Реформы российской армии в XVIII столетии

XVIII столетие отмечено разительными переменами в стратегии и тактике ведения войны, причем успехи разных стран в этой области существенно различались. Русские и османские вооруженные силы были примерно одинаковыми - по крайней мере согласно официальным документам, но развивались они в разных направлениях. В русской армии были проведены широкомасштабные реформы, она была полностью реорганизована и быстро накапливала боевой опыт, в то время как боеспособность турецких войск постоянно снижалась из-за коррумпированной системы снабжения и комплектования. Кроме того, османская армия не принимала участия в серьезных военных операциях уже более 20 лет. Ситуация с флотами в обоих государствах была аналогичной.

Состояние финансов Османской империи стало улучшаться после прекращения войны с Персией в 1746 году, однако турецкие армия и флот сильно отставали в своем развитии от вооруженных сил стран Европы. Это происходило в основном из-за того, что система, осуществлявшая формирование армии, была инертной и коррумпированной, на откуп ей фактически оказалась отдана одна из наиболее важных функций государства.В отчетах Ахмеда-Резми-эфенди, советника султана, были четко обозначены отрицательные аспекты османской военной системы. В письмах Ахмеда-Резми сообщалось, что армия окружена толпой паразитов - от коррумпированных торговцев, поставлявших коннице нестандартных лошадей, до высокопоставленных местных чиновников, ловчивших, выгадывая на закупках и снабжении войск. Учитывая все эти проблемы, оставалось только удивляться, что Османская империя вообще смогла сформировать и содержать многочисленные вооруженных силы.

В отличие от османов, у России была намного более эффективная система комплектования войск - так называемые «рекрутские наборы», посредством которых в армию набиралось определенное количество солдат из каждых 100 мужчин. В мирное время это значение составляло примерно от одного до двух человек, но в зависимости от обстоятельств оно могло быть увеличено до трех или даже до пяти. Такая система гарантировала постоянный приток новобранцев. В то же время существовали и серьезные проблемы в финансировании военных действий: в 1768— 1774 годы вооруженные силы поглощали более 80 % государственных доходов.Обе стороны большое внимание уделяли использованию легкой кавалерии, поскольку и для Российской, и для Османской империй было характерно наличие больших открытых пространств, на которых преимущественно и проводились военные действия. Казаки в русской армии и татары в турецкой составляли основу этого рода войск. На протяжении сотен лет турецкая армия могла гордиться своей великолепной дисциплинированной пехотой - янычарами, однако к 1768 году положение дел уже изменилось. Русская пехота доказала свое превосходство, что в значительной степени было обусловлено тщательно разработанными методами ведения боя, а также передвижениями в каре, позволявшими в полной мере использовать огневую мощь пехоты, а также сохранять плотный строй даже в случае атаки крупных сил легкой кавалерии.

Например, в 1771 году генерал-май-ор Браун, командуя отрядом русских войск, вторгшихся в Крым, выступил из города Гозлев во главе 2500 человек. Татарская легкая кавалерия немедленно атаковала этот отряд, как только он вышел на открытую местность. Татары превосходили русских во много раз -возможно, в течение пяти дней их численность достигала 60 ООО человек. Однако Браун построил своих солдат в каре, и они успешно отбили все атаки во время боев, проходивших в этот период. В это трудно поверить, но ни один русский солдат не был убит, и что еще удивительней, из 800 пленных татар, находившихся внутри каре, также никто не погиб.


Главная проблема турецкой армии состояла в слабой дисциплине. Также не хватало офицеров, которые умели координировать действия различных родов 'войск - тяжелой кавалерии, пехоты, легкой кавалерии, артиллерии, поэтому туркам было трудно конкурировать с русской армией, основу тактической системы которой составляла пехота, сражавшаяся в плотном строе. Наблюдатели, посещавшие Оттоманскую империю,отмечали, что даже янычары сражались «как самодеятельные застрельщики в плохо управляемой массе, проигрывая в огневой мощи и тактике своим противникам». Офицерские училища, являвшиеся нормой для европейских государств, совершенно не вписывались в рамки существовавшей в Оттоманской империи административной системы.Во время Семилетней войны 1756-1763 годов русская пехота успешно противостояла атакам таких опытных войск, как прусская армия Фридриха Великого. При Цорндорфе, например, русская пехота выстояла под огнем прусской артиллерии, отразила кавалерийские атаки и удары пехоты, а затем отступила в полном порядке. Учитывая подобный высокий уровень подготовки русской пехоты, становится понятно, как двигавшийся через Крым Браун смог отбить все атаки татарской легкой кавалерии.

Русская армия на горьком опыте училась вести военные действия на своих южных границах. Кампании Миниха 11 во время русско-турецкой войны 1736- 1739 годов показали, что войска могут  успешно производить маневры, выстроившись в каре, и при Кагуле русская армия сражалась в небольших и более мобильных каре. Историк Брюс Меннинг описал пример этой тактики, используемой Румянцевым, который вел в бой свои пехотные дивизии, «выстроенные в отдельные, осуществлявшие взаимную поддержку, формирования. Наступление начиналось с атаки одного или нескольких каре, наносящих сокрушительный лобовой удар, в то время как фланговые каре заходили противнику в тыл».Осуществление таких тактических маневров на поле боя определялось стратегической мобильностью. Дисциплина позволяла войскам двигаться в оборонительных построениях, прикрывая свои обозы в пределах групп колонн или каре. Русская армия все еще использовала длинные, тяжелые обозы, но командующие относились к ним по-разному. В 1769 году Голицын из-за сложностей со снабжением не смог провести должным образом наступление на Хотин, но в 1769-1770 годах Румянцев сумел организовать стремительное наступление, несмотря на трудности с обеспечением войск всем необходимым.