Первые демидовские заводы

Самым сложным в условиях дикой и необузданной природы Урала XVIII века стала доставка чугунных слитков с плавильных горных заводов до обжитых мест. Железной дороги не существовало, она была построена много позже, а пока для перевозки уральского металла промышленники стали использовать реку Чусовую. Каждую весну, едва сходил лед, по большой воде вниз по течению шли деревянные барки, под завязку нагруженные металлом. Их называли «железными караванами».Сплав в половодье являлся весьма непростым и даже опасным делом. Немало барок вместе со сплавщиками нашли успокоение на дне Чусовой, разбившись об отвесные скалы-бойцы, как их называли в те времена. Документы сохранили некоторую статистику: так, только весной 1877 года у подножия знаменитого бойца «Разбойник» разбилось 23 барки, утянув на дно Чусовой свыше ста сплавщиков.Слава промышленного освоения уральской реки, открытой задолго до этих событий Ермаком, принадлежит Акинфию Демидову, старшему сыну Никиты Демидовича. Он же считается основателем многочисленных поселений по берегам реки, строителем дорог (говорят, неплохих) между заводами и пристаней для доставки готовой продукции в Москву, первооткрывателем многих уральских и алтайских золотых и серебряных рудников. Кроме того, он успешно добывал асбест, малахит и многие другие полезные ископаемые.Вообще очень быстро личность именно Акинфия Никитича выступает на первый план и заслоняет собой отца. И хотя имя Никиты Демидовича мы встречаем на многих документах, но, в сущности, добывающей и железноделательной империей управлял Акинфий.

В течение всей своей деятельности на Урале Никита и Акинфий построили только здесь 10 чугуноплавильных заводов, некоторые из них, как, например, Нижнетагильский, приобрели громкую европейскую известность благодаря качественной продукции. Нижний Тагил и поныне считается флагманом российской металлургии.А в те годы демидовское железо имело мало соперников. Подсчитано, что до Демидовых, при казенном управлении, заводы, например, в Верхотурске, давали в год не более 20 тысяч пудов железа. Акинфий стал получать 400 тысяч пудов!Зададимся вопросом: благодаря кому или чему демидовские заводы исправно поставляли государству по дешевым ценам огромное количество продукции, преимущественно военного назначения? Может быть, причина в том, что изначально царь Петр I разрешил Никите Демидову забрать на Урал два десятка лучших тульских кузнецов? А может, потому, что на его заводах трудились ссыльные поляки и шведы, отличавшиеся высоким профессионализмом? Из них, кстати, потом образовалась целая слобода при Невьянском заводе. Может быть, опытные в горном деле пленники и помогли Демидовым поставить на ноги дело? Или секрет в личных качествах тульских умельцев, в их предприимчивости, организаторском таланте?

В 1715 году Петр, после нескольких доносов на Демидова, поручил князю Василию Владимировичу Долгорукову провести ревизию на принадлежавших им заводах, а также сравнить их цены с ценами других производителей. После проверки царю доложили: продукция Демидовых вдвое дешевле.Стремительное возвышение потомков простого кузнеца, как водится, не давало покоя недоброжелателям. Известны яростные столкновения между Демидовыми и знаменитым русским историком, географом, экономистом и государственным деятелем Василием Никитичем Татищевым (1686-1750), который в качестве госчиновника курировал горное дело на Урале.Но царь не оставлял своими милостями Демидыча. В 1709-м Никите было пожаловано личное дворянство, а после смерти Петра Великого указом Екатерины I Демидовы были возведены в потомственные дворяне.Смерть как избавлениеПока Акинфий вел производство, его отец Никита больше времени проводил в Туле или за границей. Любопытно, что личная комната Никиты Демидовича в его резиденции в Невьянске, была построена таким образом, что все разговоры в прочих помещениях дома были прекрасно слышны хозяину. Это дало повод историкам утверждать, что к старости кузнец, дескать, приобретал все привычки деспота - подозрительность, самодурство .

Так это или нет, мы не знаем, но Никита Демидов-старший слыл человеком крутого нрава и не терпел ослушников и ленивых.Многие из этих черт отца перенял и Акинфий, который возвел в Невьянске высоченную каменную башню. Она, правда, со временем наклонилась, как знаменитая Пизанская, и долгие годы исполняла роль пожарной каланчи, но тайна ее была ужасна. Под башней много лет спустя была обнаружена подземная тюрьма. Исследователи считают, что там Акинфий держал и пытал неугодных. Но не только для этого были построены подземелья в Невьянске... Однако подробнее об этом мы расскажем чуть ниже.Об отношении Демидовых к крестьянам сохранилось также мало информации. Некоторые историки считают, что Никита и его сын Акинфий, как люди, вышедшие из крестьянства, не позволяли себе особых жестокостей, то есть были «строги, но справедливы». Но вот многие их потомки стяжали в этом смысле печальную славу. А пальма первенства отдается младшему сыну Никиты Демидова, брату Акинфия - Никите Никитичу и его отпрыскам - Евдокиму и Никите. Да и младший сын самого Акинфия -еще один Никита - также предстает в исторических документах грозным рабовладельцем. Хотя, как известно, Никита Акинфиевич состоял в переписке с самим Вольтером.Никита Никитич, например, в предписаниях своим заводским управителям приказывал провинившихся рабочих и приказчиков «рассекать плетьми в проводку».Говорят, печальная слава о суровом нраве Демидовых витала над российскими селами. Перспектива попасть на заводы была так страшна, что покупаемые крестьяне часто предпочитали кровопролитные столкновения с правительственными войсками, заставлявшими их подчиниться. Смерть казалась им легким избавлением от жестоких заводчиков.