Взятие Казани

Был уже конец сентября, и Иван IV не хотел вновь оказаться под стенами Казани в период осенних довдей. Первый широкомасштабный штурм был предпринят 30 сентября. Подкопы удалось подвести близко к стенам, и взрыв произошел под Арскими воротами. Русские воины бросились вперед, чтобы прорваться через образовавшуюся брешь, и сначала даже возникло впечатление, что решающий момент наступил. Однако обороняющиеся оказали яростное сопротивление, и хотя русские войска князя Воротынского захватили одну из каменных башен -Арскую - этим успехи армии Ивана IV ограничились.
Иван IV удостоверился, что в его распоряжении осталось еще много пороха, и, несмотря на то, что значительное его количество было истрачено на взрывы подземных каналов водоснабжения и Арских ворот, инженеры царя продолжили рыть новые подкопы. 1 октября защитникам города был предоставлен еще одним шанс сложить оружие. Но они вновь отказались. «Не хотим прощения! В башне Русь, на стене Русь: не боимся; поставим иную башню, иную стену; все умрем или отсидимся!» - гласил ответ.

Последние приготовления к штурму были завершены в ночь на 2 октября, и перед самым рассветом в присутствии царя и его ближайших воевод был совершен молебен. Воины обеих сторон, затаив дыхание, вдали момента, когда русские войска пойдут на приступ: вокруг города воцарилась тишина. Историк Николай Карамзин так описывал происходившее: «Уже восходило солнце. Диакон читал Евангелие и едва произнес слова: да будет едино стадо и един Пастырь! грянул сильный гром, земля дрогнула, церковь затряс-лася... Государь вышел на паперть: увидел страшное действие подкопа и густую тьму над всею Казанью: глыбы земли, обломки башен, стены домов, люди неслися вверх в облаках дыма и пали на город. Священное служение прервалося в церкви. Иоанн спокойно возвратился и хотел дослушать Литургию. Ковда... раздался новый удар: взорвало другой подкоп, еще сильнее первого, - и тогда, воскликнув: с нами Бог! полки Российские быстро двинулись к крепости».

В дошедших до настоящего времени источниках сообщается о том, что в ходе штурма разгорелся яростный бой за крепостные валы. Атакующих осыпали деревянными балками, тучами стрел, лили им на голову кипяток, что привело к большим потерям среди идущих на приступ войск Однако подкопы и огонь укрытых в башне пушек сделали свое дело.
Русские войска постепенно теснили казанцев, продвигаясь внутрь Казани от городских стен. Русский стяг был поднят по одной из башен. Ход событий сегодня восстановить довольно трудно. Прежде всего, не ясно, как действовал сам Иван IV. Судя по всему, он по крайней мере первый час штурма провел в молитве со священниками. В конце концов Иван IV сел на коня и двинулся к городу, который был объят клубами дыма и в котором все еще продолжался бой, поскольку татары не сдались даже тогда, когда русские войска ворвались в него.

В какой-то момент татары, которых удалось объединить хануЯдыгару, начали теснить русских из Казани. Иван IV решительно прекратил начавшийся в городе грабеж, русские войска вновь вступили в бой и, наконец, к концу дня добились решающего успеха. Князь Андрей Курбский написал, что половина конницы, находившейся под личным командованием царя (а это, возможно, до 10 ООО человек), спешилась и ворвалась в город, изменив ситуацию в пользу русского войска.Впрочем, вероятнее всего, произошло следующее: русские ввели в город наиболее подходящие для боя на узких улочках Казани части стрельцов и легкой пехоты. Если бы строй стрельцов начал распадаться, то у татар появилась надежда сдержать напор русских. В этой ситуации вполне вероятно, что русской коннице пришлось спешиться и принять участие в рукопашной, чего она обычно избегала.Татары понесли большие потери и были отброшены, после чего они попытались уйти через заднюю часть дворца. Здесь их встретила русская конница, окружившая город. Другую попытку прорваться в районе русских лагерей остановил огонь артиллерии. Наконец остатки гарнизона бросили свои кольчуги и оружие и попытались вплавь переправиться через речку Казанку. Когда наступила ночь, они нашли убежище в близлежащих лесах.Иван IV приказал отслужить молебен во славу Господа и водрузил над главными воротами Животворящий крест. Он выбрал место для строительства православного собора, который повелел освятить в честь Благовещения. Хан Ядыгар сдался и теперь был царским пленником.