Слухи о покушении на особу царевича

До семьи Нагих тоже в свою очередь доходили какие  то слухи о замыслах и покушениях на особу царевича. Опасались, по-видимому, более всего Битяговских, Миха­ила, его сына Данилу и его племянника Никиту Качалова; не доверяли также главной мамке царевича Василисе Волоховой и ее сыну Осипу. Поэтому мать берегла Ди­митрия и никуда от себя не отпускала. И все-таки не уберегла. 15 мая 1591 года, в субботу, она была с сыном у обедни; а воротясь домой, пока до обеда позволила маль­чику на минуту пойти во двор погулять в сопровождении трех женщин: мамки Волоховой, кормилицы Тучковой и постельницы Колобовой. Что именно затем произошло, в точности определить почти невозможно по крайнему раз­норечию свидетельств. Известно только одно: едва царе­вич успел сойти с лестницы или появиться во дворе, как раздались отчаянные крики сопровождавших его жен­щин.

Прибежала мать и видит, что сын ее с перерезан­ным горлом бьется на руках у кормилицы в предсмерт­ных судорогах. Не помня себя от горести и гнева, царица Марья схватывает полено и начинает бить мамку Волохо- ву по голове, приговаривая, что это ее сын Осип вместе с Данилом Битяговским и Никитой Качаловым умертвили Димитрия. Сама ли она напала на эти имена под влияни­ем уже ранее волновавших ее подозрений или их успела назвать кормилица, нам неизвестно. В то же время, по распоряжению царицы, ударили набат в дворцовой церк­ви Спаса. А некоторые из сбежавшейся ее дворни броса­ются по улицам города, стучат в ворота и кричат гражда­нам: что сидите? Царя у вас более нет! Одними из первых прискакали во дворец с своего подворья братья царицы Михаил и Григорий Нагие. Последний по ее приказу бьет все ту же мамку Волохову.

Но более всех свирепствует пьяный Михаил Нагой, который со слов своей сестры прямо обвиняет сбежавшемуся народу об убиении царе­вича тремя помянутыми злодеями и натравливает народ на кровавое возмездие. Тем временем дьяк Битяговский, услыхав звон и думая, что во дворце пожар, спешит туда же. Дорогой он пытается взойти на колокольню; но вдо­вый поп, обращенный в пономаря, прозванием Огурец, запер колокольню и продолжал звонить. Около дворца происходит жестокая суматоха.

Прибежав сюда, Битягов­ский был встречен рассвирепевшей толпой и бранью Михаила Нагого; он спасается в так наз. Брусяную избу; но толпа, успевшая уже вооружиться топорами, рогати­нами, саблями и т. П., высекает двери избы, вытаскивает Битяговского и убивает его. Сын его Данила с своим товарищем Качаловым спасаются в Дьячную или Разряд­ную избу. Толпа выводит их оттуда и также убивает. Нашли и привели Осипа Волохова. Царица кричит, что он убийца царевича, и его умерщвляют. Некоторые слуги убитых и посадские, пробовавшие за них вступиться, подвергаются избиению. Всего побито двенадцать чело­век; их стащили в городской ров и там бросили.