Юрьевская рукопись

 В рукописи Юрьевской тоже оказа­лись описки; Юрьев на сие ответил, что он получил книгу от благовещенского священника Василия Молодого, ко­торый постригся в Кириллове монастыре. «И Сильвестр ту книгу знает, что та Васильева попа, и какова та книга ко мне пришла, такова и есть; а я, государь, во истину всю не читал»,  говорил Юрьев, оправдываясь в ее описках. Мы видим, что дьяк Висковатый явился одним из тех ревнителей старины, которые дорожили каждой ее бук­вой, каждой чертой, и на всякое даже малейшее отступ­ление от нее смотрели как на преступление против пра­вославной церкви. Он принадлежал к числу тех крайних охранителей, которые впоследствии сделались у нас из­вестны под именем староверов и которые уже были многочисленны на Руси в XVI веке.

Это именно те люди, которые в сфере искусств и обычаев, особенно связан­ных с Церковью, не допускали вообще западного или латинского влияния, а в таком важном деле, как иконо­пись, всякие намеки на заимствование с Запада казались им прямой ересью. Но это было усердие не по разуму. Ибо русская иерархия сама тщательно надзирала за ико­нописным искусством. За его верностью византийс­ким преданиям и образцам, считала его делом священ­ным и к мастерам его предъявляла большие нравствен­ные требования. Любопытны в этом отношении поста­новления Стоглавого собора 1551 года, следовательно по­чти того же состава русской иерархии, который произво­дил розыск Висковатому на Соборе 1554 года. «Подобает быти живописцу смиренну, кротку, благоговейну, не празднословцу и не смехотворцу, не сварливу, не завист- ливу, не пьянице, не грабежнику, не убийце»,  говорит­ся в 43-й главе Стоглава.  «Наипаче же хранить чистоту душевную и телесную, немогущим же до конца тако пребыти по закону браком сочетаться, и приходить к отцам духовным часто на исповедание, и во всем с ним совещаться и по их наставлению жить, пребывая в посте и молитве, удаляясь всякого зазора и бесчинства.

И с превеликим тщанием писать на иконах и досках образ Господа нашего Иисуса Христа и Пречистой Его Матери, святых небесных сил, Пророков и Апостолов, мучеников, святителей и преподобных и всех святых по образу и по подобию и по существу, смотря на образ древних живо­писцев». «А которые иконники по сие время писали не учась, самовольством и самоловкою и не по образу, и те иконы променивали дешево простым людям, поселянам, невеждам; тем запрещение положить, чтобы учились у добрых мастеров. Которому даст Бог, учнет писать по образу и по подобию, тот бы писал, а которому Бог не даст, тому впредь от такого дела престати, да не похуля- ется Божие имя от такового письма». Ослушникам Сто­глав грозит царским наказанием, а если они будут гово­рить, что «тем де питаются», то от Бога даровано много других рукоделий, которыми может человек питаться и жить, кроме иконного письма.