Русские осадные позиции в битве за Казань

В совет старших русских командиров входил и Шах-Али, который был родственником нового казанского хана Ядыгара. Али отправил Ядыгару и другим татарским мурзам, находившимся в городе, предложение сложить оружие. Ответ казанцев был дерзким и заканчивался словами: «Не в первый раз увидим Москвитян под стенами; не в первый раз побегут назад восвояси, и будем смеяться над ними! Если уж собрались вы навестить нас -пожалуйста. Все готово: ждем вас на пир!».

Уверенность защитников в успехе своего дела, даже с учетом того, что им противостояла огромная русская армия, имела все же под собой ряд оснований. Как справедливо отмечал Ядыгар, русские не раз приходили прежде и каждый раз были вынуждены с позором отступать. Даже теперь, в конце августа, из-за летних дождей берега Волги раскисли, сильно затруднив движение. К тому же у царя оставалось совсем немного времени - скоро сильные осенние ливни сделают осаду невозможной для любого количества войск А с началом зимы, когда реку покроет лед, у осаждающих возникнут серьезные проблемы со снабжением. В Казани находилось 30 ООО казанских воинов и 2500 ногайских. В городе были большие запасы продовольствия и боеприпасов, а также имелись источники питьевой воды. Недалеко от города находились значительные силы легкой кавалерии, которая могла предпринять налеты на осаждающих и успешно действовать на русских коммуникациях, затрудняя снабжение армии.

Стены самого города успешно выдерживали осады и прежде. Вопрос заключался в том, смогут ли они устоять под огнем пушек, которые привезли русские. Осаждающие также доставили и большое количество пороха, который инженеры Ивана IV могли использовать для закладки зарядов под стены. Эти мины представляли серьезную угрозу для защитников Казани. Неизвестно точно, сколько пушек могли выставить обороняющиеся, но скорее всего их было немного, и они не могли дать адекватный ответ русской артиллерии. Всего через несколько дней после начала осады пушки Казани уже не представляли для русских войск серьезной опасности.


Русская армия разместилась в нескольких лагерях. Первый располагался так, чтобы защитить основные позиции от атаки извне, со стороны Арска. Второй находился на берегу реки Казанки, третий - позади этих войск. Шах-Али и его касимовские татары стояли за рекой Буланкой. Перед началом основных боевых действий в русском лагере была проведена торжественная церемония: перед построившимися войсками Ивана IV вынесли священную хоругвь, с которой почти за 200 лет до этого князь Дмитрий Донской сражался на Куликовом поле и разбил войско Мамая, правителя Золотой орды. Все русское войско опустилось на колени, чтобы помолиться перед этой святыней. Иван IV провозгласил: «Господь всемогущий! О Твоем имени движемся на неверных! ».


Первый штурм Казани и первая ночь осады под стенами города едва не лишили русские войска мужества. Осаждающие выдвинулись к главным воротам, впереди шли вооруженные пищалями стрельцы. В городе стояла полная тишина, на стенах не было никаких признаков часовых. Кое-кто из русских командиров оптимистично предположил, что гарнизон и большинство жителей города, должно быть, предыдущей ночью тайно оставили Казань.Когда же русские войска пересекли ров и приблизились к стенам, внутри города раздались громкий шум и крики. Русский историк Карамзин так описывает произошедшее: «Вдруг раздался шум и крик: заскрипели, отворились ворота, и 15 ООО татар, конных и пеших, устремились из города на стрельцов: расстроили, сломили их. Юные князья Шемякин и Троекуров удержали бегущих: они сомкнулись. Подоспело несколько Детей Боярских. Началась жестокая сеча. Россияне, не имея конницы, стояли грудью; победили и гнали неприятеля до самых стен, несмотря на сильную пальбу из города; взяли пленников и медленно отступили в виду всех наших полков, которые, спокойно идучи к назначенным для них местам, любовались издали сим первым славным делом».

После успешной ликвидации этой вылазки противника, русским войскам пришлось ночью пережить сильную бурю - со шквальным ветром и ливнем, - которая вырвала шатры и потопила баржи с припасами на Волге. Не устоял даже царский шатер. Создавалось впечатление, что, так же как и прежде, плохие погодные условия заставят русскую армию отступить. В этот критический момент Иван IV в очередной раз убедился, насколько правильным было его решение построить крепость Свияжск. Царь приказал армии оставаться на своих позициях и распорядился подвезти для воинов теплую одежду, а также восполнить потери в снаряжении и припасах. Теперь стало абсолютно ясно, что царь полон решимости довести осаду до конца и не отступать ни при каких обстоятельствах.