Реформы Аббаса-Мирзы в персидской армии

Самое существенное различие между персидской и русской армиями было совершенно очевидным - это их размеры. В начале кампании персы могли выставить около 50 ООО человек, и в большей части сражений этой войны они превосходили по численности своих русских противников по меньшей мере в соотношении пять к одному, а нередко и еще большем.Однако персидская армия чрезвычайно устарела. Во время большей части конфликта она практически ничем не отличалась - с точки зрения организации, вооружения и тактики -от персидской армии начала XVII века. Если не считать несколько тысяч личных телохранителей шаха, постоянной армии не существовало, как и централизованной системы комплектования вооруженных сил. Предполагалось, что каждый правитель провинции, получив приказ шаха, выставит определенное количество солдат, подобно тому, как комплектовались армии в феодальной Европе. Обычно солдаты жалования не получали и должным образом не содержались, в связи с чем они практически полностью обеспечивали себя за счет грабежа.

О пехоте в персидской армии заботились плохо. Предполагалось, что каждый солдат придет с собственным снаряжением и оружием. Какой-либо военной формы не существовало. В результате вооружение персидской пехоты оказалось чрезвычайно разнообразным. Большая часть пехотинцев имела огнестрельное оружие, хотя обычно это были тяжелые и неточные фитильные ружья, изготовленные по технологиям XVI века и настолько плохо сбалансированные, что для прицельной стрельбы приходилось использовать специальные подпорки. Пехота вообще не была традиционным родом войск персидской армии и обычно составляла менее 10 % от ее общей численности.

Персидская конница имела намного более высокую репутацию, чем пехота, и вообще была гораздо эффективнее. Персидские кавалеристы бьии хорошими наездниками и опытными воинами. Вооружение всадника обычно составляли сабля, копье и по крайней мере один пистолет. Персидские кавалеристы были лучше приспособлены к действиям на пересеченной местности, чем русская конница, и поэтому в гораздо большей степени подходили для проведения операций на Кавказе.Общепринятая тактика персидской конницы хорошо соответствовала тактическим потребностям войны с Россией.Конные отряды имели опыт действий в глубине вражеской территории и совершения набегов на населенные пункты. Военные цели подвергались атаке лишь в том случае, если они значительно уступали персам в численности и были отрезаны от основных сил.

Структура персидской армии кардинальным образом изменилась в период между 1807 и 1812 годами, когда европейские советники предприняли попытку реорганизовать ее по западным стандартам. Сформированные в ходе преобразований пехотные полки западного типа были известны как сабраз, и к 1812 году в них служило более 13 ООО человек. Хотя они обучались на основе западной системы боевой подготовки и тактики, эти подразделения часто оказывались далеки от европейских стандартов. По крайней мере, у персидского государства просто не было денег, чтобы выплачивать солдатам нормальное жалование, и, таким образом, армия все еще обеспечивала себя за счет грабежей.Реформы также не коснулись и еще одного важнейшего недостатка персидской армии - бессистемной организации полевых лагерных стоянок. Солдаты возводили лагерь, по сути, наугад, рассеиваясь по большим площадям и лишая себя возможности быстро собраться в случае необходимости. Кроме того, поскольку персы не сражались ночью, они не предпринимали попыток укрепить свои стоянки и даже выставить часовых. Этот недостаток персидской армии русские несколько раз использовали в своих интересах.