Дьяки

Слово «дьяк» происходит от греческого слова «диаконос»  служитель. В Древнерусском государстве дьяки были личными слугами князя, ведавшими делопроизводством. Само название «дьяк» впервые упоминается в грамотах XIV в. (до этого говорилось лишь о «княжих писцах»).


Образование в Московском государстве приказов потребовало большого количества людей грамотных, но не отличавшихся знатностью рода. Умея читать и писать лучше других, но зная твердо и законы, предания, обряды, дьяки (приказные люди) составляли особенный род слуг государственных, степенью ниже дворян и выше жильцов или детей боярских, гостей или купцов именитых, а думные дьяки уступали в достоинстве только советникам государевым: боярам, окольничим и думным дворянам.


Дьячество, чуждое местническим счетам бояр, худородное, но образованное, обладавшее необходимыми для службы знаниями, было в руках московских государей удобным, послушным и в то же время могущественным орудием в борьбе с боярством. С XVI в. значение дьячества поднимается особенно высоко; дьяки играют видную роль в местном управлении, являясь помощниками наместников во всех делах, кроме военного. Новым шагом в возвышении дьяков стало их проникновение в Боярскую думу, где они пользовались равным с другими правом голоса в решении государственных дел. Во второй половине XVI в. происходит разделение дьяков на думных и приказных, т. е. участвовавших в заседаниях Боярской думы и ведавших делами того или иного учреждения. Оставаясь низшим думным чином, дьяки составляли и правили проекты документов Боярской думы и были начальниками четырех важнейших приказов: Разрядного (войсковая роспись ратных людей с обозначением должностей и поместных окладов), Посольского, Поместного (наделение служилых людей поместным окладом) и Казанского дворца.


Впервые звание думных дьяков получили братья Андрей и Василий Яковлевичи Щелкаловы (конец XVI в.). Нередко из этой среды выдвигались видные государственные деятели и дипломаты. Внешнеполитическими делами ведали такие крупные представители дьяческого сословия, как В. Ф. Курицын, М. М. Тре тьякРаков, Г. Н. Меньшой-Путятин, Б. Митрофанов, А. Одинец . Особенно отличился на этом поприще возглавлявший Посольский приказ А. Л. Ордин Нащокин, заслуживший впоследствии боярское звание. Чин думного дьяка имели немногие: например, по списку 1705 г. думных дьяков числилось всего трое  Емельян Украинцев, Гавриил Деревнин и Андрей Виниус.


За свою службу дьяки награждались денежными и земельными пожалованиями, однако при местнических спорах они и их потомки проигрывали представителям высшего сословия, как люди низкого происхождения. Некоторые потомки дьяков смогли выдвинуться благодаря удачным бракам с представителя ми знатных родов, в том числе и царского). От дьяка ведут свой род Апраксины (будущие графы), одна из которых, Марфа Матвеевна Апраксина, стала царицей и супругой царя Федора Алексеевича (14 февраля 1682 г.), старшего брата Петра I. О дьяках очень точно написал подьячий Посольского приказа Г. К. Котошихин еще в XVII в.: «Хотя породою бывает меньше, но по приказу и делам выше всех». В начале XVIII в. чин дьяка сходит с исторической сцены, а функции дьяков начинают исполнять чиновники гражданских ведомств.