыхал, и из-за крена прицеливание стало невозможным, потери также были велики. Тогда Миклуха приказал затопить корабль. Сам капитан погиб вместе со своим кораблем, но 328 членов его экипажа были спасены. Объединенный японский флот одержал полную победу, и русский военно-морской флот в поединке за превосходство на Дальнем Востоке потерпел сокрушительное поражение.