Смерть Саввы Тимофеевича Морозова в Каннах

В начале 1905 года на Никольской мануфактуре вспыхнула забастовка. Чтобы уладить конфликт, Морозов потребовал у матери передать управление делами ему. Но та категорически отказалась и настояла на удалении сына от дел. Когда он попытался переубедить ее, прикрикнула: «И слушать не хочу! Сам не уйдешь - заставим».Савва Тимофеевич неожиданно для себя остался один. Его предала любимая женщина, «искреннего друга» Горького интересовала только выгода. «Экий омерзительный человек, в самом деле! - воскликнул однажды в сердцах Савва Тимофеевич. - Зачем он представляется босяком, когда все вокруг отлично знают, что его дед был богатым купцом второй гильдии и оставил семье большое наследство?»

Еще хуже обстояли дела с бывшими «товарищами»: Морозов понял, что большевики видели в нем лишь источник легких денег, потешаясь над ним за спиной. В то же время Савва Тимофеевич все лучше понимал характер их деятельности. По работе на Никольской мануфактуре он был знаком с Л. Б. Красиным, который хорошо знал взрывное дело и возглавлял Боевую техническую группу при большевистском руководстве. Красин организовывал бандитские налеты на банковские экипажи с целью захвата денег, покушения на неугодных политических деятелей.Когда Савва Тимофеевич осознал, что на деле «пламенные революционеры» являются опасными преступниками, он прекратил денежные вливания в их казну Но большевиков такой поворот событий не устраивал: они уже не просили, они требовали продолжения финансирования. Однако Морозов был непреклонен.Все больше портились отношения с семьей. Савва Тимофеевич стал чураться людей, не желая никого видеть. В Москве пошли слухи о его безумии. В конце концов жена и мать созвали консилиум, который диагностировал тяжелое нервное расстройство. Врачи порекомендовали направить пациента за границу для лечения. Вскоре Савва Тимофеевич в сопровождении жены уехал во Францию.

Они сняли апартаменты в Каннах. 13 мая 1905 года в кабинете Морозова прозвучал выстрел. Зинаида Григорьевна вбежала в комнату и обнаружила тело мужа с огнестрельным ранением. Выглянув в окно, она заметила убегающего человека. Рядом с убитым полиция нашла две записки. В одной было написано: «Долг - платежом. Красин». В другой, якобы написанной Саввой, содержалась просьба никого не винить. Личный врач Морозова отметил как «странное обстоятельство», что руки убитого были сложены на животе, а глаза закрыты. Самоубийца, по мнению доктора, вряд ли мог бы сделать это без посторонней помощи. Зинаида Григорьевна до конца не верила в самоубийство Саввы. Она утверждала, что в Каннах ее мужа посещал Красин.Большое недоумение вызывает поступок Саввы по оформлению страхового полиса на сто тысяч рублей - сумму по тем временам огромную - без указания конкретного получателя, то есть, «на предъявителя». Зная методы большевиков, нетрудно понять, что он, по сути, подписал сам себе смертный приговор. Так и осталось загадкой, по каким причинам Морозов пошел на такой опрометчивый шаг. Однако когда пришло время, предъявитель нашелся: им оказалась актриса Мария Федоровна Андреева. Новая власть вспоминала Савву Морозова исключительно как богатого фабриканта, угнетателя рабочих и кровососа, начисто забыв о его крупных денежных пожертвованиях на дело революции.Тело Саввы Тимофеевича перевезли в Москву и похоронили на старообрядческом Рогожском кладбище. Смерть его стала одной из исторических загадок, которая вряд ли когда-нибудь будет открыта.