Русские воеводы принялись за Кучума

Тобольск явился неподалеку от прежнего средоточия Сибирского царства. От города Сибири. Такое сосед­ство сильно стеснило татарского князя Сейдяка Бекбула- товича. Он попытался на открытую борьбу с русскими; собрал сколько мог войска и приступил к Тобольску. Но выстрелами из пищалей и пушек русские отразили при­ступы татар, а потом сделали вылазку и окончательно их разбили; причем сам Сейдяк был ранен и взят в плен. Этот бой замечателен еще тем, что в нем пал Матвей Мещеряк, последний из пяти известных атаманов. По другому известию, с Сейдяком покончили иным спосо­бом. Будто бы с одним киргиз-кайсацким царевичем и карачою, бывшим Кучумовым вельможею, теперь пере­шедшим на сторону Сейдяка, сей последний задумал за­хватить Тобольск хитростью; для чего пришел с 500 чело­век и расположился на лугу подле города, под предлогом охоты.

Догадываясь о его замысле, Чулков притворился его приятелем и пригласил его в гости, а также для переговоров о мире. Сейдяк с царевичем и карачою во­шел в город в сопровождении сотни своих татар, кото­рых, однако, русские при въезде в город обезоружили. Во время пиршества, когда воевода пригласил своих гос­тей выпить за здоровье государя, те будто бы стали пить и поперхнулись. Тогда воевода объявил, что у них на уме недобрый замысел, и велел их схватить. После чего они были отправлены в Москву, в 1588 году. (Полагают, что упомянутый здесь киргизский салтан, или царевич, был не кто иной, как Ураз-Мухамед, который потом, в цар­ствование Бориса Годунова, посажен ханом в Касимове.) После того стольный татарский город Сибирь был остав­лен татарами и мало-помалу запустел.


Покончив с Сейдяком, русские воеводы принялись за Кучума, который оставался еще на свободе, кочевал в барабинской степи и оттуда продолжал своими нападени­ями тревожить русских, упорно не признавая их влады­чества в своем бывшем ханстве. Он получал помощь от соседних ногаев, с князьями которых находился в близ­ком свойстве, женив некоторых своих сыновей на их дочерях и выдав за них собственных дочерей. К нему же примкнула теперь и часть мурз осиротелого Тайбугина улуса. Летом 1591 года воевода князь Масальский ходил в Ишимскую степь близ озера Чили-Кула, разбил Кучумо- вых татар и взял в плен его сына Абдул-Хаира.

Но сам Кучум спасся и потом продолжал свои разбойничьи набе­ги. Чтобы обезопасить с этой стороны русские владения и стеснить движения Кучума, в 1594 году князь Андрей Елецкий с сильным отрядом двинулся вверх по Иртышу и близ впадения в него реки Тары заложил городок, на­званный именем этой реки. Новый город очутился почти в центре той плодородной и хорошо орошенной степи, по которой кочевала орда Кучума, угрозами и насилием со­бирая ясак с татарских волостей, расположенных по Ир­тышу и уже присягнувших на русское подданство. Город Тара действительно оказал большую пользу в борьбе с ним. Отсюда русские неоднократно предпринимали про­тив него поиски в степи; били его татар, разоряли его улусы, перехватывали шедших к нему гонцов и торгов­цев, ногайских и бухарских, вступали в сношения с его мурзами, которых подарками и обещаниями льгот пере­манивали в наше подданство. При сем воеводы не раз посылали к нему с увещаниями, чтобы он прекратил свое сопротивление и покорился русскому государю, обнаде­живая его царскими милостями.