Залповый мушкетный огонь пехоты в XVIII веке

Главным вопросом тактики пехоты в XVIII веке было определить момент, когда следует открыть огонь по врагу. Кремневые мушкеты не отличались точностью стрельбы, но когда пехота, выстроенная в линии в три или две шеренги глубиной, давала общий залп или открывала беглый огонь, его воздействие на атакующего противника оказывался разрушительным. Проблема состояла в том, что гарантировать наибольший эффект мог залп с наиболее короткой дистанции. В бою на равнине Авраама главный залп был дан, когда французы находились всего в 35 метрах от британских позиций. Времени на перезарядку, таким образом, не оставалось, и если залпу не удавалось остановить противника, и бой переходил в рукопашную с использованием штыков, то импульс шедшей в атаку в сомкнутых рядах колонны давал наступающим все шансы прорвать линию фронта и смять стоявшие перед ней войска.

Англичане гордились своей стрелковой подготовкой, но ключ к успеху лежал не только в точности огня, но и в железной дисциплине, которая гарантировала, что красные мундиры останутся в строю, даже понеся потери от огня противника и не разряжая свои мушкеты до того, как наступит время дать залп. Иногда, конечно, офицеры допускали ошибку с определением времени залпа. Например, при Бленхейме в 1704 году бригаде британской пехоты Роу, наступавшей на французские полевые позиции, было приказано не стрелять до особой команды, а затем неожиданный залп французов с расстояния всего в 25 метров привел к гибели британского командира и расстроил боевые порядки прежде, чем англичане успели открыть огонь.