Возвышение духовного чина

Рядом с малограмотностью Стоглав указывает и на другое зло, сопряженное с постановлением священников и причетчиков,  на мзду и подкупы, которые глубоко проникали во все слои русского общества. Уличане (при­хожане) при выборе как священников и дьяконов, так и наемных церковнослужителей, дьячков, пономарей и про­свирен, брали с них деньги, например с попа 15 рублей, а с иного по 20 и даже по 30 рублей, и потом уже шли с ним к владыке; а когда владыка в какую церковь назна­чит попа хотя и гораздого грамоте, но если он многих денег не даст, уличане его не принимают. Тут, очевидно, разумеются порядки собственно новгородские, но, ко­нечно, не чуждые и другим областям. А в церквах руж- ных, т. Е. Не зависимых от прихожан, то же самое совер­шали владычные наместники (дело идет о Пскове). Назначали в попы и дьяконы не тех, которые были дос­тойнее и грамотнее, а тех, которые им больше денег давали.


Пытаясь упорядочить и возвысить духовный чин, Сто­главый собор, между прочим, настаивает на том, чтобы белое духовенство было женатое, и строго подтверждает постановления Московского собора 1503 года о вдовых священниках. Если кто, овдовев, пожелает сохранить пол­ный иерейский стан, то должен для того постричься в иночество. Вдовому попу и дьякону дозволяется совер­шать некоторые церковные службы, но никак ни литур­гию, и притом только таким, которые ведут целомудрен­ную жизнь; им назначается третья доля из церковных доходов. Уличенным в незаконном сожительстве запре­щается всякое священнодействие; у них отбирались став­ленные грамоты; они должны были носить мирскую одеж­ду, отращивать волосы на маковке (которая у священни­ков в те времена выстригалась), жить в миру и тянуть государево тягло вкупе с мирскими людьми.

Статьи Сто­глава, касающиеся таинства брака вообще, указывают, как легко, еще по-язычески, относились многие к сему таинству, заменяя его свободным сожительством. Сто­глав, во-первых, установляет для венчания пятнадцати­летний возраст жениху и двенадцатилетний невесте. Вто­рой и третий браки допускались, но с серьезными огра­ничениями при венчании, с запрещением причастия на известные сроки и удвоением венечной архиерейской пошлины: с первого брака взимался один алтын, со вто­рого два, с третьего четыре. Строго запрещаются браки при родстве, свойстве и кумовстве. Четвертый же брак не допускался ни в каком случае. Собор строго запреща­ет православным держать у себя наложниц. Но уже са­мое частое упоминание его о всяких блудных грехах указывает на значительную распущенность нравов в сем отношении. Разные другие свидетельства, особенно ино­земные, подтверждают сию истину.