Стирание различий между боярством и дворянством

Боярство могло быть пожаловано и выходцам из менее знатных родов по воле государя в качестве награды за большие заслуги  военные (князья Волконские) или дипломатические (Ордины-Нащокины, Матвеевы), этого же звания удостаивались и родственники цариц (Милославские, Нарышкины, Стрешневы, Лопухины), изредка  просто царские фавориты (Хитрово).
В XVII в. состав боярства значительно изменился: многие знатные фамилии угасли, другие ослабли экономически, все большее значение стало приобретать дворянство. Благодаря этому происходило стирание различий между боярством и дворянством, чему способствовала тенденция к слиянию поместного и вотчинного землевладения.

По списку 1705 г. на службе в Москве было 11 бояр: князья П. И. и Б. И. Прозоровские, М. А. Черкасский, П. И. Хованский, Б. А. Голицын, П. И. Хованский Большой, а из нетитулованной знати  Б.Г. Юшков, А. П. Салтыков, Т. Н. Стрешнев, И. А. Мусин Пушкин. На различных государственных должностях находились бояре: М. Г. Ромодановский, Ю. С. Урусов, А. П. Прозоровский, Б. П. Шереметев, Ф. П. Шереметев, Ф. А. Головин. С начала XVIII в. Петр I перестает жаловать в бояре, и это звание постепенно выходит из употребления. Ситуация в корне меняется: теперь не знатное происхождение, а лишь способности и служилый чин определяют высоту служебного положения данного лица. Однако люди, пожалованные царем в бояре, сохраняли свое звание до самой смерти. Концом боярства можно считать кончину в 1750 г. последнего представителя боярства  Ивана Юрьевича Трубецкого Большого, пережившего почти на полвека замену Боярской думы Сенатом.