Турецкая рать Москве не страшна

Понятно, что появление подобных укрепленных мест весьма не нравилось степным хищникам; их набеги в пределы Московского государства встречали теперь не­малые затруднения, а еще более затруднений должны были они испытывать, когда возвращались из этих набе­гов, обремененные добычей и пленниками: московские отряды, вооруженные огнестрельным оружием, выходи­ли из городов и преграждали им путь в каком-либо тес­ном месте или при переправе через реку. Когда Борис Годунов воцарился в Москве, крымский хан Казы-Гирей прислал ему грамоту, в которой убеждал его не строить городов в степи и приводил такие доводы: доселе он отговаривал турецкого султана посылать рать на Москов­ское государство за дальностью расстояния, а теперь, когда султан узнает, что московские города подошли близ­ко, то, пожалуй, пошлет рать; да и татар теперь трудно будет удерживать от задирания русских, так как города последних стоят недалеко.

Казы-Гирею отвечали, что ту­рецкая рать Москве не страшна, а города поставили в поле против воров черкас и донских казаков, которые грабили московских и крымских послов и гонцов. Еще прежде того, при Федоре Ивановиче, когда на Волге построена была Самара, ногайский князь Урус с своими мурзами потребовал от астраханских воевод, чтобы Са­мара была снесена, а иначе грозил ее разорить. Ему также отвечали, что город поставлен для оберегания са­мих ногаев от воровских казаков.