Станичная и полевая служба

Так как самой естественной задержкой для татарских набегов служили речные переправы или «перелазы», то крымцы старались обходить сколько-нибудь значитель­ные реки и для сего пользовались водоразделами. Поэто­му главным путем их вторжения в Московское государ­ство был так наз. Муравский шлях. Он шел от Крымского перешейка или Перекопа на север по возвышенному кряжу, который разделяет сначала бассейны Донской и Днепровский, потом Донской и Окский, и упирался в город Тулу или, точнее, в Тульскую оборонительную за­секу. Засеками назывался, собственно, срубленный лес, наваленный вдоль оборонительной черты с проходами, которые оберегались ратными людьми, а в местах откры­тых и ровных эти засеки соединялись между собой рвом с валом и частоколом, в которых местами также были проходы или ворота с бойницами; речные броды и пере­лазы в такой оборонительной черте забивались сваями и дубовыми кольями.

От Муравского шляха, как ветви, отделялись другие шляхи, а именно Изюмский и Калми- усский. Изюмский шлях начинался у верховьев Орели, пересекал Донец и шел далее по водоразделу Донца и Оскола; а Калмиусский направлялся еще восточнее. На сем последнем и были расположены помянутые выше польские или степные города Дивны, Оскол, Валуйки и Цареборисов. Кроме этих главных дорог с юга в Россию, существовало много других, которыми также пользова­лись татарские хищники, особенно когда они вторгались мелкими партиями; таковы, прозванные потом, шляхи Бакаев или Свинный, Сагайдачный, Ромодановский .


Чтобы наблюдать за военными движениями татар в степи и вовремя получать известия об их вторжениях, на Московских юго-восточных украйнах издавна учреждена была сторожевая, станичная и полевая служба. Начало ее восходит к XIV веку, к эпохе Димитрия Донского, а распространение  к XV, особенно ко времени Ивана III. Но вполне развилась она в XVI веке при Иване Грозном. Московские сторожевые отряды рассеяны были по сте­пям. Они выходили из украинских крепостей под началь­ством своих сотенных голов и располагались стоянкой где-нибудь в укрытом месте, откуда высылали разъезды по всем направлениям, высматривали степные шляхи и сакмы, добывали языков.

Перехватывали татар, от которых можно было получить вести, и давали знать украинским воеводам о приближении хищных крымцев, ногаев или казанцев. Эти сторожевые или подвижные станицы предшествовали построению полевых украинс­ких городков и острожков и намечали их места, а с размножением сих укреплений, они получали в них но­вые опорные пункты и сами выдвигались все далее и далее в юго-восточные степи и дубровы. Около 50-х го­дов XVI века московские сторожи и станицы охватывали все пустынное юго-восточное пространство от Алатыря и Темнинова до Рыльска и Путивля. Благодаря им немало крымских и казанских вторжений встретили своевремен­ный отпор со стороны предупрежденных московских во­евод.