Савва Мамонтов - феномен своего времени

Будучи натурой яркой и артистичной, Савва Мамонтов был безусловным феноменом своего времени, подлинной жемчужиной в фамильной династии; человеком, которому многое было дано и который стократно даровал другим. В бизнесе Савва Иванович достиг впечатляющих высот, но сердце его принадлежало искусству.Едва ли не единственный из детей знатных купеческих семей, он уже с младых ногтей не пропускал ни одной художественной выставки в Москве, был постоянным посетителем всех вернисажей. Всей душой боготворя театр, он всю жизнь, начиная с любительских постановок на домашней сцене, шел к созданию своей «Русской частной оперы», где четыре сезона кряду - с 1896 по 1899 год -блистал великий Федор Шаляпин.

С детства юный Савва проявил себя и как организатор домашнего театра; и как режиссер - актер Костя Алексеев, впоследствии легендарный Станиславский, будет называть себя учеником Мамонтова-режиссера (!); и как драматург, чьи пьесы снискали успех наряду с постановками А.Н. Островского, Шекспира, Шиллера.Екатерина II в свое время установила строжайшую государственную театральную монополию, но в 1883 году Александр III ее отменил, и уже через два года мамонтовская опера в здании Лианозовского театра дала премьеру «Русалки» А. С. Даргомыжского, которая в лучших театральных традициях с треском провалилась и вызвала шквал разгромной критики!К премьере готовились, как к генеральному сражению. Эскизы декораций и костюмов сделал В. М. Васнецов, сами декорации разрисовывала молодежь - К. А. Коровин, И. И. Левитан и Н. П. Чехов. День премьеры Савва Иванович со товарищи расценивали не иначе как день рождения первой в России частной оперы, истово веруя в предстоящий успех.Театр «железнодорожного короля» уже давно вызывал жгучий интерес московской публики. По городу накануне премьеры ползли слухи, один другого красочней и, разумеется, все - недостоверные. Завсегдатаи сцены, московская богема, экзальтированные дамы, газетные критики - все наперебой гадали, что же их ожидает 9 января 1885 года в Лианозовском театре. Градус всеобщего любопытства подогрел билетный аншлаг, Москва предвкушала невероятное зрелище.


 На последующих спектаклях были полупустые залы, лишь пресса и записные рецензенты дружно критиковали первый театральный блин «барина», формируя общественное мнение: блажит наш Савва почем зря... Художник Коровин вспоминал: «Все его осуждали: “Большой человек не делом занимается, театром”». В том же 1885-м авторитетная газета «Театр и жизнь» язвительно писала, что нынче оперные театры организуют все кому не лень. «Люди, вряд ли знающие столь тонкое дело, как оперная постановка... Словом, все это сплошное любительство», - резюмировало издание театральную новацию Саввы Ивановича.