Знакомство Никиты Демидовича с Петром Великим

Существует несколько преданий о том, как Никита Демидович познакомился с Петром Великим. Наиболее достоверной выглядит такая версия: через Тулу как-то проезжал один из петровских соратников (вероятно, Петр Павлович Шафиров). Никита не только исправил путешественнику сломавшийся пистолет Кухенрей-тера, но и изготовил точно такой же. Высокопоставленный вельможа обратил внимание царя на сметливого тульского оружейника.Есть и другая версия. В 1696 году Петр, проезжая Тулу, попытался заказать тамошним «левшам» несколько алебард по иностранному образцу Исполнить заказ осмелился только Никита. Увидев здоровенного красавца, Петр воскликнул: «Вот молодец! Годится в Преображенский полк, в гренадеры!»

Возможно, по соображению царя это было величайшим благоволением, но в народе военная служба считалась одним из самых тяжелых наказаний. Предание гласит, что Никита повалился в ноги Петру и стал просить оставить его в кузнецах. «Сделаешь 300 алебард», - приказал Петр. Несостоявшийся гренадер выполнил работу вдвое быстрее назначенного срока и получил неплохое вознаграждение.Существует другая легенда, согласно которой, не Шафиров, а сам Петр отдал Никите пистолет для починки.Как бы то ни было, но достоверно известно, что тульский умелец вскоре после первой встречи с царем доставил в Москву шесть отличных ружей и попросил плату - по одному рублю и восемьдесят копеек за каждое. Надо заметить, что каждое такое ружье, приобретенное за границей, обходилось государственной казне в 15 рублей. Царь поцеловал Никиту и подарил ему 100 рублей: «Постарайся, Демидыч, - сказал Петр, - распространить свою фабрику, я не оставлю тебя!»Он тут же приказал отвести Никите в 12 верстах от Тулы, в Малиновой Засеке, несколько десятин земли для добывания железной руды.Вскоре началась Северная война (1700-1721), и Петр назначил Никиту одним из основных поставщиков оружия для русского войска. Стоит ли говорить, что производство оружия и торговля им и поныне считается самым доходным бизнесом.Но если бы Демидовы ограничились только своей деятельностью в Туле, то, вероятно, история их династии была бы совсем иной. Однако руда в окрестностях Тулы была бедна железом. И кузнец обратил внимание на дикий Уральский хребет, сплошь состоящий из великолепной руды, на чудесные золотые и серебряные россыпи... А за Уралом раскинулись еще и сибирские месторождения, ждавшие предприимчивых первопроходцев.

Никита Демидов становится главным «металлургом» России. Это невероятно, поскольку, как и ныне, в те
далекие времена наиболее доходные предприятия на Руси находились в руках правящей элиты.Демидыч Петра ВеликогоЦарь, оценивший по достоинству деловую хватку Никиты, называл его по-свойски Демидыч, а вскоре выдал тульскому кузнецу массу экономических преференций.Во всю ширь и мощь своего предпринимательского таланта Демидовы развернулись на Урале.Управление Невьянским производством, включавшим чугуноплавильный и железоделательный заводы, уже в 1702 году взял на себя 24-летний сын Никиты Акинфий (1678-1745). Вообще Акинфий -одна из самых замечательных фигур среди русских промышленников и, естественно, в династии Демидовых. С ранних лет он присматривался к деятельности отца, помогал ему во всем, а потом начал распоряжаться хозяйством от своего имени и от имени Никиты. Именно ему не только Урал, но и Сибирь обязаны появлению многочисленных заводов и рудников, а потомки рода - своим громадным богатством.

Знаменитый современник императрицы Екатерины Великой, надворный советник и историк Иван Голиков (1735-1801) в своем многотомном труде «Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России», выходившем с 1788 по 1789 годы,впервые приводит царские указы о пожалованиях Демидовым. Из них мы узнаем, насколько русский император ценил Никиту и Акинфия Демидовых.«Хотя, - как написал один из первых исследователей династии Демидовых Василий Огарков (1856— 1918), - и другие представители рода Демидовых могут занимать исследователя в том или другом отношении - как основатели заводов, как господа своих крепостных, как богачи, не знавшие, куда девать доставшееся им гигантское наследство, или, наконец, как «чудаки», - в связи с интересными общественными отношениями эпох, в которые им приходилось жить и действовать...»Огарков одним из первых составил подробное генеалогическое древо Демидовых, включив в него самых замечательных, по его мнению, представителей династии. Он сопроводил имена краткими характеристиками. Например, Никиту Никитича, младшего сына Демидыча, он называет «грозным рабовладельцем», Прокофия, старшего сына Акинфия - «чудаком», а его младшего сына - «суровым заводчиком». Евдокиму и Никите, внукам Демидыча Огарков дает крайне уничижительную характеристику: «отличались жестокостью».Не преминул он назвать и дальних потомков Демидыча - праправнуков Анатолия и Павла, которые стали князьями флорентийской провинции Сан-Донато. Причем Анатолий породнился аж с самим Наполеоном Бонапартом...