Окольничие

После боярского чин окольничего был вторым в допетровской Руси. Сам термин «окольничий» восходит к слову «около», а в конкретном смысловом значении  «близко к государю». По сути окольничие принадлежали к ближайшему окружению великого князя. Первое упоминание об окольничем имеется в грамоте смоленского князя Федора Ростиславича, относящейся к 1284 г. Много позднее «околичники», как это говорится в грамотах белозерского князя Михаила Андреевича (середина XV в.)  княжеские слуги типа дворян. В разрядах во время похода Ивана III на Новгород в 1475 г. после бояр называются и двое окольничих: Андрей Михайлович Плещеев и Иван Васильевич Ощера.


Со временем количество окольничих увеличивается, причем за счет представителей родов, ранее становившихся прямо боярами (Стрешневы, Плещеевы), потесненных позднее представителями княжеских родов СевероВосточной Руси. Включение некоторых княжат в число окольничих ставило их в менее привилегированное положение, чем то, в котором находились нетитулованные бояре. Но со временем окольничими становятся в основном представители нетитулованной знати.

 

Так, в 1521 г. все шесть окольничих не имели титула: И. Г. Морозов, А. В. Сабуров, М. В. Тучков, П. Я. Захарьин, В. Я. Захарьин, И. В. Хабар. Чин окольничего был достаточно высок: одним из пожалованных был отец супруги великого князя Василия III  Ю. К. Сабуров. Звание окольничего имел и тесть царя Петра I, Илларион Авраамович Лопухин, получивший после объявления дочери Евдокии царской невестой сан боярина (1689). Звание окольничего было довольно редким, хотя и уступало боярскому. Иногда число окольничих сокращалось до двух человек (Я. Г. Морозов с 1531 г. и И. В. Ляцкий с 1536 г.). Окольничих назначали руководителями приказов, полковыми воеводами, они участвовали в организации придворных церемоний. Последним из окольничих был Челищев, упоминаемый в актах 1740 г. Сам же чин окольничего отменен в 1711 г.