Усиление роли военных в обществе и государстве

Дворянство при Петре I начало именоваться иностранным словом «шляхетство», и дворянин превратился, соответственно, в шляхтича. Само слово «шляхта» происходит от общего названия благородного сословия в Польше, на Украине и в Великом княжестве Литовском. В том же значении этот термин стал употребляться и в России.

 

Впервые это слово встречается в одном из указов 1712 г., затем повторяется в Табели о рангах. Однако термин «шляхетство» в России окончательно не прижился и был вытеснен более привычным словом «дворянство». В последние годы царствования Петра I и при его ближайших преемниках оба эти слова одинаково были в ходу, но со времен Екатерины II слово «шляхетство» совсем исчезает из обиходной речи. Кстати, после раздела польских земель и присоединения их части к Российской империи шляхта этих земель была признана в российском дворянстве.


Стремление Петра организовать государство по военным образцам, естественно, влекло за собой усиление роли военных в обществе и государстве. Нет сомнения, что государственная и военная реформы привели к достаточно четкому разделению военной и гражданской службы, что и было зафиксировано в Табели о рангах. За неисполнение указов они имели право любых чиновников «посадить в оковы, на цепи и в железа» и держать их там неограниченное время.


Сам Петр I, начиная службу рядовым барабанщиком, а затем капитаном бомбардирской роты и лишь постепенно, за конкретные заслуги поднимаясь в чинах, хотел собственным примером доказать всем служащим людям, что только служба способствует занятию дворянином того места и положения в обществе и государстве, которое определяется его чином. Согласно идее Феофана Прокоповича, самодержец поставлен на вершину чинов, является высшим чином, в который его определил сам Бог, поручив ему нелегкую службу управления подданными.