Сражение батальона Троицкого полка

Первое сражение этой кампании и первый серьезный бой сабраза состоялись 13 февраля 1812 года. Аббас-Мирза пересек реку Араке в конце января, собираясь двинуться на север к столице Карабаха. Единственной русской воинской частью в этом регионе присутствия был 3-й батальон Троицкого полка под командованием майора Дмитрия Джини, который был расквартирован в летнем дворце Карабахского хана в Султан-Буде. Местные разведчики сообщили майору Джини о персидском вторжении, но он, основываясь на опыте прошлых боев, был убежден, что сможет удержать большую персидскую армию со своими 560 русскими пехотинцами и небольшой группой местной конницы.

13 февраля при приближении персидских войск майор Джини возвел земляное укрепление для своих двух пушек и вокруг них в каре выстроил солдат. Когда начался бой, русские войска оказались неприятно удивлены: вместо обычной кавалерийской атаки последовала бомбардировка артиллерии. Русские пушки открыли про-тивобатарейный огонь, но оказались не в состоянии эффективно противостоять гораздо более многочисленной персидской артиллерии. Примерно через час перестрелки русские пушки были выведены из строя, и русская пехота оказалась под сильным огнем. Майор Джини и три следующих за ним по старшинству офицера были убиты, и командование батальоном принял тяжелораненый капитан Платон Оловяшников. После семи часов боя персы отступили и разместились лагерем вокруг русских позиций. Тем же вечером остатки батальона Троицкого полка - менее ста человек - сдались Аббасу-Мирзе.

Первая проверка боем новой персидской армии прошла с успехом, хотя и довольно незначительным. Однако кампания не завершилась решающей победой, на которую надеялся Фетх-Али-Шах. После Султан-Буды армия Аббаса-Мирзы занялась грабежами и набегами на соседние земли. Когда в этот район прибыли части русской армии, войска Аббаса-Мирзы решили отступить назад за Араке и увезли с собой награбленное. Русские войска закрепились на Араксе и стали ждать возвращения персов.10 октября персидская армия, которая, по данным ряда источников, насчитывала около 20 ООО человек, вновь появилась на берегу Аракса у брода в районе Асландуза. Дорогу им преграждал русский отряд генерала Петра Котляревского, имевший в своем составе около 2000 человек. Русские войска уступали противнику в численности, но были хорошо вооружены, а русские офицеры обладали необходимым опытом, позволявшим им успешно перекрыть дорогу армии Аббаса-Мирзы. В течение следующих девяти дней две армии стояли друг напротив друга на разных берегах, не предпринимая никаких действий.

По прошествии нескольких дней, Котляревский, убедившись, что ситуация все больше заходит в тупик, решил форсировать Араке и атаковать персов, пока те находятся в своем лагере. Русские разведчики обнаружили удобный брод примерно в 15 км к западу от Асландуза, при том что подходы к Асландузу находились вне зоны видимости персидского лагеря. Однако новый главнокомандующий русскими войсками в Грузии генерал Паулуччи запретил эту операцию, отдав категорический приказ Котляревскому оставаться с войсками на северном берегу реки. Все это время Аббас-Мирза, казалось, удобно располагался на выгодных позициях на дружественной территории. 18 октября он даже разрешил британскому офицеру капитану Линдсею, который командовал его артиллерией, вместе с большей частью его офицеров отправиться на охоту на соседние холмы.Каждый вечер Котляревский имел возможность наблюдать, как персидская армия располагается на ночь, не предпринимая ни малейших предосторожностей на случай нападения, и, наконец, генерал не выдержал. 18 октября, вскоре после того как стемнело, он приказал своим солдатам выступить вверх по реке. На первом этапе план Котляревского начал давать сбои, поскольку брод оказался более глубоким, чем представлялось ранее, и одна из русских пушек утонула в Араксе. Уже почти рассвело, когда все войска перебрались через реку. К счастью для Котляревского, персы не только не обнаружили его наступления, но даже не заметили, что русские войска снялись со своей стоянки.