Украинные оборонительные линии

В связи с голодом и мором умножилось и другое бедствие: страшные разбои. Многие бояре и дворяне, не имея чем кормить слуг, распустили своих холопей; от других господ или от опальных семей холопы разбегались сами. Эти голодные, бродячие толпы составляли много­численные разбойничьи шайки, которые особенно сви­репствовали на Северской украйне. Они появились под самою Москвою, под начальством удалого атамана Хлоп­ки Косолапа. Царь принужден был выслать против них значительное войско с воеводой Иваном Басмановым. Только после упорного боя царское войско разбило и рассеяло разбойников, потеряв при этом своего воеводу. Хлопко был взят в плен и повешен со многими товарища­ми. (1604 г.) I66). Множество недовольных, порожденное подозритель­ной политикой Годунова, и помянутые физические бед­ствия значительно подкопали прочность его престола и подготовили умы к торжеству самозванца.Юго-восточные окраины и покорение Сибири.


Украинные оборонительные линии и военная колонизация. Степные города. Цареборисов. Города поволжские. Шляхи и засеки.  Степные сторожи.  Устав о сторожевой станичной службе.  Украинное население.  Вольное казаче­ство.  Грабежи на Волге.  Строгановы и их колонизацион­ная деятельность. Сибирское ханство.  Род Тайбуги и Чин­гизид Кучум.  Прибытие волжских атаманов в Строгановские городки.  Поход на Каменный Пояс.  Взятие стольного го­рода Сибири.  Немилостивая царская грамота Строгано­вым.  Казацкое посольство в Москве.  Подкрепление.  Неудачи.  Гибель Ермака и его значение.  Вторичное завое­вание Сибирского ханства.  Упорство Кучума и его судьба.  Московская колонизационная политика.Двухвековое хозяйничание татарских орд в пустын­ных и степных пространствах нашего юго-востока широ­ко раздвинуло эти пространства на счет украйных рус­ских земель. Хотя собственные кочевья этих орд распо­лагались в степях, примыкавших к нижнему течению Волги, Дона и Днепра, однако набеги хищников и посто­янно грозившая от них опасность образовали широкую пустынную полосу земли между кочевыми ордами и на­селенными русскими украйнамй, далеко отодвинув сии последние к северу. Но со времени освобождения Вос­точной Руси от ига и после упадка Золотой Орды возоб­новляется движение со стороны русского народа на юго­восточные пространства и начинается весьма постепенное, медленное занятие вышеназванной пустынной поло­сы, частью лесной, а частью степной. Это занятие совер­шилось посредством колонизации, преимущественно во­енной. Московское государство построением городов и острожков и устройством укрепленных линий выдвигает на юг и восток свое военнослужилое сословие.

Но долго еще, до самого конца XVI века, первую или внутреннюю оборонительную линию для столицы и вообще государ­ственного центра от набегов Крымской орды и ногаев составляют река Ока и расположенные по ней или по ее притокам города: Нижний, Муром, Касимов, Переяславль Рязанский, Кашира и Серпухов. За этой внутренней выс­тупала вторая линия, передовая или украинная, на восто­ке начинавшаяся от реки Суры, а на западе упиравшаяся в Десну. Эта линия шла по украйнам мещерским, рязанс­ким и северским, большими изломами и выступами, и имела разветвления, особенно в западной своей части, т. Е. В Северской украйне. Она заключала в себе города: Алатырь, Темников, Кадом, Шацк, Ряск, Данков, Пронск, Михайлов, Епифан, Дедилов, Тулу, Мценск, Новосиль, Орел, Рыльск, Путивль и Новгород Северский. За этой передней или украинной линией начиналось упомянутое выше пустынное пространство, в котором постепенно там-сям появлялись городки и острожки; умножаясь в числе, они потом связывались в новые пограничные чер­ты или линии, которые отодвигали далее на юг и восток прочно занятые пределы Московского государства. Так, при Федоре Ивановиче возобновлены древние города Курск на Семи, Елец на Быстрой Сосне и вновь построе­ны в области верхнего Дона и Донца Ливны, Воронеж, Оскол, Валуйки и Белгород. Эти города составили  Польскую  украйну.