Крепостной театр Николая Петровича Шереметева

Россия в XVIII веке менялась, пожалуй, столь же стремительно, что и в нынешнем столетии. Реформы Петра I полностью изменили российский быт, из-за чего новому поколению дворян пришлось спешно осваивать образ жизни европейской аристократии. Главными учителями, определившими нравы века дворцовых переворотов, стали книги и театр.На Руси зрелищные представления любили еще издревле, и там, где появлялись скоморохи - мастера развлечений, - скапливался народ. Известно, что даже Иван Грозный сочинял музыку и любил скоморошничать. Церковь такие «безобразия» отнюдь не приветствовала и всячески гнала подобную «бесовщину». Артисты подвергались преследованиям, что нашло отражение в указе Алексея Михайловича Романова от 1648 года: «Скоморохов з домрами и с гусли и с волынками и со всякими игры... в дом к себе не призывали... а которые люди от того не отстанут... велено ссылать в украйные городы за опалу».

Истребляя старое искусство, Алексей Михайлович повелевает ввести новую утеху - театр по западноевропейскому образцу. Причины этого поступка, вероятно, кроются в желании придать своему двору более солидный вид и даже создать новый статус, дабы выглядеть в глазах европейцев равнозначным любому другому западному правителю. Первые постановки выдавали патриархальность средневековых вкусов русского двора. Сюжеты заимствовались из Священного писания и носили благочинный и морализаторский характер.Постепенно театр вошел в жизнь аристократии. Уже в конце XVII в. помещики начали создавать театральные труппы из крепостных крестьян для развлечения гостей и домашних. Театр того времени объединял в себе магию телевидения, кинематографа и сцены, потому он и вызвал живейший интерес современников. Бесплатная рабочая сила в лице крепостных крестьян пришлась очень кстати.Статус крепостного актера ничем не отличался от статуса остальных крестьян, занимавшихся менее творческим трудом. Крепостных актеров могли перекупать, сдавать «напрокат» для выступления на сцене соседнего помещика или же самого императора. В таких случаях имена крепостных артистов указывались на афише без уважительных «господин» и «госпожа». Известно, что после спектакля актрис могли предоставлять зрителям для их ублажения. Это является одной из причин того, что статус актрис в обществе был чрезвычайно низок. Фактически в глазах светской публики слово «актриса» означало продажную женщину. В целом актерство в то время не считалось приличной профессией, и хоронить артистов полагалось за церковной оградой.

Широко известны были такие крепостные труппы, как, например, театр графа Сергея Михайловича Каменского в Орле. В его имении находилась специальная постройка с партером, бельэтажем, ложами, галереей. В личной ложе рядом с креслом лежала специальная книга, где граф вел записи во время спектакля, отмечая промахи артистов и оркестрантов; на стене за креслом висели плетки для наказания. Впрочем, так было не везде, и уровень крепостных театров был очень разным: от примитивных доморощенных представлений с наскоро сколоченными подмостками и размалеванной простыней вместо занавеса до прекрасно организованных спектаклей в специально выстроенных театрах с хорошо оборудованной сценой. Один из лучших крепостных театров в истории России принадлежал графу Николаю Петровичу Шереметеву.

Николай Петрович Шереметев родился 28 июня 1751 года. Детство Николая прошло в самом блестящем окружении: семья жила во дворце на Миллионной улице, что примыкает к Зимнему дворцу, и была принята при дворе. Сама Екатерина Великая выбрала в друзья для своего сына Павла маленького Николая. Вместе с юным князем Александром Куракиным они составляли неразлучную троицу, развлекались игрой в карты, шахматы, прятки, устраивали маскарады и спектакли. Так, однажды Николай с Павлом показали для Екатерины кукольный спектакль, чем растрогали ее чрезвычайно. Николай не раз участвовал и в придворных постановках, смотрел представления в Эрмитажном театре, словом, набирал тот театральный багаж, который впоследствии позволит ему стать выдающимся деятелем в этой области. Что же касается образования, то и оно было лучшим из возможных. Обучали юного графа по плану, составленному для него профессором Петербургской академии наук Якобом фон Штелином, в котором наряду с общеобразовательными предметами уделялось внимание рисованию, музыке, изящным искусствам, танцам, а также физической подготовке - верховой езде и фехтованию. Двадцатилетним юношей Николай прослушал курс лекций по праву в Лейденском университете, после чего отправился путешествовать по Европе. Там он завел знакомства с аристократией, представителями науки и искусства, среди которых были Гендель и Моцарт.

В Париже граф задержался надолго. Французский театр покорил его красотой зрелища, искусными декорациями и благопристойностью манер. Не пропуская ни одной качественной постановки, Николай выбрал для себя три главных театра: «Гранд-опера», «Комеди Франсез» и «Комеди Итальен». Позднее пьесы, увиденные во Франции, Шереметев первыми поставит на сцене своего крепостного театра. Важнейшее знакомство произошло в «Гранд-опера»,где среди оркестрантов он встретил своего будущего агента. На протяжении десятилетий виолончелист Ивар ящиками посылал Шереметеву либретто, партитуры, декорации, костюмы, реквизиты, грим, сообщал последние подробности постановок и помогал советами.
Самое лучшее

После возвращения на родину молодой граф поселился в фамильном гнезде Кусково. Эту роскошную усадьбу не зря сравнивали с Версалем: при планировке парка была использована схема знаменитой резиденции французских королей. Кроме того, Кусково посещали самые высокие гости, среди которых были и царствующие особы, для коих устраивались масштабны представления. Капеллу и кестр отец Николая, Петр Ьори-сович Шереметев, держал еще с середины века, но лишь после приезда молодого господина крепостной театр становится знаменитым. Николай Петрович отдается делу со всей страстью и энергичностью предпринимателя. По приказу Шереметева по обширным имениям направляются специальные агенты для поиска талантов среди крепостных детей. Наиболее одаренных отдавали в школу, где лучшие зарубежные педагоги обучали их пению, танцам и актерской игре.Так, крепостной капеллой Шереметева руководил придворный композитор Екатерины II, а для постановки танцев был нанят ученик самого Новерра - автора остросовременного и модного в тогдашней Европе танца. О своих актерах Николай Петрович заботился как о драгоценностях. Выступали они в лучших шелках и атласе, привозимых из Парижа, гирлянды и венки доставляли из Камбре. Кроме того, артистам полагалось жалованье деньгами и продуктами.В период расцвета труппа театра включала 200 человек, среди которых числились актеры, музыканты, певцы, артисты балета и кордебалета, художники, рабочие сцены и билетеры. Репетиции проводились шесть дней в неделю с девяти утра до восьми вечера с трехчасовым перерывом. Этот титанический труд привел к созданию высокопрофессиональной труппы, уровень которой был на порядок выше всех крепостных театров того времени.Увлекшись театром так сильно, граф не мог выбрать себе в спутницы женщину, которая не была бы предана этому искусству так же сильно, как и он сам. Такая женщина встретилась ему в крепостной труппе. О Прасковье Ковалевой-Жемчуговой, приме театра Шереметева, все источники говорят как о женщине редкого таланта, силы личности и духовной глубины. Связь графа с крепостными актрисами имела место и в прошлом; в сущности, такая практика была обычной для того времени. Отец Николая годами жил с крепостной любовницей, от которой имел нескольких детей. Однако постепенно Прасковья стала для Николая Петровича особенной женщиной, ради любви которой ему пришлось пожертвовать многим.

Эта любовь досталась Николаю Петровичу дорого. В 1788 году после смерти отца обязанности главы семейства переходят к Николаю. Ему предстояло высоко нести фамильную честь и быть достойным представителем рода. Между тем граф все никак не женится и упорно отвергает самых родовитых невест. Вместо этого он перебирается с крепостной актрисой в Фонтанный дом, что стоит и поныне в Санкт-Петербурге, и живет с ней как с супругой. Конечно, об этой связи знал уже весь высший свет, но приличия того времени предписывали скрывать подобные отношения. Тяжелый столичный климат и сложная матримониальная ситуация подорва? ли здоровье Прасковьи, ив 1797 году она серьезно заболевает, в результате чего теряет голос. Видимо, страх потери возлюбленной заставил графа пересмотреть статус их отношений, и Николай Петрович начинает действовать с присущей ему энергией. В декабре 1798 года он тайно дает вольную Прасковье и всей семье Ковалевых. По его поручению тогдашний начальник архива иностранной коллегии в ходе «расследования» обнаружил дальнее родство Ковалевых с польским шляхтичем Якубом Ковалевским. Этот шляхтич в 1666 году попал в русский плен, вследствие чего его потомки сделались крепостными. Тут же Николай нанимает человека, которого отправляет в Белоруссию с кипой фальшивых бумаг и деньгами для покупки доказательств благородного происхождения Прасковьи и ее семьи. Из этого ничего не вышло, но предпринятые усилия ясно демонстрируют всю отчаянность положения Шереметева.

Граф был уже немолод и, конечно, задумывался о сыне, который должен был унаследовать одно из самых больших состояний России. И здесь он не пошел на поводу у общества: вместо женитьбы на нелюбимой ради наследника граф в 1801 году тайно венчается с Прасковьей. Через два года, в декабре 1803-го, появляется долгожданный мальчик. Но счастье было омрачено тяжелым состоянием Прасковьи. Поняв, что жена умирает, Николай Петрович сообщает Александру I о браке и намерении признать новорожденного Дмитрия своим сыном. По закону сентиментальной пьесы граф был прощен императором, близкие родственники же отвернулись от него, считая такой брак несмываемым позором.Прасковья умирает через три недели после появления сына, и муж хоронит ее рядом с отцом в Александро-Невской лавре. Это горе всецело сокрушило Николая Петровича. Он распускает театр и ведет затворнический образ жизни, занимаясь лишь благотворительностью. В память о возлюбленной он начинает строительство Странноприимного дома - благотворительного заведения, где лечили всех нуждающихся в помощи.Еще в далеком детстве Николай Шереметев участвовал в постановке одноактной комедии «Испорченные нравы нынешнего века». Сюжет комедии был типичным для того времени. Молодой Арист влюбляется в прекрасную Мелиту и тайно с ней венчается. Но женится он без благословения дядюшки, из-за чего может лишиться наследства. И без того сложная ситуация усугубляется тем, что Мелита становится предметом страсти знакомых Ариста. Но девушка оказывается столь добродетельна и очаровательна, что дядюшка, узнав правду, благословляет их союз.Каким-то загадочным образом пьеса оказалась будто списанной с жизни Николая Петровича Шереметева. И, возможно, именно театр позволил Николаю Шереметеву разглядеть в крепостной крестьянке такого же человека, как и он сам, достойного любви и уважения.