Временное изгнание евреев

Временное изгнание послужило евреям на пользу: прежде отдельные и разбросанные, их общины теперь старались теснее сблизиться между собой, чтобы отстаи­вать себя сообща, а наложенная на них помянутая по­дать, вместе с некоторыми другими особыми еврейскими податями, при круговой поруке еще более скрепила эти взаимные связи.
Сигизмунд I и его супруга, королева Бона, оказывают явное покровительство евреям, и по преимуществу из фискальных видов, потому что евреи, в качестве откуп­щиков или арендаторов королевских доходов и имугцеств, умели доставлять им значительные денежные суммы. Один брестский крещеный еврей, по имени Абрам Иозефович, поставлен был Сигизмундом на должность литов­ского подскарбия. Государственного казначея, или министра финансов. Разумеется, этот Абрам в свою оче­редь усердно помогал своим единоплеменникам, и преж­де всего собственным родственникам. Так брат его Ми­хель Езофович является крупным еврейским откупщи­ком, который арендует в королевских имениях соляные и носковые пошлины, таможни, мыты и корчмы.

Он играет роль жидовского фактора у короля Сигизмунда, и послед­ний за оказанные услуги наградил его тем, что возвел в потомственное шляхетское достоинство. Есть основания полагать, что права и привилегии евреев, дотоле заклю­чавшиеся в отдельных грамотах, выданных разным их общинам, при сем короле были соединены в общие поло­жения и внесены в Старый Литовский статут. Преемник его, слабохарактерный, ленивый Сигизмунд Август, по­стоянно нуждавшийся в деньгах, держится тех же еврей­ских откупщиков. В эпоху Сигизмундов к сложившейся уже ранее системе таможенных откупов примыкает соля­ной и в особенности питейный; вольная торговля солью, а также свободное изготовление и продажа пива, меду и водки постепенно заменяются сдачей на откуп, который евреи спешат захватить в свои руки.


Не довольствуясь покровительством жидовству в Польше и Западной Руси, Сигизмунд Август вздумал рас­пространить его и на Восточную Русь. В 1550 году, чрез бывшее в Москве свое посольство, он ходатайствовал перед Иваном IV о дозволении жидам ездить в Московс­кое государство и там торговать. Но Иван Васильевич на )то ходатайство отвечал решительным отказом, обвиняя жидов в том, что они отводят людей от христианства, привозят отравные зелья . Известная новогородская ересь, названная «жидовствующей», немало усилила в московском правительстве нерасположение к жидовству. Иван Грозный, как мы видели, воротив Полоцк, начал его очищение от нерусских элементов с того, что велел уто­пить в Двине местных жидов (конечно, за исключением тех, которые крестились).