Битва равных противников


Во главе французской армии стояли прекрасные командиры, а ее солдаты были полны революционного энтузиазма, однако в лице Суворова они нашли чрезвычайно опасного противника.русской армии, которой в Италии командовал Суворов, незадолго до этой кампании был проведен ряд серьезных реформ. Император Павел I, вступивший на российский престол в 1796 году после смерти Екатерины Великой, решил привить русской пехоте прусскую дисциплину. В связи с этим он отменил униформу, которую русская армия носила с 1786 года, и ввел новую, которая не пользовалась особой популярностью: «Фланелевый галстух настолько плотно стягивал горло, насколько это было возможно. Наши ступни вколочены в курносые черные башмаки, а ноги вплоть до самых колен заключены

в черные полотняные гетры, которые застегивались сбоку по всей длине на красные пуговицы»,описывал ее один офицер. Павел также настоял на введении нового комплекса военных приемов, основанных на прусской традиции. Некоторые из его реформ были полезны. Например, он попытался ограничить азартные игры и пьянство офицерского корпуса, хотя в целом преобразования Павла I не способствовали росту его популярности. Во время своего царствования он уволил 340 генералов и 2261 офицера. Тысячи офицеров вышли в отставку.Суворов не считал все эти преобразования полезными, и в его войсках в Италии новый род военных приемов введен не был. Что касается новой униформы, он расценил ее как совершенно бесполезную-особенно требование носить длинную напудренную косицу. «Пудра не порох, косица не штык»,бушевал фельдмаршал.

Ядро русских войск Суворова составляла пехота, большая часть которой была сведена в мушкетерные полки, по штатам состоявшие из 1700 человек, сведенных в два батальона, каждый-из пяти рот. В армию входили также четыре элитных гренадерских батальона,использовавшихся для действий в авангарде наряду с легкой пехотой-егерями. Последние вооружались штуцерами, которые бьии более точными, чем стандартные гладкоствольные мушкеты, хотя заряжать их приходилось дольше.

Русская тактика

Принятая в русской армии тактика ведения боя в качестве основной боевой единицы рассматривала пехотную полуроту, которая могла действовать в линии и в колонне, а в некоторых ситуациях также и рассыпном строю. Качество русской пехоты было довольно высоким, особенно если учесть, что отбор производился из очень большого количества потенциальных рекрутов. Кроме того, в армии бьи крайне высокий уровень доверия своим командирам.

Русская артиллерия в XVIII веке считалась очень эффективной и имела на вооружении хорошо зарекомендовавшие себя «единороги». Однако к 1799 году ее качество снизилось. Лошадям в артиллерии не уделялось достаточное внимание, а канониры часто вели нескоординированный огонь до тех пор, пока не конча-Из кавалерийских частей в распоряжении Суворова бьии только казаки (еще к русским войскам прикомандировали шесть эскадронов австрийских драгун), которые находились под командованием наказного атамана Андриана Денисова. Казаки прекрасно показали себя в различных ситуациях, однако действовать в Италии в местности, где находилось много крепостей, им было неудобно. К тому же их некованые лошади оказались плохо приспособлены для передвижения по итальянским дорогам. Лишь немногие офицеры умели читать карты, и только некоторые из них имели часы, позволявшие координировать движение войск Но русская армия свято верила в гений своего командующего. Солдаты называли Суворова «отцом-батюшкой». Он разделял с ними все лишения походной жизни, ночуя на тюке соломы. Суворову, несомненно, повезло в том, что в его штаб входили компетентные австрийские генералы, первым из которых (до ранения) бьи Иоганн Шастель, трезво оценивавший все преимущества и недостатки русской армии. Он сумел организовать объединенную русско-австрийскую армию в дивизионные колонны, создавмощное формирование, включавшее разные рода войск, которое смогло нанести поражение французам.

Французская армия, с которой вступили в бой союзники, претерпела даже большее количество преобразований, чем русская. Если раньше она являлась основой королевской власти, управлялась офицерами-аристократами и подчинялась строгой, несгибаемой дисциплине, то к 1799 году французские войска превратились в гораздо более демократичное формирование. Бегство офицеров-аристократов, массовый призыв конскриптов, революционный энтузиазм многих новобранцев (как и массовое их же дезертирство), а затем и вторжение в граничащие с Францией земли существенно изменили методы ведения войны французами. В частности это касалось и организации войск Основными подразделениями пехоты стали полубри-гады, которые первоначально формировались из одного батальона старой королевской армии и двух батальонов конскриптов. В случае необходимости полу-бригады служили основой для создания более крупных соединений-дивизий. При формировании дивизий особое внимание уделялось артиллерии, которая использовала новейшие разработки последних лет монархии и находилась под командованием молодых офицеров-специалистов (Наполеон Бонапарт начал свою карьеру как офицер артиллерии).

Но изменения коснулись не только организационной структуры. Стали использоваться и новые методы ведения боя. На смену статичному классическому линейному построению XVIII века пришел рассыпной строй, в котором огонь по врагу вели небольшие группы, пехота собиралась в компактные колонны и в них могла маневрировать на поле боя, нанося удары по пехоте противника, стоявшей в линиях, не позволявших быстро менять позицию. Отчасти это было следствием того, что большая часть кон-скриптов до прибытия на фронт не проходила основательную подготовку. Впрочем, энтузиазм солдат оказался настолько высоким, что их сложно было использовать в статичных построениях.Самым серьезным изменением во французской армии, возможно, стало то, что ее офицеры теперь связывали со службой в ней всю свою жизнь. Их буду-зависело исключительно от карьеры, и этим они отличались от аристократов, составлявших офицерский корпус других европейских армий. Их абсолютно не интересовало поддержание какого-либо статус-кво в странах, в которые они вторгались, и, таким образом, действовавшие в Италии французские войска жили прежде всего за счет местного населения. Многие из высших французских офицеров были очень молоды и с большим энтузиазмом использовали предоставлявшиеся им возможности для личного обогащения. Например, АндреМассена, командовавший французскими войсками в Швейцарии в 1799 году и являвшийся чрезвычайно одаренным и амбициозным генералом, ничем не брезговал для «укрепления своего материального положения».


Он поступил в королевскую армию в 1775 году рядовым, был произведен в аджюдан-унтер-офицеры (самое высокое звание, которое мог получил недворянин) и в 1789 году вышел в отставку. В 1791 году он вернулся в армию и в 1793-м стал уже полковником. К концу1793 года Массена получил звание дивизионного генерала и являлся старшим среди подчиненных Наполеона во время Итальянской кампании. Своей карьерой он, как и большая часть французского офицерского корпуса, был обязан исключительно собственным военным талантам, а не происхождению.Новая французская армия была грозным противником, но она встретила опасного врага в лице генерал-фельдмаршала Александра Суворова.