1914 год начало Первой мировой войны

В 1914 году - в начале Первой мировой войны - и англо-французские, и немецкие войска стремились установить контроль над портами Ла-Манша, которые считали ключом к победе.14  сентября 1914 года сэр Джон Френч, главнокомандующий Британскими экспедиционными силами (БЭС), написал генералу Жозефу Жоффру, своему французскому коллеге, что он собирается «возвратить свои прежние позиции на левом фланге французской армии».

Первая мировая война шла уже почти два месяца, а БЭС находились во Франции шесть недель. Они сражались под Монсом и Ле-Шато и отступили к Парижу прежде, чем немецкое наступление было остановлено на Марне, после чего поддержали французское наступление на реке Эна. В течение почти трех недель британские войска стоически переносили тяготы и опасности существования в затопленных окопах под постоянным огнем артиллерии и пулеметов, прерываемых вспышками свирепых боев.В общей сложности 70 британских пехотных батальонов, 15 кавалерийских полков и 84 батареи артиллерии упорно удерживали 42 км фронта, сражаясь в нечеловеческих условиях. Потери в боях на Марне и Эне составили 18 ООО человек. За шесть недель непрерывных боев во Франции БЭС потеряли больше 36 ООО человек БЭС получали подкрепления. К 4-й английской дивизии, которая прибыла во Францию как раз, чтобы успеть принять участие в сражении при Ле-Шато, теперь присоединилась еще и 6-я дивизия (эти две дивизии составили III корпус). Однако БЭС все еще оставались относительно
небольшими - они насчитывали всего 163 897 солдат и офицеров.

Джон Френч принял решение после долгих и тяжелых раздумий. Сражение на Эна завело ситуацию на фронте в тупик Но в то же время это был идеальный момент, чтобы сконцентрировать все британские войска на одном участке. Дополнительные британские части уже высаживались на севере и спешно собирались в Антверпене. Еще большие силы находились в пути, в том числе 7-я пехотная дивизия и Индийский корпус. Им было бы логично действовать в качестве единого соединения. Кроме того, маршруты поставок до побережья были намного короче, и БЭС могли быстрее получать подкрепления в случае необходимости, не давая противнику возможности развивать наступление к портам на Ла-Манше.Джон Френч был убежден, что БЭС не должны без дела гнить в наспех отрытых траншеях под постоянным огнем артиллерии. Его войска готовились к сражениям на открытой местности, а лежавшие на севере плоские равнины Фландрии как раз идеально подходили для проведения подобных операций. У Жоффра, однако, были серьезные сомнения на этот счет.


Если бы Френч осуществил свои планы, Жоффру пришлось срочно искать войска, чтобы сменить англичан в окопах на реке Эна. Кроме того, для крупномасштабного британского наступления также пришлось бы задействовать бесценный ресурс - железнодорожные вагоны, чтобы перебросить на север французские подкрепления. Помимо этого, Жоффр все еще продолжал подозревать, что Джон Френч в случае серьезной угрозы мог вообще эвакуировать БЭС, и поэтому французский генерал расценивал расположение англичан в районе досягаемости портов на j Ла-Манше как постоянное искушение  отступить. Он тактично заявил, что, Я хотя он в целом согласен с британским планом, время выбрано  не слишком удачно. Британский Я командующий не согласился и сухо п сообщил Жоффру, что первые британские войска выступят 3 октября. Жоффру пришлось согласиться с неизбежным, график переброски войск был согласован, и БЭС двинулись на север. Последним оставил свои позиции I корпус, прибывший 19 октября под Азбрук.Фактически, и немецкие, и англофранцузские войска были теперь заняты Бегом к морю - движением на север в стремлении обойти противника с флангов. Для англичан удержание портов на Ла-Манше Булони и Кале было жизненно важным, поскольку через них они могли по мере необходимости наиболее эффективным образом осуществлять подвозподкреплений и грузов. Город Ипр являлся последним важным географическим пунктом, защищающим порты Ла-Манша, и таким образом, становился целью для обеих воюющих сторон.Для каждого из противников победа под Ипром открывала заманчивые перспективы. Для немцев порты на Ла-Манше являлись важнейшей стратегической целью, ради достижения которой они могли рискнуть многим. Войскам Антанты захват Ипра позволял глубоко вклиниться в немецкие тылы через равнины Бельгии, перерезать железную дорогу Гент-Руселаре и, возможно, в перспективе вернуть бельгийские порты Гент и Остенде.

И Джон Френч, главнокомандующий БЭС, и Эрих фон Фалькенгайн, который в Германии отвечал за ведение войны, были убеждены, что имевшихся у них ресурсов вполне достаточно, чтобы одержать решающую победу под Ипром. Френч был уверен в высоком качестве своих войск, а фон Фалькенгайн использовал железнодорожную сеть Бельгии, чтобы подтянуть большое количество свежих частей, хотя и не обученных до конца. Во время сражения обе стороны допустили серьезные просчеты, в особенности немцы - они не воспользовались возможностями, которые им давали локальные успехи, достигнутые ценой гибели огромного количества солдат.