Русское дело

Доселе русское дело в Сибири шло вообще хорошо, и удача сопровождала почти все предприятия Ермака. Но  как это обыкновенно бывает в жизни и отдельных исто­рических лиц, и целых народов  счастье, наконец, стало изменять; наступили невзгоды, и дела приняли дурной оборот. Продолжительная удача ослабляет постоянную напряженную предосторожность и порождает беспеч­ность, а сия последняя в свою очередь ведет за собой бедственные неожиданности. Так было и в Сибири с ее первыми завоевателями. Один из местных князьков-данников, которому лето­писи дают звание Карачи. Бывшего ханского совет­ника, задумал измену и прислал к Ермаку своих послов с просьбой оборонить его от ногаев (вероятно, Кучумовых союзников). Послы шертвовали. Присягнули в том, что не мыслят никакого зла против русских.

Ермак и другие атаманы поверили их клятве. Иван Кольцо и с ним сорок казаков отправились в городок Карачи, были ласко­во приняты, и потом  вероятно, во время сна, отдыха или пирушки  вероломно все умерщвлены. Весть о их гибели была тяжким ударом для русской дружины. Для отмщения за них послан был отряд с атаманом Яковом Михайловым; но и этот отряд (вероятно, попав в засаду) был также истреблен вместе со своим атаманом. После того окрестные инородцы легко склонились на увещания Карачи и подняли восстание против русских. С большой толпой татар и остяков он пришел под самый город Сибирь и осадил его. Весьма возможно, что он находился в тайных сношениях с своим бывшим ханом Кучумом и следовал его внушениям. Русская дружина, ослабленная помянутыми потерями, принуждена была запереться в городе и выдерживать осаду. Последняя затянулась, и русские начали уже испытывать сильный недостаток в съестных припасах: карача надеялся выморить их голо­дом. Но отчаяние придает силы и решимости. В одну июньскую ночь казаки разделились на две части: одна осталась с Ермаком стеречь город, а другая с атаманом Матвеем Мещеряком незаметно вышла в поле и прокра­лась к стану самого Карачи, отдельно стоявшему за не­сколько верст от города.

Тут много неприятелей было избито, в том числе и два сына Карачи  а сам он едва успел спастись бегством. На рассвете, когда в главном стане осаждавших узнали о вылазке казаков, толпы не­приятелей поспешили на помощь Карачи и окружили малочисленную дружину казаков. Но последние огороди­лись карачинским обозом и встретили врагов ружейным огнем. Наконец дикари не выдержали и рассеялись. Го­род освободился от осады, а вместе с тем окрестные племена снова признали себя нашими данниками и снаб­дили русских съестными припасами. После того Ермак предпринял удачный поход вверх по Иртышу для утверж­дения русского владычества в той стороне и, может быть, для поиска за Кучумом, который, как мы сказали, едва ли был чужд помянутому восстанию Карачи. Но изворотли­вый, неутомимый Кучум был неуловим в своих Ишимс- ких степях и строил новые козни на погибель русским.