Религиозное чувство русского народа

Все иностранные свидетельства того времени соглас­но отдают справедливость глубокому религиозному чув­ству русского народа и его горячей привязанности к своей Православной церкви, которую он считал самой лучшей из всех и самой искренней. Но привязанность эта выражалась чисто внешним образом: преимуществен­но почитанием икон, строгим соблюдением всех постов и постных дней, неукоснительным посещением церковной службы, терпеливым долгим стоянием на ней, усердными земными поклонами и крестными знамениями, возжига­нием свеч . Проходя или проезжая мимо храма, каждый русский считал обязанностью остановиться, об­нажить голову и помолиться. Не только во всех комнатах дома, но даже на площадях, на городских воротах и на больших дорогах ставились кресты и иконы, перед кото­рыми прохожие также крестились и совершали поклоны. Богатые люди обыкновенно устраивали у себя образную. Особую моленную комнату, стены которой увешаны были распятиями и иконами, в золотых и серебряных окладах с драгоценными камнями; перед ними теплились лампады и восковые свечи.

Придя в чужой дом, русский человек прежде всего искал глазами иконы, молился им, а потом уже обращался с приветствием к хозяину. Моли­лись, не только встав с постели или отходя ко сну, перед пищей и после нее; но и всякое дело, всякую работу начинали крестным знамением; а перед более важным предприятием призывали священника, чтобы отслужить молебен. Молились обыкновенно, перебирая в своих ру­ках четки, которые всегда имели при себе. Особым по­клонением пользовались некоторые иконы, почитавшие­ся чудотворными. Точно так же чтились мощи святых, и для поклонения им предпринимались далекие странство­вания. Что же касается самого учения Церкви, ее догма­тов, внутреннего смысла церковных обрядов, в этом от­ношении царило невежество не только в народной массе, но и между самими ее пастырями, по их малограмотнос­ти и неумению отличать существенное от w неважного, догмы от обряда, подлинных книг св.

Писания от подлож­ных сочинений . Невежество пастырей и паствы, естественно, способ­ствовало распространению множества всякого рода суе­верий. При недостатке истинного благочестия и самое развитие обрядовой стороны, под влиянием этих суеве­рий, доходило до уродливых, противоцерковных явлений и обычаев. Яркую картину таких суеверных обычаев и неблагочестия вообще рисуют перед нами записи извест­ного Стоглавого собора, свидетеля наиболее достоверно­го и до некоторой степени беспристрастного. При всей религиозности своей молящиеся всегда со­блюдали порядок и тишину при богослужении; чему по­давали пример сами священники и причетчики, которые иногда отправляли службу пьяные, беспорядочно не по чину одетые, бранились, сквернословили и даже дрались между собой.