Бенгальская кампания


Вернув контроль за главной базой Ост-Индской компании в Калькутте, Роберт Клайв решил выступить на север, чтобы противостоять войскам наваба.

После победы Клайва при Аркоте британская Ост-Индская компания надежно закрепилась на землях Карнатика. Однако в других регионах все еще продолжался конфликт между интересами французов и британцев, а также существовало противостояние между обеими европейскими державами и местными правителями. Особенно острые формы оно приняло в Бенгалии.

Британская торговля в Бенгалии успешно развивалась до смерти в 1756 году наваба, после чего на трон вступил Сирадж уд-Даула. Новый наваб опасался Марварисов из Раджпутаны-индийских купцов, фактически правивших Бенгалией, подозревая их в стремлении свергнуть его. Кроме того, Сирадж стал получать сведения о гигантских прибылях английских и других европейских компаний и начал планировать против них выступление. По мере нагнетания обстановки англичане и французы занялись укреплением своих фортов. Наваб потребовал прекратить эти работы. Французы подчинились, но англичане ответили отказом, утверждая, что они имеют полное право укреплять оборону Калькутты.

Сирадж во главе сильного войска окружил Коссимбазар, арестовал британских чиновников, а затем прибыл в Калькутту. В панике население фактории укрылось на борту кораблей, стоящих на реке Хугли, а около 150 мужчин, женщин и детей остались в Форт-Уильяме. После двухдневной осады форт сдался. Многие захваченные англичане были заперты в маленькой тюремной камере в Форт-Уильяме. В течение следующей ночи часть из них умерла от удушья и тепловых ударов. Леденящие кровь рассказы о «черной дыре Калькутты»под таким названием камера стала известна в британской прессе,были основным элементом пропаганды против наваба. Сирадж скорее всего ничего не знал об этом инциденте, который был сильно раздут англичанами. 16 августа новости о падении Калькутты достигли Мадраса. Британский Совет Мадраса пришел к мнению, что необходимо немедленно восстановить утраченные позиции и назначил Клайва командующим экспедиционным отрядом, насчитывавшим 600 европейцев, три роты королевских войск и более 900 сипаев. Но эта группа отправились в путь по реке Хугли только в декабре. 2 января 1757 года армия Клайда наконец увидела на горизонте Калькутту. Войска высадились на берег и вошли в город, в то время как корабли направились в Форт-Уильяму. Они даже не успели открыть по нему огонь, как индийский гарнизон бежал. Войска Клайва овладели городом.

Бенгальская кампания

После возвращения Калькутты, англичане начали планировать проведение карательной экспедиции против наваба. Они взяли город Хугли, находившийся в 32 км вверх по реке, и стерли его с лица земли. Разгневанный Сирадж двинулся на юг, в то время как Клайв подготовился к обороне и активно искал поддержки у местных правителей. Настроение Сирад-жа вскоре изменилось, и он предложил англичанам сохранить британскую торговлю в регионе, в случае если будет сменен британский губернатор. Однако через некоторое время наваб снова изменил свое решение, и его армия-около 40 000 человек пехоты и конницы-приблизилась к Калькутте. Теперь он собирался дать бой.

Обе стороны упустили возможности атаковать противника. Только на рассвете 5 февраля, после того как переговоры окончательно провалились, Клайв, наконец, перешел в наступление. Под прикрытием густого тумана он повел 540 европейских пехотинцев и артиллеристов, 600 моряков и 800 сипаев на вражеский лагерь. Наступающие были встречены ружейным огнем, однако туман позволил им продолжить движение. Попытка атаки 300 всадников наваба закончилась катастрофой после единственного залпа англо-индийских стрелков. Когда туман рассеялся, Клайв обнаружил, что отклонился от намеченного маршрута и оказался в опасном положении. У него не оставалось другого выхода, кроме как вернуться в город и форт, отбиваясь по пути от налетов конницы противника. Потери Клайва составили 57 человек убитыми и 137 ранеными, однако этот бой напугал Сираджа, и он согласился начать переговоры о подтверждении привилегий компании, а также о возможности компенсации ей понесенных убытков. Сирадж отозвал свои войска, в том числе и для того, чтобы соединиться с сильной армией, которую вел в Бенгалию шах Афганистана.

Тем временем англичане вновь сосредоточились на противостоянии с французами, действия которых на юге (в Карнатике) стали вызывать у них беспокойство. Англичане решили захватить Чан-даннагар, контролируемый французами город в 32 километрах к северу от Калькутты на рекеХугли. Англичане пытались выяснить, не выступит ли наваб на стороне французов, но Сирадж тщательно избегал принимать какие-либо обязательства по отношению к любой из сторон. В марте британские корабли начали бомбардировку городского форта, который через три часа сложил оружие. Сирадж направил Клайву письмо, содержащее поздравления с достигнутым успехом, но в то же время попытался блокировать британским кораблям путь обратно в Калькутту, убеждая французов принять ответные меры.

Изменение планов

Зная о планах Сираджа, а также о том, что он продолжит играть на противоречиях между европейскими державами, Клайв начал понимать, что единственной надеждой на установление длительного мира в Индии является изгнание отсюда французов. Он и его офицеры пытались убедить в необходимости подобных мер наваба, обещая ему компенсировать долги, сделанные французами. А Сирадж все еще пытался сохранить хорошие отношения с обеими сторонами. В это время до Клайва дошли слухи о готовящемся заговоре с целью свергнуть наваба, который возглавлял его дядя Мир Джафар, являвшийся также казначеем армии. Клайв решил сыграть против наваба и поддержать заговорщиков. Он подписал соглашение с Мир Джафаром, обещая в течение 12 часов после получения сигнала привести свои войска в боевую готовность. На случай, если действия Мир Джафара дадут осечку, Клайв также подписал идентичное соглашение с одним из его коллег, сикхским негоциантом Омичандом. Теперь Клайв отправил навабу резкое письмо, угрожая войной. Это была чрезвычайно рискованная игра, поскольку если бы Мир Джафар отказался от соглашения, то войска Клайва сильно уступали бы по численности армии наваба.

Армии сближаются

12 июня к Клайву в Чанданнагаре присоединились остальные части его армии, прибывшие из Калькутты. Оставив в форте небольшой гарнизон, он выступил в поход во главе колонны в составе 613 солдат-европейцев, 171 артиллериста с 10 полевыми пушками, 91 топас-сес и 2100 сипаев. Также у него было 150 моряков из состава британских флотских экипажей, которые использовались в качестве пехоты. В то время как туземные войска двигались вверх по реке, европейцы поплыли в лодках по Хугли. 14 марта, находясь примерно в 30 км к северу от Хугли, Клайв получил известия, что заговор набирает обороты. Противники наваба группировались вокруг Мир Джафара. Через несколько дней Клайв послал отряд во главе с майором Айрой Кутом захватить форт в стратегически важном городе Катва. Майору Куту удалось выбить оттуда противника, позволяя остальной части колонны Клайва продолжить движение. Предполагалось, что именно в этом городе состоится встреча Клайва и Мир Джафара, однако здесь не удалось обнаружить ни малейших признаков последнего. Письмо, объясняющее его отсутствие, прибыло уже после сражения при Плесси.

Клайв не знал, что наваб попытался договориться с мятежниками, и хотя Мир Джафар заключил соглашение с Сирад-жем, он одновременно попытался проинформировать Клайва, что все еще намеревался соблюдать достигнутое с англичанами соглашение. Источники же Клайва сообщили, что теперь соглашение с Мир Джафаром более недействительно. Клайв столкнулся с дилеммой. Без поддержки Мир Джафара чрезвычайно опасно было противостоять многочисленной армии наваба. 21 июня 1757 года он созвал в Катве Военный совет, чтобы разработать план дальнейших действий. Большинство-включая самого Клайва-было против незамедлительных мер, меньшинство же утверждало, что успехи, которых англичане добились, практически не встретив сопротивления, требуют активизации военных действий.

Несмотря на итоги голосования, вскоре после окончания совета Клайв приказал своим офицерам готовить армию к выступлению. Рано утром 22 июня 1757 года англо-индийские войска под проливным дождем совершили марш-бросок и вышли к небольшой деревне Плесси, находившейся в 30 км к югу от Муршидабада. Они развернулись на позициях среди манговых деревьев, именуемых Лакша Баг, которые образовывали рощу, окруженную рвом и глинобитной стеной, примыкавшей с охотничьему домику, принадлежавшему навабу. Сирадж в течение уже нескольких дней находился в укрепленном лагере в Плесси. Около 2000 человек размещались здесь с марта, но за последние месяцы численность войск значительно выросла. Наваб также надеялся, что к нему присоединятся французские войска под командованием Жана Ло, но французы отказались. Это обстоятельство стало большой неудачей для наваба. Хотя Сирадж занимал стратегически сильную позицию, он не слишком доверял своей армии.

Позиции наваба находились позади глинобитных укреплений, расположенных под прямым углом к реке, а затем формирующих 5-километровую линию, тянувшуюся в северо-восточном направлении. Недалеко от реки на линии укреплений располагался защищенный пушками опорный пункт. В 275 метрах от него находился небольшой холм, поросший деревьями. Еще в 730 метрах в направлении британских позиций находился небольшой пруд (искусственное озеро), а дальше в 90 метрах-еще один, более крупный. Пруды окружала насыпь из земли, извлеченной при создании этих искусственных водоемов.

Неожиданно начавшийся ливень, а также предательство военачальников Сираджа, позволили Клайву с самого начала захватить инициативу в сражении На рассвете 23 июня 1757 года, когда черные дождевые облака затянули все небо, армия Сираджа уд-Дуалы начала свое движение к манговой роще, где окопалась англо-индийская армия. Бенгальская армия заняла всю равнину: здесь было, вероятно, 35 000-40 ООО пехотинцев, вооруженных, главным образом, фитильными мушкетами; 18 ООО патанских всадников из Северной Индии; и 50 орудий преимущественно 24-и 32-фунтовых, располагавшихся на больших платформах, которые тянули впряженные в них волы. Небольшой

отряд из 50 французов с четырьмя легкими орудиями направился к искусственному водоему, ближе всего находившемуся к роще. Около 5000 всадников и 7000 пехотинцев под командованием Мир Мадана, одного из оставшихся верными Сираджу военачальников, заняли позицию между водоемом и рекой. Остальные войска-во главе с участниками заговора, включая самого Мир Джафара-развернулись левее в большую изгибавшуюся колонну, угрожая выйти во фланг маленькой армии Клайва и смять ее. Полевые орудия, плотные массы пехоты и конные отряды находились между колоннами.

Клайв разместился на крыше охотничьего домика, чтобы наблюдать за ходом развертывания. Он был впечатлен размерами армии наваба и быстро понял, что его положение уязвимо не только с флангов, но и с тыла, которому угрожала голова совершающих маневр колонн противника. Он так прокомментировал ситуацию: «Мы должны сражаться так хорошо, как только сможем, в течение дня, а ночью повесить свои мушкеты на плечо и идти назад в Калькутту'). В семь часов Клайв написал послание Мир Джафару, прося его о встрече. В противном случае, заметил Клайв, он будет стремиться к заключению мира с навабом. Однако сражение началось прежде, чем произошли какие-либо переговоры. Клайв приказал своим солдатам сформировать линию, опираясь на позиции у рощи. Позиции, протянувшиеся от реки на западе к внешней опушке рощи на востоке, заняли 900 европейцев, включая 100 артиллеристов и 50 моряков, 100 топассес и
2100 сипаев. У них было всего восемь 6-фунтовых пушек, развернутых в группах по три с обеих сторон европейского батальона (занимавшего позиции в центре), и две мортиры, которые были развернуты вместе с еще двумя 6-фунтовыми пушками за двумя печами для обжига кирпича близ реки.

Начало сражения

В 08:00 французский отряд под командованием М. де Сен-Фреза открыл огонь по британским позициям из одной из своих пушек, расположенных у искусственного водоема. По этому сигналу артиллерия наваба на линии фронта и в войсках, совершивших обходной маневр, открыла плотный огонь. Некоторые британские офицеры предложили атаковать пушки, но Клайв не хотел разделять свои войска, тем более что большая часть орудий (Продолжение. Начало см. на стр. 17) била с перелетом. Британская артиллерия открыла ответный огонь, который также не причинил противнику особого вреда. Потеряв за полчаса 30 человек, Клайв приказал своим солдатам отойти назад в рощу, в то время как выдвинутые вперед орудия пока остались за печами для обжига кирпича. Клайв все еще не имел сведений о намерениях предателей.

Войска Сираджа, полагая, что противник начал отступление, выдвинули вперед свои тяжелые пушки и открыли огонь по роще, однако ядра в основном поразили лишь деревья. В роще англо-индийские войска заняли позиции за земляной насыпью, а также в отрьггых для себя ячейках. Как только они закончили обустраиваться на новых позициях, их пушки смогли открыть огонь через отверстия в насыпи. Им удалось убить несколько вражеских канониров, в то время как собственные потери благодаря их оборонительным позициям было незначительными.

Смерть Мир Мадана

Артиллерийская дуэль продолжалась в чение нескольких часов, и ни одна из сторон особого успеха не достигла. Мир Джафар так ничего и не предпринимал, и Клайв никак не мог решить, что делать дальше. В связи с этим он в 11:00 собрал свой штаб, В чтобы обсудить ситуацию. Было решено продолжать канонаду до сумерек с тем, чтобы в полночь атаковать лагерь наваба. Позиции в Я роще предполагалось удерживать. Однако через час ситуация изме-у нилась-неожиданно начался проливной дождь. Большую часть поро-| ха индийские канониры держали в открытом виде, и он быстро намок, после чего их огонь стал вестись спорадически. Хорошо обученные британские канониры немедленно закрыли свои запасы пороха и боеприпасы просмоленной парусиной, что позволило им сохранить прежний темп стрельбы. В течение 30 минут обе стороны попытались защититься от ливня, а когда дождь начал стихать, Мир Мадан со своей конницей изготовился к атаке. Однако в этот момент он был убит картечью, выпущенной из 6-фунтовой пушки, и кавалерийская атака окончилась ничем. Гибель Мир Мадана стала переломным моментом сражения. Пока он был жив, наваб все еще надеялся в этот день одержать победу, однако все оставшиеся у наваба военачальники были либо предателями, либо заговорщиками.

Клайв, полагая, что дальнейшее наступление противника маловероятно, спустился в охотничий домик, чтобы сменить промокшую одежду. Тем временем Сирадж, находившийся в своем шатре, пристально вслушивался в шум сражения. В этот момент он получил известия не только о том, что его самый верный военачальник, Мир Махан, смертельно ранен, но и что его зять, Багадур аль-Хан, еще один из всего трех военачальников, на которых мог положиться Сирадж, также убит. Фактически, только войска Мир Махана и Багадур аль-Хана, а также части третьего верного навабу военачальника Мохан Лала и французы вели военные действия. Три четверти армии находились в руках изменников и не присоединялись к бою.

Окруженный заговорщиками Сирадж послал за Мир Джафаром, прося его защитить своего наваба. Лживый изменник обещал свою полную поддержку. Вскоре после этого другой заговорщик, Раи Дурлабх, заявил навабу, что больше никакие новые атаки невозможны. Армию следовало отвести назад на укрепленные позиции, а самому Сираджу необходимо вернуться в свою столицу. В панике Сирадж приказал Мохан Лалу отвести свои войска. Лал сначала отказался, сообщив, что бой развивается для них вполне успешно, но в конечном счете был вынужден подчиниться. Индийцы прекратили огонь и начали запрягать волов, чтобы оттащить пушки в свой лагерь.

Сам Сирадж оставил армию и поспешно двинулся в Муршидабад в окружении своих 2000 конных гвардейцев. Теперь бенгальская армия оказалась исключительно в руках трех руководителей заговорщиков. Мир Джафар написал Клайву, убеждая его немедленно начать наступление, не дожидаясь следующего дня. Однако письмо не было получено англичанином до окончания сражения, поскольку гонец отказался пытаться добраться до позиций противника, пока велся плотный артиллерийский огонь.

Как только стало ясно, что Мир Джафар не собирается вмешиваться в ход сражения, солдаты Клайва атаковали войска Сираджа уд-Даулы. Вто время как основная часть войск Сираджа уд-Даулы отступила на север к линии укреплений, отряд во главе с изменником Мир Джафаром двинулся в противоположном направлении. Поскольку теперь армия раскололась на две части, французский контингент Сен-Фреза оказался в изоляции в центре. Увидев это, майор Килпатрик, который принял на себя временное командование британскими войсками, пока Клайв менял промокшую одежду в охотничьем домике, двинулся вперед к более крупному из двух искусственных водоемов, собираясь атаковать Сен-Фреза. Он быстро определил, что если французская позиция будет занята, то это позволит британской артиллерии вести огонь по отступающим индийским войскам. С майором были две компании 39-го полка-всего 250 солдат и две пушки.

Килпатрик также понимал, что у него нет достаточно времени, чтобы согласовать свои действия с командующим, хотя он все же отправил вестового к Клайву, чтобы проинформировать его о своем решении. Согласно широко распространенной легенде вестовой обнаружил Клайва в охотничьем домике спящим, и ему потребовалось некоторое время чтобы объяснить командиру сложившуюся ситуацию. Разбуженный вестовым Клайв пришел в ярость, узнав, что один из офицеров действует без его приказа, и сначала даже попытался отозвать Килпатрика и его солдат назад. Однако, оценив ситуацию, Клайв понял, что действия Килпатрика бесспорно являются правильными. Тем не менее он сделал Килпатрику выговор, приказав тому немедленно прибыть в манговою рощу. То есть формально Килпатрику было поручено возглавить оставшиеся британские войска, но все же наиболее вероятным представляется, что Клайв хотел быть уверен, что в случае успеха слава достанется исключительно ему одному. Позиции у водоема были взяты около 15:00 после того, как Сен-Фрез и его солдаты отступили с пушками к линии укреплений, дав по противнику прощальный залп. Добравшись до новых позиций, Сен-Фрез развернул свою батарею на редуте, расположенном на углу земляных укреплений.

Бомбардировка

Два основных отряда наваба теперь возвращались к линии укреплений, в то время как третий, под командованием Мир Джафара, задерживался у более передовой позиции на южной стороне поля боя. Поскольку расстояние между главными силами отступающей индийской армии и отрядом Мир Джафара постепенно увеличивалось, он приказал своим войскам медленно смещаться на север, заявив, что они все еще являются частью армии наваба. Вскоре они достигли восточной оконечности рощи и затем начали наступать уже непосредственно к самой роще. Клайв, понятия не имевший, кто командует данными войсками, осознавал лишь, что необходимо срочно предотвратить дальнейшее продвижение противника. Для этого он направил на данный участок три взвода с полевой пушкой. Поскольку Мир Джафар не собирался атаковать Клайва, необходимости в этом не было, и после нескольких выстрелов из пушки индийцы прекратили любые дальнейшие наступательные действия.

Клайв теперь надеялся выманить противника из-за его укреплений, а французы со своей стороны активно призывали остатки войск наваба к наступлению. При поддержке огня французских пушек, которые уже развернулись на новых позициях, это наступление, возможно, стало бы решающим, если не очередное предательство военачальников наваба, которые выступили против его проведения. Была предпринята кавалерийская атака, но она оказалась сорвана мушкетным огнем и картечью британских пушек Часть бенгальцев разместилась на небольшом пригорке и открыла оттуда беспокоящий огонь по солдатам Клайва, после чего тот переместил половину своей пехоты и артиллерии к меньшему из двух водоемов, а другую половину-на небольшую возвышенность, находившуюся в 180 метрах левее. С позиций у двух водоемов и с возвышенности пушки Клайва начали обстрел укреплений наваба. Еще четыре бенгальских офицера погибли, после чего в лагере наваба воцарился хаос: слоны пришли в сильное волнение и в панике бросились в бегство. Часть боеприпасов взорвалась. Сражение, однако, еще не закончилось: Сен-Фрез продолжал вести огонь из своих пушек, солдаты наваба отовсюду стреляли из своих фитильных мушкетов-из канав, рытвин и ям, а также из кустарников на пригорке к востоку от редута. Именно во время этой фазы сражения войска Клайва понесли наибольшие потери. На линии фронта царил полный беспорядок, а лишенная руководства индийская армия изо всех сил сталась удержать свои позиции. Индийцы, пытавшиеся организовать стрельбу из пушек с запряженных волами платформ, были перебиты.

Мир Джафар покидает поле боя

Войска Мира Джафара не участвовали в бою и даже не сдвинулись со своих позиций с того момента, как были обстреляны из полевого орудия. Но только теперь, когда они начали покидать поле боя, Клайв наконец догадался, что эти солдаты скорее всего из частей Мир Джафара. Уверенный теперь в безопасности своих фланга и тыла, Клайв мог сосредоточиться на занимавших редут французах, отряде вооруженных мушкетами индийцев и многочисленном конном подразделении, расположенном на пригорке восточнее редута.

Две гренадерские роты 39-го полка-всего 160 человек-были отправлены против расположенного справа пригорка, в то время как другие солдаты атаковали редут при поддержке основной части войск, наступавшей на центральном направлении. Когда солдаты 39-го полка двинулись вперед, против-I ник оставил свои позиции, даже не & попытавшись организовать сопротивление, и пригорок был занят К англичанами примерно в 16:30. В По словам Айры Кута, который возглавлял атаку, «поняв, что противник отступает по всему фронту, я приказал атаковать его позиции, которые вскоре и занял, не встретив сопротивления». Кут преследовал бенгальцев за их линией укреплений. Сен-Фрез, В увидев, что он практически отрезан от остальных войск, понял, что у него нет иного выхода, кроме как отступить, бросив свои пушки. В то время как войска Кута развивали наступление, англичане получили послание от крупного отряда индийской конницы, в котором содержалась просьба Мир Джафара о встрече с Клайвом.

Завершение сражения

Последними оставили редут французы. Англо-индийские войска двинулись вперед, заняв в 17:00 земляные укрепления и лагерь, где им досталась богатая добыча. Однако солдатам было обещано еще большее вознаграждение, если они двинутся на Даудпур. Поэтому наступление остановилось лишь на то время, которое потребовалось комиссарам, чтобы согнать достаточное количество волов, необходимое для транспортировки пушек и фургонов, поскольку животных, захваченных в лагере наваба, было намного больше, чем у англичан. Армия Сираджа тем временем оказалась полностью деморализована и беспорядочно отступала на всех участках. Сам Сирадж бежал в Миршидабад со своими 2000 конными гвардейцами, потеряв около 500 человек, в числе которых оказались и самые способные и верные ему офицеры. После того как англичане и сипаи заняли индийский лагерь, Клайв наконец получил послание, отправленное ему Мир Джафаром в начале сражения. Его предложение Клайву атаковать в 03:00 больше не было актуально, но сам факт отправки письма прекрасно характеризовал ситуацию, сложившуюся в лагере противника, а также подтверждал лояльность Мир Джафара англичанам. Клайв немедленно отправил ответ, сообщив, что он встретится с Мир Джафаром на следующий день в Даудпуре.

Сражение при Плесси было относительно бескровным, а его исход решило скорее предательство Мир Джафара, Раи Дурлабха и других военачальников, чем сила оружия. Если бы против наваба не был организован заговор, небольшая армия Клайва не имела шансов и была легко окружена в ходе наступления войска Сиражда. Однако моральный уровень в армии наваба был крайне низким, а гибель Мир Мадана нанесла по делу Сираджа сокрушительный удар. С точки зрения политических последствий сражение при Плесси стало грандиозной победой. Сам по себе такой итог был чрезвычайно необычным для любого сражения: столь незначительные жертвы при столь далеко идущих последствиях. Согласно докладу Клайва, общие потери, понесенные англо-индийской армией, составили 22 человека убитыми и 50 ранеными (это преимущественно были сипаи). Потери армии наваба он оценил в 500 человек, что было совершенно незначительным для столь многочисленной армии. Потеря нескольких старших офицеров, в том числе Мир Мадана, однако, сыграла чрезвычайно важную роль в развитии военных действий и повлияла на результаты сражения.

ГОСПОДСТВО КОМПАНИИ

ВЕЧЕРОМ ПОСЛЕ СРАЖЕНИЯ, когда Клайв писал отчет об имевших место событиях, к нему пришло поздравительное письмо от Мир Джафара, который провел большую часть ночи в районе Плесси. На следующее утро Клайв отправил двух офицеров, чтобы сопровождать Мир Джафара в Даудпур, где тот был встречен почетным караулом. Клайв обнял Мир Джафара и приветствовал его как нового наваба, посоветовав как можно скорее отправляться в свою столицу. Клайв сразу же последовал за ним и прибыл в Муршидабад 29 июня, чтобы вновь приветствовать Мир Джафара теперь уже во дворце наваба.

Там Клайв публично и официально подтвердил полномочия Мир Джафара как правителя Бенгалии. Сирадж тем временем бежал из Муршидабада, захватив с собой столько золота и драгоценностей, сколько смог унести. Он и его телохранители искали защиты у военного губернатора области, но тот, к большому сожалению для Сираджа, был родным братом Мир Джафара. Собранный Мир Джафаром совет никак не мог решить, как поступить с прежним правителем, но той же ночью сын Мир Джафара-Миран-убил свергнутого наваба. На следующий день тело Сираджа провезли на слоне по улицам столицы. Французские войска Жана Лоу были направлены, чтобы попытаться спасти наваба, но они прибыли на два дня позже.

Теперь британская Ост-Индская компания стала главной доминирующей силой в Индостане. После того как французы были нейтрализованы благодаря успехам Клайва, в Индостане англичанам приходилось считаться лишь с голландцами. Поощряемая Мир Джафаром, которому не хотелось быть зависимым от англичан, голландская Ост-Индская компания перебросила войска из Батавии (современная Джакарта) в их главную базу на Хугли-Чинсуру. Здесь они были разбиты небольшой англо-индийской армией. Теперь Бенгалия полностью оказалась в руках компании, но французы все еще не оставляли надежды заполучить Мадрас, недалеко от Коромандельского побережья произошло несколько морских столкновений. Форт Сент-Дэвид подвергся нападению и был взят французами в начале июня 1758 года. В ноябре они осадили Мад Вернув контроль за главной базой Ост-Индской компании в Калькутте, Роберт Клайв решил выступить на север, чтобы противостоять войскам наваба.