Сейм в Варшаве

В следующем 1585 году на сейме в Варшаве возбужден был судебный процесс против другого из бра­тьев Зборовских, Кристофа, которого обвиняли в намере­нии поднять против короля бунт, для чего он будто бы вступил в сношения с Запорожьем, с Германским импе­ратором и с Московским царем. Сам Кристоф на суд не явился; несмотря на разные протестации, он был приго­ворен к лишению чести и к изгнанию (инфамия и баниция); Взяв на себя непосильную задачу подавить в Речи Посполитой партийную борьбу и возвысить королевскую власть, Баторий в то же время замышлял вновь направить народ или собственно шляхетское сословие на борьбу с внешним неприятелем и воодушевить его таким широ­ким и славным предприятием, как новая война с Моск­вой, имевшая своей целью уже покорение целого Мос­ковского государства, ибо смерть Ивана Грозного и на­ступившее царствование неспособного Феодора Ивано­вича как бы давали надежду на то, что исполнение подоб­ного предприятия не представит неодолимых препят­ствий. А по завоевании Восточной Руси он задумывал в соединении с другими христианскими государями уда­рить на грозную Оттоманскую державу.


Смерть застигла Стефана Батория, как известно, по­среди этих химерических замыслов и приготовлений к новой войне. Он умер в Гродне 12 ноября 1586 года, имея только пятьдесят три года от роду, после непродол­жительной болезни, что подало повод к слухам об отра­ве, в которой обвиняли одного из двух его врачей  итальянцев. При наставшем безкоролевье тотчас вступили во вза­имную борьбу те же две главные партии, которые резко обозначились в предыдущие годы; во главе первой стоял гетман и канцлер Ян Замойский; во главе второй  братья Зборовские, а именно: Ян, каштелян Гнезненский, и Андрей, маршал надворный. На Варшавском сейме конвокацийном в феврале 1587 года сторона Зборовского взяла верх благодаря отчасти тому, что к ней пристал архиепископ Гнезненский, или примас, престарелый Кар- нковский высшая власть во время безкоролевья. Анд­рей Зборовский как надворный маршал руководил обря­дами на этом сейме.

В сенате главной опорой сей партии был Гурка, воевода Познанский, а в посольской избе  красноречивый референдарий Чарнковский (отличавший­ся на Люблинском сейме 1569 года); последний, хотя уже слепой, громил своими речами Замойского, и требова­лось назначить над ним суд за несправедливые наказания двух братьев Зборовских. Но гетман воспользовался на­ходившимися в его распоряжении военными силами Речи Посполитой и занял грозное положение по отношению к своим противникам. Партия Зборовских, еще прежде имевшая связи с Австрийским двором, выставила канди­датом на польский престол одного из австрийских.эрц­герцогов. Этого кандидата поддерживал и папский легат архиепископ Аннибал Капуанский. А партия Замойского, подчиняясь желанию вдовой королевы Анны Ягеллонки, стала за ее племянника шведского королевича Сигизмун­да (сын короля Иоанна Вазы и Екатерины Ягеллонки).