Битва у Цорндорфа

25 Августа 1758 года прусская армия во главе с королем Фридрихом Великим и русские войска под командованием генерал-аншефа Виллима Виллимовича Фермора встретились у Цорндорфа. Фридрих считал, что победа у него в руках, но эта уверенность стоила ему очень дорого.Экспансионистская политика Европейских держав и стремление занять доминирующее положение в Старом свете привели к Семилетней войне и сражению при Цорндорфе в 1758 году.Семилетняя война 1756-1763 годов велась между европейскими державами, стремившимися укрепить свое положение как в Европе, так и во всем мире. В Европе прусская династия Гогенцоллернов объединилась с Великобританией (король Великобритании являлся также и правителем Ганновера), чтобы противостоять коалиции Габсбургской Австрии, Франции Бурбонов, Шведской монархии и Российской империи, которой правила императрица Елизавета Петровна. Расстановка политических сил в Европе XVIII века очень отличалась от той ситуации, которая существует в настоящее время. Германия была разделена на множество государств. Самым крупным из них являлась управляемая Габсбургами Австрия. Вторым по значению германским государством была Пруссия, король которой, Фридрих Великий, вторгся на территорию Австрии и в ходе Войны за австрийское наследство 1740-1748 годов захватил при надлежавшую ей Силезию.

Непримиримые противоречия

Главной причиной начала Семилетней войны было стремление соседних Пруссии государств поставить заслон на пути непомерных амбиций Фридриха Великого (враждебно по отношению к Фридриху была настроена не только австрийская императрица Мария Терезия, но и императрица Елизавета Петровна). Однако Фридриху, оказавшемуся во враждебном окружении, удалось отразить большую часть нападений на границы своего королевства.Он приобрел славу талантливого и бесстрашного полководца, что подтвердили одержанные им в 1757 году победы над французами в битве при Рос-сбахе (5 ноября) и над австрийцами в сражении при Лейтене (5 декабря). Мария Терезия бьиа полна решимости продолжать борьбу, однако все же решила скоординировать дальнейший план действий со своими российскими и французскими союзниками.

В 1757 году русские войска вступили на территорию Восточной Пруссии, области, принадлежащей Фридриху, но находившейся довольно далеко от основных его владений, и произвели там большие опустошения. Императрицы Елизавета Петровна и Мария Терезия пришли к общему мнению, что основная русская армия должна наступать на Позен, откуда она могла угрожать землям Фридриха как в Бранденбурге, так и в Силезии. В январе 1758 года генерал Виллим Виллимович Фермор провел хорошо скоординированную зимнюю кампанию. Русская армия, насчитывавшая 72 ООО человек, довольно быстро двигалась по покрытой январским снегом Восточной Пруссии, встречая лишь незначительное сопротивление: прусские войска вели бои со шведской армией далеко на Западе. В отличие от кампании в Восточной Пруссии предыдущего года на этот раз действия русской армии можно было назвать образцовыми-существенного вреда ею нанесено не было.

Численное превосходство

Армия Фридриха уступала противнику в численности. Австрийцы выставили 150 ООО солдат, русские и шведы-98 ООО. Фридриху же удалось собрать всего лишь 135 ООО человек, из которых многие были военнопленными, насильно записанными на службу в прусскую армию.Легкое завоевание Фермором Восточной Пруссии в начале 1758 года воодушевило противников Фридриха.Россия, Австрия и Швеция полагали, что предстоящая кампания союзников имеет все шансы на успех. Для выполнения первой части плана необходимо было, чтобы Фермор провел свою армию на запад через Польшу к Одеру и занял плацдарм, с которого он мог бы предпринять наступление на Берлин или в Силезию. Однако дороги в Польше оказались в очень плохом состоянии, большие проблемы также возникли с обеспечением армии провиантом-Польше едва удавалось удовлетворять собственные потребности в продовольствии, не говоря уже о том, чтобы прокормить армию численностью примерно в 72 ООО человек

Фридрих не проявил особого беспокойства по поводу угрозы со стороны русской армии и решил сначала атаковать австрийцев. Он двинул прусскую армию по Силезскому предгорью в находившуюся под властью австрийцев Моравию. Фридрих знал, что в случае успеха этой операции он смог бы угрожать непосредственно Вене и в то же время заставить австрийскую армию уйти от Одера, не допустив ее объединения с русскими войсками.Однако Фридриху пришлось остановиться перед укрепленным городом Ольмюцом. Пруссакам не удалось взять город, а 2 июля к нему подошла австрийская полевая армия, установившая контакт с осажденным гарнизоном. Фридрих решил отступить отчасти потому, что его разведка сообщила о продолжении наступления русской армии и скором ее прибытии к Висле.
Фридрих ушел на северо-запад, в Богемию. Его целью там были большие австрийские склады в Кёниггрэце. Но, прибыв туда 14 июля, он обнаружил, что хранилища частично опустошены, частично уничтожены. Получив 25 июля известие о приближении русских к Одеру, Фридрих решил оставить и Кёниггрэц.

Маневр русской армии

Когда Фридрих находился под Ольмю-цем, русская армия Фермора начала маневр к Одеру. Таяние снегов и проливные дожди привели к разливу рек, что делало переправу через них практически невозможной, а польские дороги превратились в раскисшее болото, и это сильно замедлило движение шедшей тремя колоннами армии Фермора. Все же к 1 июля две колонны соединились в Позене, в то время как третья разместилась вниз по течению у Вронка (северо-западнее Позена).

Слабое подкрепление

Тем временем Фермор получил из Санкт-Петербурга приказ продолжать наступление вдоль Одера, координируя свои действия с австрийской армией. План предусматривал создание нового формирования-Обсервационного корпуса-в составе главной армии Фермора, которое должно было стать связующим звеном с австрийскими войсками.Обсервационный корпус, состоявший из спешенных драгун, ополченских частей и гарнизонных войск, прибыл в начале августа. Новые пополнения были дезорганизованы и имели низкую боеспособность, в связи с чем Фермор пришел к заключению, что они сами нуждаются в отдыхе и пополнении.

Прусские войска на линии Одера, которыми командовал генерал Дона, получили приказ атаковать русских, однако Дона отправил заслон из конницы и легкой пехоты, оставив свою пехоту и артиллерию во Франкфурте-на-Одере. Когда русские начали наступление, кавалерийский заслон отошел к основным силам. Фридрих спешил на помощь к Дона, направив ему указание двигаться навстречу, чтобы соединиться в Горга-сте, в нескольких километрах западнее Кюстрина.Фридрих опасался, что русские доберутся до Кюстрина раньше его и возьмут город. Прусская армия форсировала Одер и уже 20 августа прибыла во Франкфурт. 21 августа утомленные марш-броском войска Фридриха вступили в Горгаст.
15 августа русские части достигли Кюстрина и рано утром 16 августа начали бомбардировку города, пытаясь поджечь предместья и здания внутри городских стен. Затем Фермор приказал перенести огонь на городские стены, однако, особого успеха достичь не удалось. К19 августа русские войска стали испытывать недостаток боеприпасов и продовольствия. Пленные и дезертиры из прусской армии сообщали, что Фридрих идет освобождатьКюстрин во главе армии в 40 ООО человек, но и к русским войскам должен был присоединиться Обсервационный корпус, двигавшийся из Ландсберга.

21 августа армия Фридриха заняла позиции напротив Кюстрина на западном берегу Одера. Осада крепости русскими войсками закончилась. Фридрих стремился дать противнику генеральное сражение и предполагал уничтожить в нем русскую армию. Русские войска при Цорндорфе по численности превосходили армию Фридриха ДОеликого, однако это преимущество нивелировалось позиции и негибкой структурой командования. На полях сражений середины XVIII века пехота шла в бой в длинных шеренгах глубиной в два-четыре ряда, ведя залповый огонь из своих гладкоствольных мушкетов. Важнейшим оружием пехоты также были штыки. Ключевое значение для успешных действий этого рода войск имела высокая дисциплина-за нарушение строя полагались крайне жестокие телесные наказания. В то же время, несмотря на достаточно тяжелые условия службы, в 1756 году дезертировали всего 185 русских солдат из армии общей численностью в 128 ООО человек.

Кавалерия, более мобильная и считавшаяся более престижным для службы родом войск, чем пехота, имела на вооружении пистолеты и сабли и использовалась для развития наступления в случае прорыва по-зици \ противника, для пресле-доваш я отступающих войск и дляразведки. Драгуны являлись посаженной на коней пехотой и должны были вести бой спешившись (в связи с чем имели на вооружении мушкеты). Артиллерия использовала для стрельбы сферические ядра или, на близком расстоянии, картечь. В то время артиллерия была недостаточно мобильной, чтобы успевать двигаться за наступающими войсками (тогда не существовало даже проекта конной артиллерии).Во время Семилетней войны русская армия насчитывала 331 222 человека, хотя действующие войска включали в себя всего 172 200 человек, причем не все из них были годны для военной службы. В середине XVIII века пехотные полки никогда не были полностью укомплектованы. В целом русская армия смогла выставить для ведения военных действий примерно 130 ООО человек.

Петр Великий требовал, чтобы все без исключения дворяне состояли на армейской или государственной службе с 20 до 45 лет. Знатные семьи записывали своих сыновей в элитные гвардейские полки, где они быстро становились офицерами, но имели слишком мало опыта, чтобы успешно командовать солдатами. Большую часть офицерского корпуса составляли русские, однако важную роль играла и группа выходцев из остзейского дворянства Балтийских губерний.Рядовой состав пополнялся путем рекрутских наборов крепостных, служба которых была пожизненной, и поэтому они не могли надеяться на возвращение домой.

Бюрократическая система командования

Система командования и контроля в русской армии была громоздкой. Для принятия важных решений требовалось согласие Военного совета. Кроме того, Петербургский двор также постоянно вмешивался в руководство войсками. Таким образом, при подобной скорости принятия решений русская армия вряд ли могла застать врага врасплох.Подражание Пруссии в подготовке русской пехоты явно прослеживается в Уставе строевой пехотной службы 1731 года, где было подробно регламентировано проведение тренировки по действию в сомкнутом строю, выполнению маневра на поле боя и по стрелковой подготовке. Как и пехота, регулярная русская кавалерия делилась на гвардейскую и армейскую, включавшую в себя кирасир, драгун и конных гренадер. Не вся русская кавалерия предназначалась для активной службы. Только 14 полков (всего около 7000 сабель) приняли участие в войне, поддержанные иррегулярной конницей, состоящей из гусар, казаков и азиатов, например, калмыков.

Русская артиллерия

Русская артиллерия была прекрасно снаряжена и с точки зрения подготовки имела лучший в Европе личный состав. Генерал-фельдцейхмейстер Петр Шувалов был выдающимся реформатором и принял на вооружение «гаубицу Шувалова», известную больше как «Ддино-рог». Это орудие могло вести огонь сферическими снарядами и картечью, разрывными и зажигательными снарядами. Оно было более точным и имело больший радиус поражения, чем стандартные пушки, что давало огромное преимущество русской армии во время боя.Русские войска, вышедшие на поле боя против Фридриха Великого, находились на переходном этапе, но для всей Европы именно они были единственной силой, которая могла по военным и тактическим показателям соперничать ссозданной Фридрихом прусской армией.

Упорядоченный огонь

Прусская армия славилась высокой дисциплиной и способностью ее пехоты поражать врага массированным залповым огнем. Ее войска набирались по всей Европе, а офицерский корпус формировался из представителей прусского поместного дворянства, и его отличал высокий уровень сплоченности. В лице Фридриха Вильгельма фон Зейдлица Фридрих Великий нашел великолепного кавалерийского командира. Он был храбрым офицером и имел врожденное понимание того, как нужно действовать на любом поле боя в интересах своей армии и в любой обстановке наносить ущерб противнику.

Прусская пехота при Цорндорфе состояла из 11 мушкетерных полков, четырех фузилерных полков (каждый по два батальона) и девяти сводногренадерских батальонов. В мушкетер-ных и фузилерных полках в каждом батальоне было по шесть рот: пять муш-кетерных или фузилерных и одна гренадерская. В каждом полку было по две полковых гренадерских роты, которые сводились в четырехротные гренадерские батальоны. Кавалерия при Цорн-дорфе состояла из шести кирасирских, пяти драгунских и трех гусарских полков. Кирасирские и драгунские полки состояли каждый из пяти эскадронов, в то время как гусарский полк делился на десять эскадронов, гусарский полк мог быть разделен на два дивизиона по пять эскадронов каждый. У Фридриха при Цорндорфе было 193 орудия (в том числе по два полковых орудия в каждом мушкетерном и фузилер-ном полку). Артиллерию пруссаки объединили в «большую батарею». Пехотные пушки обычно были 3-фунтовыми, а пушки из артиллерийского парка-6-, 9-или 12-фунтовыми.