Мраморный памятник Николаю Никитичу Демидову

 Во Флоренции, на набережной Арно красуется большой мраморный памятник Николаю Никитичу Демидову, внуку Акинфия Демидова. Изваял его скульптор Лоренцо Бартолини (1777-1850). Тот самый итальянец, который в юности вырубил в камне бюст Наполеона и настолько угодил заказчику, что получил в подарок целую школу скульпторов в Карраре.
Б окружении мраморных красавиц.На высоком постаменте Демидов изображен в виде римского сенатора. Правой рукой он обнимает сына,а слева к нему прижимается полуобнаженная женская фигура с лавровым венком в руках, символизирующая Признательность. Внизу у постамента статуи женщин, символизирующие, в свою очередь, Природу, Искусство, Милосердие и... Сибирь. Последняя, кстати, держит на руках бога богатства Плутоса с мешком золота.Памятник был создан по заказу Анатолия и Павла, сыновей Николая Никитича, и преподнесен в подарок Флоренции. В этом городе прекрасно знали Демидовых и ценили их щедрость.Лоренцо не успел завершить работу, и скульптурную группу заканчивал в 1871 году его ученик Бартолини Паскуа-ле Романелли.

После того как мраморного Николая Демидова поместили на постамент, всю площадь, на которой он водворился, назвали его именем (Piazza Demidoff).«Выдающийся тульский кузнец», как назвал Никиту Демидовича Владимир Ленин, оставил в наследство России не только многочисленные заводы, но и большое потомство продолжателей своего дела. Конечно, не все они заслуживают нашего внимания, но многие явились истинными подвижниками, людьми энергичными, а главное, преданно и трепетно относящиеся к своей родине - России, меценатами в абсолютном значении слова. И это главный феномен династии.Парадоксально, но суровых заводчиков Демидовых отличала любовь к наукам и искусству, они охотно покровительствовали ученым и художникам, много путешествовали.

Тот же Николай Никитич, чья скульптура и по сей день украшает площадь во Флоренции, унаследовал от знаменитого отца не только дипломатический талант, став профессиональным послом России в Италии, но и любовь к искусству, хотя и главное дело своих предков он не оставил. Разъезжая по Европе, он непременно тратил время на изучение передового опыта тамошних горных мастеров, а технические новинки применял на собственных заводах.По примеру своего покровителя Петра Великого Демидовы приглашали на работу в Россию европейских специалистов и отправляли на учебу за границу доморощенных инженеров.Сын известного директора Эрмитажа Дмитрия Петровича Бутурлина, Николай, побывав на вилле Демидовых во Флоренции, описал колоритную фигуру первого русского миллиардера. По его словам, в доме Николая Никитича «находилась выставка малахитовых и других ценных вещей, а в саду - коллекция попугаев. Оба эти отделения были доступны флорентийским зевакам. Французские спектакли давались два раза в неделю, а затем следовал бал. Самого хозяина, разбитого параличом, перевозили из комнаты в комнату на креслах с колесами... Случалось, что Н. Н. Демидов, рассматривая отчеты сибирских заводов, находил нужным вытребовать для личных объяснений во Флоренцию какого-нибудь из уральских приказчиков, и, получив такое приказание, сибиряк запрягал тройку в повозку, и на основании поговорки, что «язык до Киева доведет», в ней проезжал всю Россию и Германию и являлся к барину V во Флоренцию, не говоря ни на каком другом языке, как на родном...»