7 февраля 1613 года Михаил Романов был выбран царем Всея Руси

Стремясь ликвидировать анархию и беспорядок, неизбежно возникший после освобождения Москвы, временное правительство понимало, что необходимо избрать нового царя и обеспечить таким образом основу для стабильности и восстановления государства. Из разных городов были призваны представители, чтобы выполнить эту важную обязанность. Народное ополчение было распущено, чтобы люди могли вернуться к себе домой, но казаки и дворянское ополчение остались, готовые отразить любую попытку Сигизмунда вернуть себе город.

В январе 1613 года Земский собор приступил к подготовке выборов нового царя. На ранних стадиях обсуждения в качестве кандидатов рассматривали принцев Владислава Польского и Филиппа Шведского -это свидетельствовало о том, что, хотя сражение и было выиграно, еще не укрепившееся государство, как хорошо знало московское боярство, легко могло стать жертвой агрессивного соседа. Однако по мере того как уверенность собора в своих силах росла, от иностранных кандидатов отказались. Большая часть основных игроков, участвовавших в борьбе за власть в Смутные времена, в этих выборах уже не могла принять участие: братья Голицыны находились в заключении у короля Сигизмунда, так же как и Василий Шуйский и Феодор Романов - у всех у них репутация была испорчена сотрудничеством в той или иной степени с захватчиками. Князь Дмитрий Пожарский, хотя и пользовался большим авторитетом и уважением и у населения, и среди боярства, не проявлял желания претендовать на престол. После длительного обсуждения основной кандидатурой стал молодой Михаил Романов. Ему было всего 16 лет, но на его стороне выступил князь Пожарский и другие влиятельные лица. Он также пользовался поддержкой казаков - очень важное обстоятельство в городе, охрана которого в значительной степени осуществлялась этими своевольными и недисциплинированными войсками.

7 февраля 1613 года Михаил Федорович Романов был официально выбран царем Всея Руси. Земский собор разослал письма во все регионы России, требуя, чтобы доверенные представители, будь то дворяне или простолюдины, прибыли в Москву и присутствовали на коронации молодого царя, которая состоялась 21 февраля.Избрание Михаила Романова не только ознаменовало собой завершение Смутного времени, но также обозначило и коренные изменения в русском обществе. Боярство, традиционно игравшее ведущую роль в управлении страной, занимая ведущие посты в администрации и армии, стало быстро терять свои позиции и статус, испортив свою репутацию сделками с иностранными державами и католической церковью. В новой общественной системе боярство утратило те права, которые ранее рассматривало как свои естественные привилегии. С другой стороны, наиболее неконтролируемая часть казаков была рассеяна и в конечном счете разгромлена. Их лидер Заруцкий, попытавшийся организовать убийство Пожарского, был схвачен и казнен.

В то же время позиции среднего дворянства и купечества упрочились, поскольку они оказались наименее склонны к заговорам и интригам и составили надежное ядро антипольского ополчения, а одним из их героических представителей являлся Кузьма Минин. Средние слои общества также оказались терпимы к таким свободолюбивым группам, как казаки, и готовы были жертвовать своими непосредственными интересами ради долгосрочной пользы государства и восстановления страны. Именно эти крепкие и надежные средние слои и составили фундамент, на котором Михаил Романов и его советники стали возводить здание новой династии, создавая основу процветания Москвы и всей России.Новой системой, родившейся в горниле Смутных времен, стало собрание представителей «всея земли» - Земский собор, с делегатами которого новый царь должен был вести переговоры о новой системе управления государством. Учитывая, что Михаил Романов был избран делегатами «всея земли», вполне естественным оказывалось предложение, что он, вступив на царство, должен править в согласии с ними.В «дивном новом мире» Романовых Москва стала более открытой для иностранной культуры, но в то же время никогда не забывала о двух главных угрозах -со стороны Польши и Швеции. Споры о землях и выходе к морю продолжились вплоть до царствования Петра Великого в начале XVIII века.